ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что вы хотите узнать?

— Правду! Значит, вы встали на путь насилия и некомпромисса вовсе не от осознания скорой смерти, а потому что хотите?

— Сложный вопрос…

— Так да или нет? Если да — значит, вы всю жизнь были потенциальным душегубом, как, впрочем, каждый из социума! А в нет не поверю! Но мне уже практически ясно, что моя теория веревки верна!

— В смысле?

— Дай человеку повод, и он тут же начнет… убивать! Вы не добряк, а злюка, а чувство опасности вызволило джина из бутылки!

Дойл очнулся на несколько секунд, будто воскрес из мертвых, чтобы передать последнее послание окоченевшей от немыслимого ужаса, от сплетения чувств Луизе, но уже словесное. Приподнял голову и прохрипел:

— Он любит издеваться… — а потом снова умер. Уже окончательно, и бесповоротно…

«И что дальше?»

Недавно возникшие опасения Луизы подтвердились спустя минуту после кончины Дойла — на сцене появился другой садист, главный, и затянувшийся кошмар засиял новыми красками.

«Ужас».

В «пыточную» вошел голый мужчина. Лишь розовые трусики с сердечками закрывали пах. В руке субъекта — стакан с ананасовым соком, который он пил через маленькую пластмассовую трубочку. Непричесанные волосы, пофигистическое выражение, резкие, несвойственные адекватным людям телодвижения…

Луиза ждала, что псих сделает с ней, но уже заранее знала, что не отпустит. Она вспомнила, что где-то видела его, где-то встречала… Где именно? Память сама к ней пришла, когда субъект подал противный насмешливый голос:

— Полчаса назад мама одной сучки в отделении терапии сидела на диванчике и мазала свой живот кремом от растяжек, потом мама сучки взглянула на мой живот и ахнула, увидев волосы на нем! Спросил, шо с вами! Отвечает такая, да я никогда не видела голых мужчин. Спрашиваю, а откуда у вас дочь! Отвечает, я тогда была пьяна! — за грязной небылицей последовал бесовский, щекочущий нервишки, парализующий хохот, — Уа-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

Луиза вспомнила…

Год назад.

Возвращаясь на работу, в редакцию Mrakan Times, девушка столкнулась с одним не слишком воспитанным мистером, который показался ей крайне подозрительной личностью. Сама встреча с ним не походила на случайность.

Идя по Центральному району в сторону станции метро, ее толкнул смешливый, подпрыгивающий типчик. Дурашливая физиономия незнакомца быстренько смерила остолбеневшую Луизу и судорожно задергалась.

Эта улыбка…

— Вы кто?

— Я? Эмм… — тип не переставал кривляться, — Поклонник ваших статей, так идет?

Луиза тихо хохнула.

— Спасибо, но…

— Но что??? — неотесанный маргинал в бомжатской одежде схватил мисс Сименс за руку.

Репортерша попыталась вырваться:

— Что вы делаете?

— Проявляю недовольство! — крикнул типчик, — Только не надо «я не хотела, я люблю правду». Вы ее отвергаете всячески, потому что боитесь признать!

— Что?

— Свою ущербность! Вы все пердите в своих офисах, пердите, подменяя правду черт знает чем! Делаете так, как вам удобно! — он становился все грубее и грубее, а проходящие мимо люди стали с интересом наблюдать за борьбой миниатюрной девушки и этого бомжа, — Вот скажи, что ты пердишь? Зачем пердеть, а? Что ты пердишь?

Еле-еле, но Луизе удалось высвободить руку. Вместо пощечины и оскорбления, будто позабыв о хамском поведении, она попросила незнакомца объяснить, в чем основная суть его претензий.

— Какими функциями нашей работы вы недовольны?

Псих развел руками:

— Всеми! Ложью, например!

— А в чем ложь, собственно?

Он заговорил о том, о чем боялись вспоминать многие граждане Мракан-сити, в том числе и привлекательные репортерши.

— В лагере Полуночники бесчинствовал маньяк. Один, а не несколько, как сказано в статье, и к ритуалам, к банде сатанистов та резня не имеет никакого отношения! За то, что, не получив официального разрешения от Безумного Джека, выпердели враки, поплатитесь жизнями. Ясно?

И тут их диалог оборвал голос осматривающего платформу полицейского, заметившего, что у этой парочки что-то не так.

— Мэм, у вас все хорошо?

Хоть Луиза и не была уверена в этом, но ответила:

— Да, все отлично!

Не желая засвечиваться, Безумный Джек сказал несколько слов на прощанье:

— Хотел позвать на свидашку, но, видать, не судьбина… — и с хмурым видом отошел от нее, — Пока, детка! Жизнь длинна, свидимся еще!

— Трещат, волосатость живота у лиц женского пола обусловлена повышенным содержанием мужского гормона тестостерона. Прав же я был в своих предположениях!!! Хотя в нормальном состоянии он содержится в организме каждой женщины. А поскольку гормон мужской, то и связывают волосатость живота с появлением на свет мальчика! — Безумный Джек дохлебал сочок, рыгнул и швырнул стакан в стену.

Он подошел к Луизе чуть ближе, а та инстинктивно отползла назад. Носком наткнувшись на труп, Безумный прокомментировал:

— А прикидывался-то невинной овечкой, придуривался… Ой, половой гигант, ты у меня, Сэм! — и пнул разлегшееся тело своего подельника, а затем все свое внимание перевел на прижавшуюся к стене жертву, — Знаешь, что я с тобой сделаю?

Луиза затряслась.

— И правильно. Лучше даже не думать об этом — утерев рот, он повторил, но уже медленнее и тише, — Лучше не думать…

Легавые основательно задержались на территории. Спустя час напрасных ожиданий звонка от Барча они сгруппировались, кто-то направился внутрь, а кто-то остался ждать.

В это время Хэлван, давно «вылизавший» все черные ходы санвэстрондского госпиталя, выбежал из здания, быстро пересек пустынный двор и добрался до транспортной магистрали. Там, зайдя в кустики погуще, смешливый злодей раскрыл гульфик.

— Защита гениталий открывается! — из дырочки вытекла бледно-желтая струйка, — Давай, ровно, не задевая края, мой конь! Какой же ты размякший от огромного количества мочегонного, содержащегося в сладких апельсиновых нектарах!

— Ай! Опять моча края задела! Сука, блядь! Как же все неловко выходит-то… — Джек пописал, застегнул молнию и побрел дальше, — Что? Никаких комментариев? Правильно глаголят, глупо смеяться над клоуном!

Крыша здания полицейского управления. Троица — Спаун, Призрачная Тень и лейтенант Максимилиан Пэксвелл встретились для важного разговора. Ни доносящаяся с балкона соседнего дома ругань жильцов, ни неперестающий рокот машин, ни какие-либо другие звуки не смогли помешать обсуждению.

Мрачнее всех взглядов — взгляд Мэри, ощущавшей себя лишней среди мужчин — устремился в черное небо и долго-долго не мог оторваться.

— Мы уже говорили о нем — произнес полицейский, думая, лезть за сигаретой или отложить это дело на потом, — Ты не забыл, да?

— Убийца с юмором? — спросил Спаун.

— Рим строился не один день. Я очищу город, но только с вашей помощью и с помощью всех тех, кто готов сражаться, бороться за порядок и закон, и, если не останется выбора, умереть за них! Как Ной построил ковчег. Как рабы фараона возвели пирамиду.

— Придется попотеть. Против системы идти особенно трудно, когда она дает сбой. Это чревато последствиями…

— Разумеется. Я готов ко всему, лишь бы «залатать дыру»: банда Украинца напугана, Эдгар Дупи пойман с поличным.

— Стало быть, появилась надежда… Но Шнайдер сбежал, вместе с остальными продажными копами и судьями…

— Схватим. И посадим за решетку.

— Что-то еще лейтенант?

— Да…

— Вчера вечером пропали спасенные тобою люди. А этой ночью их нашли мертвыми. Мэр Свифт, комиссар Вагнер, судья Томпкинс…

78
{"b":"229013","o":1}