ЛитМир - Электронная Библиотека

Ничего более не сказав, Дэвид посмотрел в разбитое окно. Увидел ускользающий вдаль черный фургончик, тот, из которого выбежали преступники.

«От меня вы не скроетесь».

Рождая в голове причудливую линию, линию злости, линию отваги полисмен ринулся на улицу.

— Вы куда? — крикнул комиссар, — Вернитесь, Блейк!

Но его не остановило копа…

Еще никогда не водивши, Дэвид открыл дверь и попытался завести полицейскую машину. Chevrolet Caprice. У него получилось.

«Я не боюсь разбиться».

Через минуту-две тачка лихо двинулась с места и тихо последовала за фургоном.

«Не боюсь».

Дэвид приговаривал одно и то же, таким образом, успокаивая себя, убивая страх перед дорогой. Бандиты, только что учинившие настоящий террор, видать, были очень самонадеянны, раз не заметили, как вслед за ними едет полицейский Chevrolet.

Страх — лучший наставитель, он полезен, как и остальные чувства, и порой он творит чудеса, раскрывает в человеке новые возможности. Так, ранее не бравшийся за руль Дэвид, вмиг освоил управление автомобилем и быстро сориентировался, на что и когда жать.

«Это мой долг».

Коп сильно переживал, не только за возможность влететь во что-нибудь твердое и погибнуть на первом перекрестке. Он представлял, что в любой момент из чертового фургона могут выбежать террористы и превратить его в кусок мяса.

«Боже, отведи меня от беды».

Самым сложным было подружиться с ручной коробкой передач и при поездке учитывать все, в том числе и светодиодную подсветку…

Наступил вечер…

Дэвид Блейк сидел в практически присвоенном авто, наблюдал за преступным сбродом, остановившимся в двух метрах от площадки паркура. Рядом находилось здание заброшенного химзавода.

Полисмен не решался вызвать подкрепление, рассказать про предполагаемый замысел убийц. Почему? Он хотел погеройствовать? Нет. Просто он считал, что так нужно…

Вернее пока не был уверен, что звонить знакомым из полиции и вызывать отряд — правильная идея.

«Я должен все сделать сам. Я же называю себя во сне Красным Спауном, это — бесспорный признак того, что во мне живет герой, а это куда большее, чем люди привыкли видеть».

Фредди с непередаваемой радостью встретил Джерси и… спросил, достаточно ли он сделал для прощения. Братья обнялись, снова сдружились, и, казалось бы, конфликт исчерпался.

Прокурор признался в страсти к насилию, что, впрочем, давно было понятно и без его откровений:

— Скупая ностальгическая слеза стекла по моей левой щеке. Как же это круто снова ощутить все то, что прочувствовал в Лондоне, но с уже изменившимися взглядами на жизнь…

— Значит, вас забавляет вид крови, господин прокурор? — спросил Баллук, — Да вы натуральный изверг!

— Еще как. Думать даже ни о чем не могу, кроме как о крови…

Гроты Спауна.

Мрачный хозяин «подособняковой» пещеры отслеживал перемещения Призрачной Тени (к одежде которой прикрепил жучок во время последней встречи). Спаун наблюдал за ней, чтобы понять, чего она хочет, пытался выяснить ее мысли, ее планы.

Поступками мстителя движело небезразличие…

Имея в арсенале радарное устройство, умело отслеживающее полицейские вызовы, Спаун активировал его и прослушал один из поступивших звонков в отделение полиции на Кавендиш-стрит.

Болтовня фараонов оказалась на редкость познавательной. Один голос — тихий, испуганный, нервный.

— Это говорит полицейский офицер Дэвид Блейк. Теперь департамент — одно большое кладбище, там веет смертью. Убиты все, кроме меня, комиссара Фроста, лейтенанта Фернока и еще двух-трех копов. Лейтенанта Пэксвелла похитили, где его держат и жив ли он по сию секунду — мне неизвестно, мне также неизвестно, кто за этим стоит. Но я вижу прокурора рядом с убийцами. Значит, он в этом замешан.

Второй же — свойственный человеку, у которого ничего экстренного не стряслось. Более уравновешенный голос.

— Где вы, находитесь, Блэйк? Дайте координаты.

— На чертовом пустыре. Если ехать в сторону Эсайберс и завернуть направо при первой развилке.

Спаун слушал внимательно, запоминая каждое слово.

— Темная долина?

— Нет, господи, она же в другой части города.

— Предоставьте хотя бы ориентировочный адрес.

— Район Бекинсейл. Там увидите мою машину. Посмотрите по карте, если не помните.

— Сколько еще продержитесь?

— Пока не заметят. Тут кругом одни вооруженные…

— Держитесь Блейк. Вышлю подкрепление…

— Постараюсь, Брэдли, но не обещаю…

Уловить предчувствие невероятно трудно. Сложность заключается в абсолютной невозможности сделать это намеренно. Эффективная работа — результат импульса…

Спауна что-то подвигло проверить нынешнее местоположение старой подруги. Скорее всего, логика.

В основном, массовые беспорядки устраивает Джерси и в стрельбе в департаменте он вполне может быть замешен.

Призрачная Тень ненавидит Джерси и, несмотря на все обещания сойти с тропы мести, есть немалая вероятность, что ей снова приспичит с ним расквитаться.

«Я должен остановить ее».

Тень передвигалась как раз по маршруту, который в теории мог вывести на Бекинсейл, по длинной магистрали. Темнок не ошибся гипотезой.

— На связи, Фред — ради уточнения он связался по рации с дворецким поместья, — Составь отсчет предполагаемых пунктов назначения, основываясь на движении объекта под номером B. Мне нужно знать, куда он может направляться. Надеюсь на твою помощь…

В рации послышался голос:

— Будет сделано, мастер Джон.

— Держи в курсе…

— Обязуюсь, сэр…

Стемнело. Стащенный спаунцикл мчался по встречке, ловко увиливая от севших на хвост полисменов. После нескольких потерпевших фиаско попыток отделаться меньшей кровью Призрачная Тень рискнула жизнью, чтобы побыстрее добраться до цели. Впереди проезжал товарный грузовик.

Прогнав страхи и прочие тормозящие чувства, девушка закрыла глаза и наклонила байк в правую сторону.

У нее вышло совершить наисложнейший из трюков: мотоцикл проехал под грузовиком, а менее рисковые преследователи уткнулись в гиганта. Сами фараоны не пострадали, отделавшись легкими синяками. Но вот их авто можно было спокойно сдавать в металлолом.

Гармоничный драйв помогает поддержать обостренное чувство жизни — чувство экстрима. Тень не боялась «ходьбы по лезвию», этих выдающихся, экстраординарных поступков. Она к ним привыкла… и поступала осознанно, хоть и другие бы оценили как «безумно».

Удрав от погони, «кошка», хорошая изучившая маршрут на Бекинсейл, стремглав пустилась к окраине. Там ее ждали поля, луга, крохотные деревья и кусты. Байк иногда заносило, но не сильно.

Вдали виднелись небольшие фермочки с мычащими коровами и сторожевыми псами; сияющая луна воцарилась над темно-синей мантией, именуемой небом.

«Если ты не струсил, папочка, то не надейся, что доживешь до утра».

Выехав обратно на проезжую часть, байк прибавил ходу. До химзавода оставалось пятнадцать минут…

Призрачная Тень остановилось у паркуровой площадки. Искать негодяя не пришлось: послышались громкие звуки. Мэри осмотрелась и увидела его, стоявшего на деревянном подиуме, хлопающего в ладоши. Рядом с главным объектом ненависти шатался прокурор, чье лицо искажалось в придурошной улыбке.

— Надо же, нонсенс! Посмотрите, кто пришел, парни! — Джерси, конечно, изрядно поиздевается над девушкой, прежде чем отправит ее к праотцам, — Мне выпала честь пролить родную кровь! Как же это погано звучит. Никогда не смирюсь с условностями жизни…

91
{"b":"229013","o":1}