ЛитМир - Электронная Библиотека

А я согласен на третью часть. Удивлены?

В какой-то мере, — кивнул Крокодил. — Тем не менее правил нарушать не буду. У кого дискета с кодами?

Альберт Васильевич слегка помялся, по назвал адрес:

В конторе генерала Судских.

Судских? Судских, Судских... — припоминал имя Крокодил. — Слышал где-то... А, вспомнил: товарищ дет­ства служит под ею началом.

Спутали, — поправил Альберт Васильевич. — Это бывший шеф УСИ. Его убрали. Чересчур честный.

Убрали? Это не страшно, умные люди его обяза­тельно найдут. Сейчас дефицит честности. Так, говорите, ключи у него?

Не совсем. Расчеты делал его программист Лаптев. Ас. Хотя и не знал, что именно рассчитывает. Он...

Понял, — остановил неожиданную словоохотливость Альберта Васильевича Крокодил. — Несмотря на то что курочка в гнезде, а яичко там, где его определили рифма и Господь Бог, наша сделка состоялась. По рукам? Нага­дить Борьке-алкашу приятно.

Альберту еще хотелось поговорить, но хозяин уже под­нялся со своего места. Получалось, собеседник с удоволь­ствием выговаривается, выкозыривается знаниями и знать ничего не хочет о партнере. Ему не было ведомо, что люди этого клана быстрее многих вычисляют объект внимания,\ ' не тратя времени на досужие разговоры. Зачем? Крокоди-" лу Гене с Альбертом Васильевичем детей не крестить, а для бесед ему проще найти не дилетанта.

У вас особые счеты с венценосцем? — спросил на прощание Альберт Васильевич.

У всех особые. «Из нашего села корову, что я про­дал, уводят сквозь туман», — процитировал Крокодил без пояснений, которых дожидался Альберт Васильевич — к слову пришлось, — хайку древнего японского поэта.

Вот ведь как получается: встреча сулила в начале ду­шевного партнера, а возвращался Альберт Васильевич мо- v рально обворованным. Его не поняли, его не приняли.

«И я бы остался нагим. Да снова пришлось одеться — лует холодный ветер», — пробубнил на улице Альберт Васи­льевич. — "Гоже мне, хрен в золотой оправе. И мы Басе чи­тывали, и совсем он не древний, господин Крокодил...

А Гена Крокодил, расставшись с Альбертом Василье­вичем, налил себе малаги и, смакуя прекрасное испанское вино, обдумывал информацию.

В первую очередь он отдал должное сомнениям. Спо­ру нет. взяв такую кассу, можно жить припеваючи, и душу будет греть, и тело, только кто закроет глаза, если увести такой сармак?

«Вычислить адрес денег и даже украсть их возможно. — плел нить раздумий Крокодил. — По когда из мирового сейфа улетит такая жирная утка, даже дворник дядя Ваня проследит ее полет. И где потом прятать этот кусок?»

От нечего делать Геннадий включил телевизор. Он по­могал ему найти нужный ход. Если, конечно, умная пере­дача. Только таких практически не случалось: как раз да­вали репортаж о пребывании президента в Нижнем Новгороде. Что-то он нес о процветании области, об от­сутствии экономического кризиса в стране, и посему Рос­сия на подъеме и возвращает статус Великого Новгороду. За спиной, как всегда, торчал неутомимый брехун Ястр­жембский. Их так и прозвали в народе: «Зомби и сын». Поскольку даже малец знал, что Нижний есть нижний, Верхний есть верхний, а Великий всегда стоял на середи­не. Наверху играли в свои игры, в низах не верили вра­нью, но прислушивались, куда их увлекают верха, а глава

I ilkраз взялся резюмировать происшествие с несостояв­шимся мэром Клементьевым. В принципе подоплека про­исшествия была обычной: вор у вора дубинку украл.

Только один вор был родненький, из своей шайки, а другой намеревался общак сделать своим.

Купцом, понимаешь, себя возомнил, благодетелем! — иещал глава. — Уничтожали эту нечисть и будем уничтожать чальше!

Будем и будем, понимаешь...

Слов у главы не хватало— подсказки вылетали из го­товы, пресс-брехун снисходительно улыбался: слава Богу, хоть основную мысль продавил.

«По Клементьеву проехался, — понял Крокодил. - А имеете с ним остальную братву зацепил».

Начался поход не с Андрея Клементьева, а с Коняхина. 11овая олигархия столкнулась с третьей силой в лице братвы и загодя расчищала себе путь к полному главенству в стране. Методы оставались прежними: вор должен сидеть в тюрьме, а мы — спасители страны и, опираясь на закон и порядок, добьемся этого самого закона и порядка. Шли разборки и отстрелы, народ запугивали беспределом, а олигархия под шумок грела руки на этом самом беспределе, благо рычаги оставались в се руках. Чубайсам, Немцовым и кириенкам коняхипы и Клементьевы были не нужны.

«Надо бы с Вованом нижегородским связаться, — от­влекся от прежних забот Крокодил: тут за живое брало. - Гели гоняют скопом, дело плохо».

В Нижнем Вована не оказалось. Отвечал ею напарник:

В бегах, Гена. Стреножат всех. Кампания началась — уяснил, Геннадий?

«Значит, работать по семейке надо с опережением. Брать па изумление», — сделан вывод Крокодил.

Через известную ему цепочку осведомителей он полу­чил телефон Буйнова и связался с ним.

Надо бы встретиться, — лаконично предложил он.

Давно пора, — в тон ему ответил Буйнов.

Задавят нас поодиночке, брат.

Верно, брат. Только нам пока не по пути.

Чего так?

Твои на моих наехали, мои ответили. Сам знаешь, мы без причин никого не трогаем, только с нечистью воюем.

Не начинали мои. Ларьки Мастачного менты при­крывали.

Слушай, Гена, я о тебе наслышан, считаю тебя му­жиком правильным, а твоя братва распоясалась, на жидво работает, это. сам понимаешь, не наша дорожка. .

Не согласен. Олег, неверная у тебя информация. Давай пересечемся и все обсудим. Откупное за разборку тебе выставили.

Принимается. Только приходи с золотой ложечкой. Как, не слабо тебе помочь в розыске человека, из-за кото­рого сыр-бор разгорелся? затаенно спросил Буйнов.

По телефону скажешь?

Судских, хороший человек. Его след у ментов затерял­ся. Не знаю почему, но своими силами справиться не могу.

«И баркашу Судских нужен!» В этой просьбе Кроко­дил увидел вещий знак.

Постараюсь, — твердо ответил Геннадий. — Все пе­реверну, по просьбу выполню.

Милиция из народа и, как весь народ, зарабатывала где могла. Кто приворовывал по случаю, кто приторговы­вал тайнами, кто укрывал воров. Время от времени мили­цейское начальство перетрясывали, когда майоры зари­лись на гонорары полковников. Тогда майоров увольняли, на их место приходили молоденькие лейтенанты, закон сохранения вещества работал, и только работы не было. Умные и осторожные выходили в полковники. Таких це­нили в воровском мире, оберегали от неприятностей и пустяками не обременяли, обращаясь в самых крайних случаях.

Был такой полковник и у Крокодила. С лейтенантами работала братва помельче.

Геннадий нашел своего полковника. Договорились о «стрелке», чтобы обсудить «серьезное дело».

Предложение Крокодила пришлось очень кстати пол­ковнику. Завел студентку-содержанку и, пока распускал павлиньи перья, поиздержался. Квартиру купил, обалдел, по ресторанам водил, имел сплошные расходы, чего не сделаешь ради прелестного скворчонка! Сбегая от жены п детей, ночевал у студентки, а то и сутками не вылезал из постели. Студенточка рядом, проснувшись, тянула к нему ручонки, и он стонал от восторга. Да за такое с маху пол­державы отдать не жалко. С женой - что с женой? — пирожком да пирожком только, да перед этим делом еще долго календарь изучает, критические дни высчитывает — пытка, а не секс! Па хрена?

А студенточка требовала еще и еще. Если не «еще», тогда брала подарками. Крокодилу нужен Судских?

25
{"b":"229014","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лечение цитрусовыми. От авитаминоза, простуды, гипертонии, ожирения, атеросклероза, сердечно-сосудистых заболеваний…
Мисс Вареничная. Любимые и необычные вареники, пельмени и кое-что еще
Холодное сердце. Другая история любви
Эмоциональная смелость
Жить заново
Как создать онлайн-школу
Игрушка демона
Английский для малышей и мам @my_english_baby. Как воспитать билингвального ребенка
Инстинкт Зла. Вершитель