ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кто убил, вы знаете?

Пэксвелл капель занервничал, чувствуя, что в «системе» возникли осложнения и передал демону конверт:

— Это что?

— Послание. Видите ли, он не пытался скрыть свою личность. Скорее, наоборот. И этот не свойственный преступникам поступок припугнул меня.

Мститель немного помял в ладонях вещдок и медленно вынул письмо:

— Сумасшедший Джек.

— Я помню его… — демон-защитник на секунду повернулся к партнерше и получил достаточно резкую реакцию:

— Что ты на меня так смотришь? Впервые о нем слышу…

Затем Спаун повернулся к Пэксвеллу:

— Что он делает?

И тот ответил:

— Ломает надежды.

— Мы искали эту тварь на протяжении нескольких месяцев, мучились, обыскивали каждую улицу. Поисками занялись все отделения, Фрост помогал, как мог, да вот только всё напрасно — полицейский рассказывал так громко, так выразительно, так искренне, что хотелось сказать «будь он актером, то, несомненно, получил бы престижную премию ОСКАР», — Но ничего не вышло. Ублюдок просчитывал все наши действия, каждый раз оказываясь на два шага впереди!

— В комнате, где псих удерживал Сета Картера, лежали тела, одно из которых принадлежало непосредственно градоначальнику.

Тень не выдержала долгого молчания и влезла в разговор.

«Я, хоть и женщина, но право-то голоса никто не отнимал, вроде как».

— Кто еще был убит, лейтенант?

Пэксвелл не мог не удовлетворить женское любопытство:

— Похищенная репортерша, к примеру. Подельник убийцы, коим оказался санитаришка Антнидаса. И двое преступников. Гребаный сеньор Матераццо и один очень упертый отморозок, сбежавший из плохо охраняемой тюрьмы на Эсайберс-стрит…

— Подельник? — ранее Спаун не слышал, что у грозы летних лагерей — Джека Хэлвана — имелись помощники, а потому, представляя Джека законченным маргиналом, представителем социального «дна», он удивился услышанному.

— Был такой. Но это не самое страшное…

— Хм… — снова влезла Тень, — А что в вашем понятии самое?

— Хэлван причастен к взрыву в метро, которое устроил подельник, виновен в подорванной репутации господина Кригера…

— Кстати, как он? — перебил Спаун, — Оправился после случившегося?

— Доверие подорвалось — объяснил лейтенант, — Ответы адвокатов и юристов по теме «моральный ущерб за клевету». Не знаю, верна ли история с убитой сестрой, или это все проделки ублюдка, но одно ясно точно: если не остановить этого чертового психа, то дальше будет хуже. Он, считай, устроил настоящий политический переворот. Потянув за нить, спровоцировал массовый гнев…

Мэри потрогала волосы и изумленно посмотрела на копа.

— Чего же ради?

Пэксвелл посчитал сей вопрос неуместным, но, так или иначе, попытался ответить:

— Зададите это его больному мозгу — хоть и грубее, чем мог, — А мне некогда размышлять о действах психа!

Спаун вдруг еще кое-что вспомнил:

— По рации вы говорили о послании…

Об этом «кое-что» не забыл и Пэксвелл, просто малость заговорился. Коп внимательно пошарился в своем брендовом куртоне, залез в каждый карман и где-то минуты через две-три нашел то, что искал.

Лейтенант незамедлительно передал «послание» Темноку, но и словесно объяснил, чего хочет маньяк:

— Он жаждет встретиться, пишет здесь о своей одержимости тобой. Я бы посоветовал отказаться, сам знаешь, как я к тебе отношусь, но ради народа… — Пэксвелл тяжело вздохнул, — Я прошу явиться на встречу, попытаться выяснить у маньяка о его планах, а, может, там же и разделаться с ним. Если хочешь — тебя подстрахуют.

Спаун подумал…

«Не нужна страховка. Все сделаю сам».

— Нет, лейтенант. Это — моя обязанность, я просто не позволю, чтобы вы рисковали жизнью…

— Ты уверен? — спросила Призрачная Тень, — Если Джек так опасен, как говорит господин-полицейский, то, может, стоит заручиться помощью друзей. Как считаешь…?

«Это моя задача, а не их. Преступник одержим мной, а не ими».

Не собираясь подставлять напарников, друзей, свою новую любовь, демон и здесь отличился непоколебимостью и невозмутимостью. Встал непробиваемой стеной между желанием и принципами.

— Не пытайтесь меня уговорить. Все будет так, как хочет преступник. И никак иначе…

«И убивать никого я не собираюсь, даже Джека…»

Никта снова сохранила присущее ей одной «немое молчание», бледным светом луна снова озарила Мракан. Перед встречей с, возможно, самым кровожадным из преступников Спаун решил немного побыть с Тенью, постоять с ней на том самом месте, где они впервые поцеловались.

«Но его остановила Тень, как он тогда остановил ее — один в один повторенная сцена — дважды случившееся чудо!»

— Я слышу звуки сирен даже тогда, когда их нет — касаясь накрашенных красной помадой губ Мэри, демон не переставал рассуждать о том, что его волновало — о порядке, — Психическое расстройство на почве жажды правосудия?

— Нет — шепнула Тень, — Никаких расстройств в помине нет…

— А что тогда?

— Затянувшийся комплекс героя. Ты слышишь то, что хочешь услышать…

— Быть может…

Поцелуй повторился, являя влюбленным копию первого по ощущениям.

— Я не знаю, что он хочет мне сказать. Но, считаю, правильно, что не беру тебя с собой.

— Быть может, нет? Тебе нужна подмога! Смелость хороша, но не всегда. Согласен?

— Да. Но никак по-другому я поступить не могу.

— Опять же, призыв к внутренней собранности определяет, кто ты…

Открыто взволнованный предстоящей беседой с Хэлваном Спаун вырвался из объятий Тени, подойдя к краю деревянного мостика и заглянув в воду.

Он пытался казаться невозмутимым при Пэксвелле, но не считает нужным делать это при Мэри:

— У меня нет никого, кроме тебя — вода была настолько черной в «черное» время суток, что выглядела, как зеркало, отражающее тьму, показывающее темную сторону души Спауна, сгубленную вынужденным одиночеством, — Обещай, что умрешь после меня…

Постояв так несколько минут, он повернулся к ней и сказал искренне-искренне, как не говорил еще никому:

— Ты лучше, чем ты думаешь…

— Сегодня я знаете, что делаю? — Джек засунул в рот жевательную резинку, — Первый раз иду на свиданье с мужиком! Как-то стремновато…

Психиатрическую клинику «Антнидас» ограждал чёрный забор. Хэлван специально избрал местом встречи именно окрестности психушки. Он стоял там, где несколько десятков лет назад приняли смерть два очень хороших человека, неподалеку от места, где произошло историческое событие, повлиявшее на судьбу Мракан-сити — мальчик, оставшийся в дождливую ночь совсем один, познакомился с собственными страхами.

Джек никогда не молчал, потому что не умел. Даже находясь один-одинешенек, он повторял недавно произнесенную пошлость и смеялся над своими же «шутками».

— А прикидывался-то! Ой, половой гигант, ты у меня, Сэм! — его это очень забавляло, — Что вы пердите? Вот скажите, что вы пердите? А? Зачем же так жестоко портить воздух! Что ж выделаете, шалунята? Влияние экологических факторов сказывается на всех процессах жизнедеятельности организмов! А вы совсем не печетесь об экологии, об этих процессах жизнедеятельности! Вы убиваете нас!

А-а-а-а-а-а-х-а-ха-ха!

— Эй! — от самодурачества Джека оторвал внезапно появившийся голос показавшегося вдали Темнока. Герой вышел из кустов на дорогу, — Ты Хэлван — лагерный убийца?

— О! — подпрыгнул паяц, — Привет, ты — мой худший ночной кошмарик — пришел ко мне на свиданье! Не забывай же, гей это прилагательное!

79
{"b":"229013","o":1}