ЛитМир - Электронная Библиотека

«А почему б и не довериться, детка? Только потому что он преступник? Хм, а кто же тогда ты? Белоснежка?»

Просканировав последнюю мысль Тени, словно считав данные компьютера, Майро беззлобно усмехнулся:

— Ну, это вы загнули, мисс. Вы точно не Белоснежка, но и не преступница.

— Ммм, да? — зевнула Мэри, — А кто ж я, интересно? Не подскажешь?

Далее в голосе Бена почувствовалась неприязнь к «маскам».

— Вы?

— Я…

— Заблудшая душа, неспособная сориентироваться в этом мире. Из-за накопившихся комплексов, естественно, из-за постыдной зависимости, камней и прочего мусора. Тут играют роль и наследственные нюансы…

— Ммм…

Девушке не понравилось заключение гипнолога, и она еще раз прижала ладонь вертикальной подставкой сапога.

— Хватит… — Майро не закричал, а попросил о прекращении пыток в обмен за информацию.

— Я тебя слушаю внимательно!

— Прошу, отпустите меня после этого. Если так будет угодно, я сверну лавочку.

— Заманчивое предложение… — Призрачная Тень убрала каблук.

— В общем, передай своему партнеру, с которым спишь, вернее, с которым недавно спала…

За дерзостное выражение негодяй расплатился рассеченной губой, еще разок вскрикнул и продолжил.

— Передай ему, что другая девочка, та, что постарше коричневолосой Кристен, имя и фамилия Джоанна Филдс, кажется, находится в смертельной опасности. Я не уверен, что она все еще жива, но, зная его медлительность, думаю, он пока не усп… А-а-а-а-а-а-а-а!

Теперь уже не одна ладонь, а целых две оказались под каблуками.

Не церемонясь, Призрачная Тень схватила гипнолога за галстук и загрозила пальчиком.

— Хорошо разбираясь в приемах самообороны, в технике ударов, в болевых точках, отмечу, что подобных вам мужчин способна удушить любая школьница.

— Или маньячка? — не унялся Майро.

— Зачем так грубо?

— Как грубо? А-а-а-а-а-а-а-а! Я все понял…

— Вот так…

— Миссис Филдс сейчас, предположительно, находится с ребенком. Она вообще редко когда от него отходит, все свое время уделяет ему. После горькой утраты материнские чувства обострились. Ну, неважно…

— Говори уже!

— Бык. Это его прозвище. Настоящее имя знают немногие, я — один из таких счастливцев. Стефан Ричер — специалист в области сминусования, бывший морской котик.

— Оу, парень с яйцами? Что собой представляет?

— Боже, какие там яйца? Уверяю, ничего интересного… На три года старше меня, но непутев, просто ужас! Во всем зависим от моих советов. Я должен ему постоянно говорить, что нужно предпринимать: заплати копам за бездействие, заплати за действие, реши это, сходи туда-то. Словом меркантильный идиот!

— И ты послал своего щеночка убить эту Филдс?

— Да. И заплатил прилично! Столько, что душа любого святого вмиг почернеет от алчности. Так что, не сомневайся — задержишься в моей резиденции дольше, чем нужно — еще одна одинокая баба воссоединиться с родными, и будет ей очень-очень хорошо там, в ватных облаках… — Гипнотизер улыбнулся, — Бык, безусловно, тупица из тупиц, но свое дело знает…

— Где его можно найти? Он уже в доме Филдс? Отвечай!

— Ай! Только не делай больно, я скажу.

— Жду…

— Ричер, как правило, не работает в одиночку, и каждое убийство совершает в компании корешей. Их адрес записан у меня на бумажке…

Эсайберс-стрит на треть состоит из пустырей и разновидных заброшек. Совершенно незастроенный, запущенный лабиринт пустырей, на который власти давно уже забили. Основная причина — невыгодность. Это не лучшей экологичности место, не представляющее никакой исторической ценности, и вовсе, двадцать лет назад, являлось густым лесом. Из-за непрезентабельности окрайного района скопилась и мелкая преступность.

— Так, парни — бывший вор, ныне киллер по погонялу Кран, оснащал пистолеты глушителями, занимался подготовкой к убийству Филдс, — Мы идем вместе не потому, что эта баба может оказаться опасной.

— Тогда в чем дело? — спросил давнишний приятель Крана худосочный — Плут, — Зачем на вдовенку столько огня?

— А в том — киллер чувствовал, что устает возиться с глушаками, — Вероятно, вдова понимает, ей конец, но жутко настырная, она решила все-таки немного подстраховаться, а если говорить напрямую, чуть оттянуть драматическую развязку, чуть оттянуть смерть…

Тем временем «маски» уже подходили к бандитскому гнезду.

— То есть, ты допускаешь, что ее могут стеречь копы?

— Не допускаю — сказал Кран, отличавшийся от подельников крайней предосторожностью и при подготовке к преступлению всегда руководствовавшийся принципом «береженого бог бережет», — А, скорее всего, так и есть, ведь даже самая тупая баба, прожившая с мужиком несколько лет, поймет, что без него, без мужика своего, она никто. А копы, бывает, попадаются очень даже надежные. И согреют, и утешат…

— Вполне возможно, что ты прав — Плут, как и остальные отморозки, услышал дверной стук, затем повернулся к Крану.

— Что смотришь? — тот резко помрачнел, — Открывай. Это, скорее всего, Шульц тащит свою задницу. Ну, что смотришь, веточка? Иди…

Прошло еще мгновение и бандиты услышали панический крик худосочного. Они тут же схватились за оружие. Из тени комнатной арки вышел Спаун, видимо, надовавший Плуту по самое не горюй.

— Ах ты, сука! — грубанул Кран, и приказал ребятам, — Стреляйте!

Но у преступников ничегошеньки не вышло: пули пробили не костюм демона-защитника, а их незащищенные от свинца органы движения, в особенности ноги…

Призрачная Тень ввалилась к «братве» через разбитое в ходе перестрелки окно. Удачно приземлившись, она наставила оружие на Крана и громко посоветовала не шевелиться.

Затем повернулась к Спауну:

— Не бойся, милый, эти птахи у меня под контролем… — выстрелила Крану в ногу. Еще раз, — Тебе лучше начать говорить, а не то… Никто не вызовет врача. Мы, знай, подождать можем, а вот ты… — и посмотрела на кровоточащую рану, — Не уверена…

— Хорошо. Все скажу… — преступник сдался, так как поверил этой штучке на слово: еще чуть-чуть и будет поздно созваниваться с медиками.

— Валяй! — посуровела распрекраснейшая Тень.

Кран говорил тихо, не спеша, но внятно:

— Мы договорились, что если я с ребятами не выполню задание, он будет действовать самостоятельно. Я б позвонил ему и помог бы вам, но мешает нюансик…

— Что?

— Он специально не взял телефон. Видимо, предчувствовал…

— Ммм… — Тень полезла за помадой в один из раздельчиков латексного костюма, — А морские котики могут что-то предчувствовать?

Тут послышался «темный» голос Спауна, который прервал затянувшийся диалог бандита и мстительницы.

— Вызови ему врача. Иначе истечет…

Мэри повернулась к возлюбленному и, испытывая легкий дискомфорт от разногласий, отважилась на прямой вопрос:

— Я никак не могу понять, тебе их всех жалко, что ли?

— Представь, что нет — возлюбленный говорил все с той же «темнотой».

Тень сильней завозмущалась:

— Тем более! Каков смысл заступаться, если даже жалости не испытываешь? Понимала б еще, если бы испытывал, но так, это ж абсурд…

— Смысл прост! — Спаун кинул деве в руки подобие телефона — устройство, с которого можно было совершать звонки, — Если б я всех убивал, я бы от них не отличался. Учитывая, что я, как и враги мои, нахожусь вне закона. А быть преступником и не считать себя таковым — хуже вдвойне!

— Попытаюсь понять, но, боюсь, не смогу. Не моего ума все эти тонкости. Сторонний зритель я, скорее, нежели напарник полноценный, раз во всем прав ты, ты все и решаешь…

— Не начинай!

— Ммм, ну, ладно… — девушка вышла на улицу, но перед этим сказала ему, что «не намерена помогать сволочам».

60
{"b":"229013","o":1}