ЛитМир - Электронная Библиотека

Засуетившись, Тень выскочила на проезжую часть. Ей что-то померещилось. Убедившись, что все тихо, она вернулась назад, на пустырь, где продолжила смотреть в спаунский бинокль, наблюдая за окнами и подъездами близлежащих домов.

«Хм, и почему мне эта затея кажется глупой? — она была в невосторге от условностей миссии, — Может, кто-то скажет?»

Спаун приятно удивил заявлением:

— У меня есть то, что поможет в поисках убийцы — и вытащил из пояса странноформенный гаджет, чем-то схожий с картридером.

Тень повернулась к напарнику.

— Что это?

Спаун отчитался:

— С помощью высоко-диопазонного устройства я смогу достаточно отчетливо слышать все разговоры на расстоянии в несколько миль.

— Забавно… — Мэри зевнула, — И много у тебя таких игрушек?

— Достаточно…

На проверку кварталов ушло больше часа. Спаун мог слышать все: узнавать секреты шепчущихся, внедряться в чужую личную жизнь, но делать этого он не стал. Напротив, очень правильный и практически святой борец за справедливость старался не вдумываться в то, что слышит, чтобы быть честным, чтобы не воровать секреты.

«Я не имею никакого права подслушивать то, что меня не касается».

В течение часа демон услышал несколько громких звуков:

первый — авария, звук «поцелуя» двух машин,

второй — лай скопившихся дворняг,

третий — «мыльная опера» парня и девушки.

Потом минут сорок не доносилось никаких знаменательных звуков, а вот четвертый услышанный шум смутил ночного стража — угрозы убийства и крик в связи с угрозой.

«Стоит проверить».

Квартира, откуда доносился ор, находилась совсем рядом с Эдисон. Спауну и Тени понадобилось всего семь минут, чтобы добежать до туда…

Испачкавшись гримом, Билл Бэйлондс съехал с катушек после смерти Роксаны (которую считал Джульеттой) и теперь истреблял пары. Часом ранее разделавшись с Кроули, сейчас он гостил у Джефферсонов, имея на руках список живущих вблизи от Эдисон молодоженных пар, т. е., список жертв.

Всю молодость Билли посвятил двум вещам — ухаживанию за привлекательными девушками, последней из которых была мисс Стенберг, и литературе эпохи Возрождения. Любимый автор — Уильям Шекспир.

Он часто сравнивал себя с персонажами величайшего драматурга, как бы временно уходя от реальности, а со смертью Роксаны так и вовсе потерял грань между правдой и пьесой. И сейчас Билли, Билли Ромео, мстит! Но месть эта, скорее, человечеству, чем кому-то конкретному. Это месть любви, месть верности!

— Когда-то мир был прост. Натуральное хозяйство, примитивный бартер: добыть еду, сделать орудия труда, обменять внутри селения. Наохотить зверя, одеться в шкуры — Ромео ходил перед связанными Джефферсонами, «изливал», чтобы запугать, — Сейчас все иначе, посмотрите на сотни названий профессий, по которым работают люди, и все зачем? Чтобы есть и одеваться. Я всегда считал, что лучше сразу быть кем-то, кто производит смерть. Смерть — лучший продукт, и лишь ослепшие мозгом не понимают этого. Мир упорно доказывал мне, что надо быть непонятно кем, кто получает деньги, пока другие работают, что ради существования надо иметь хотя бы парочку…

— Босс! — послышалось из коридора.

— Да? Что? — отвлекся Билли.

— Кто-то стучится…

— Открой. Не бойся. Из длинного списка творцов я выбрал именно его, подспудно понимая, что прав тот, кто написал о горе!

Спустя пять часов.

Психиатрическая клиника Антнидас. Отделение для страдающих шизофрений.

Билла швырнули в одиночную камеру. Но не позаботились о том, чтобы пациент более-менее хорошо себя чувствовал, не смыли грим, да и тумаков отвесили…

Парню оставалось дожидаться суда, но надеяться на скорейшую свободу не придется. Десять трупов — слишком много для шанса выйти.

Оставшись наедине с Джульеттой, которая теперь всего лишь душа, отделившаяся от тела на железнодорожной станции. Всего лишь душа без плоти…

Как только на лице Рокси выступили слезы, «Ромео» закричал.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Потому что в тот момент Рокси уже не стало. Колесные пары молниеносно отрезали голову и нижние части ног… всего лишь греза, пускай и самая светлая из тех, что приставуче лезут в голову, Ромео испытывал, пусть и ложное, но счастье. А стоило ему хоть на секунду вернуться в реальность, как возвращался страх вперемешку с желанием оборвать эту жизнь…

— Спаун был прав! — своим отчаянным криком Бэйлондс привлек внимание таких же беспокойных «сокамерников», — Добро сильнее того, чем я стал…

— Оно сильнее зла! И так Шекспир считал!

Фредди Кригер вывел одного неподчинившегося полицейским задержанного, чтобы вправить мозги. Фернока в отделе не было, других годных для такой работы копов — тоже. Вот прокурор и решил взять дело в свои руки, благо, Пэксвелл все еще доверял ему, как и тот же Фрост.

— Что вы со мной делаете? — раскричался пакостник, устроивший в магазине одежды прилюдную драку, за что получил нагоняй от легавых, патрулирующих район.

— Буду зачитывать тебе твои права! — Фредди был неистов, — Ты будешь слушать, а если нет, то сильно пожалеешь — и достал пистолет.

— Вы? — забоялся нарушитель спокойствия, — Вы будете в меня стрелять, господин обвинитель?

— Это травматический, клоун! — крикнул Фредди, — Но и он может сделать больно!

— Ты обещаешь, что будешь молчать или я выстрелю?

Преступник, хоть и боялся, но ничего не ответил.

— Сам напросился — как только прокурор навел ствол, появился Спаун и встал между ними, тем самым защитив нарушителя.

— Ты готов поступиться принципами? — спросил он у Фредди.

— Нет. Просто меня все уже достало! — разорался прокурор, — Эта работа и то, что происходит… Мы еще не арестовали Джерси и не знаем, когда арестуем, а пока все так, как есть, мы…

— Ты ведь символ надежды! — демон-защитник посчитал, что сейчас самое время донести до господина Кригера главенствующую мысль, он эту мысль примет и поймет, — Так веруй в добро! Твоя борьба с организованной преступностью — первый луч света для Мракана за долгие годы! Если бы кто-то увидел это, все было бы кончено: все те, кого ты посадил, были бы отпущены, смерть стольких людей была бы напрасной…

После высокопарных речей Спаун сказал Фредди и самому себе, что унывать еще не время, что стоит еще побороться…

— Какие мои дальнейшие действия? — прокурор прижал палец ко рту. Данный жест напрямую говорил о волнении.

— Нужно вселить побольше надежды…

— Как?

— Клятвами! — для Спауна почти экстремальная частота повторений слов, таких, как «вера, надежда, смысл, добро, мир, истина, правда», произносящихся в пафосной манере, входила в норму. Он любил выражаться так, показывая другим, что словно живет в каком-то другом мире, или же нарочно игнорирует проблемы этого: не видит всех его ужасов, считает, что им правит только добро, не замечает зла…

Из-за этого почти все, когда-то тэт-а-тэтившие с демоном-защитником, испытывали непривычность, а порой и дискомфорт. Не каждый согласится, что миром правит мир…

— Клятвами?

— Организуй пресс-конференцию, в среду, позови самых важных людей, пообещай найти Сета Картера, а главное…

— Что?

— Веруй, веруй в добро… — Спаун оставил Фредди Кригера наедине с его размышлениями, теперь уже не только о сохранении тайны родства с Джерси, но и о создании мероприятия для СМИ.

«Мне должно повезти».

Прошел день. Наступила среда.

Почти все полицейские Мракан-сити были в курсе, кто стоял за убийствами молодых пар. В том числе, и Фернок, профессия которого — знать всё и вся, услышал достаточно, чтобы в очередной раз обозвать мир сумасшедшим.

70
{"b":"229013","o":1}