ЛитМир - Электронная Библиотека

А делается это так. Сначала заявляется филиал Все­мирного экологического фонда в край, спонсировать про­грамму которого предлагается Японии, и она, как добрый и бескорыстный сосед, вывозит гадост ь с енисейского дна и залежи вокруг красноярских заводов. Для провоза этой гадости привлекают китайцев, а они с японцами догово­рятся насчет прибылей.

«Какие прибыли!» — хотел было возмутиться губерна­тор, но Судских продолжал развивать тему:

Топляк — ценная древесина, выстоянная, мореная. Лес для мебели специально выдерживают под водой. Ра­зумеется, оплачивается труд тех, кто работает на подъеме топляка и вывозке. Поскольку программа международная, и заработки, как принято в цивилизованных странах, до тридцати долларов на человека за смену. Работать станут жители тех мест, откуда топляк вывозится. Работа посмен­ная: часть работает на топляке, другая часть в поле, чтобы фермерские хозяйства не хирели.

Вот вам и отстрел одним выстрелом двух зайцев. Кста­ти, приспособления для подъема затонувших предметов со дна разработаны в Министерстве обороны давно и дей­ствуют. Вы уже убедились, что Красноярский край — Рос­сия в уменьшенном виде, с прекрасной водной артерией через всю территорию. И если к Енисейскому пароход­ству присоединить Мурманское, тогда навигацию можно продлить на три месяца. А это ачинский мазут хоть до Роттердама и сибирский уголек. К тому же «Онэксим-банк», владелец контрольного пакета акций Мурманского паро­ходства, желает с ним расстаться. А Мурманское пароход­ство — сплошь балкеры, фрахт обеспечен надолго, — на­ставительно и даже язвительно выговаривал Судских, не заботясь о губернаторских возражениях. Закончил он, что называется, во здравие: — Если оживить край от истоков Енисея до северных морей, тогда можно говорить уверен­но, что Россия станет произрастать Сибирью.

Понравилось губернатору или нет высказанное Суд­ских, виду он не подал, только ответил без энтузиазма:

Японцы денег не дадут.

За красивые глаза — точно. Думаете, вас за краси­вые глаза или размашистые шаги принимали в Японии год назад на высшем уровне? Не главы финансовых кор­пораций, не магнаты промышленности, а гэнро — старей­шины? Это за ними всегда последнее слово или первое.

По некоторым причинам гэнро в вас заинтересованы. Не Березовский, не братья Черные помогли вам стать губер­натором, а гэнро. Многоходовая закулисная комбинация привела вас в это кресло.

Насмешливый взгляд длился долго.

Я думал, вы умнее, — сказал губернатор.

Я тоже, — не моргнув, ответил Судских. — Только за мной точные расчеты Лаптева, а за вами местечковые Гайдары и Чубайсы, которым больше нигде работы не на­шлось. Я ведь ничего не требую взамен, только съездить на переговоры в Японию. Чем вы рискуете?

Да у меня денег в кассе кот наплакал, на билет до Японии не наскребу! - вспылил губернатор. - А гости­ница пять звёзд, чтобы за шарлатана не приняли, а расхо­ды? - вскочил он и зашагал по кабинету.

Найдите в одну сторону, этого хватит, — предложил Судских. - Японцы люди благородные, ночевать под забором не дадут тому, кого пригласили в страну гэнро.

Не пойму вас, Игорь Петрович, — остановился на­против Судских губернатор. — Вы хотите, чтобы я пове­рил 15 сказочку? Ради чего? Не вы первый предлагаете съез­дить в Японию. Желающих прокатиться на халяву — куча народу! С профессорскими степенями, с какими-то ака­демическими заслугами. Не верю!

А я глухим два раза обедню служить не буду, — жест ко ответил на выпад губернатора Судских. — Должностей не домогаюсь, в академики не рвусь. Я верю. И этим жив.

Установилось молчание. Губернатор расхаживал по ка­бинету, сосредоточенно раздумывая. Судских ждал.

Хорошо, -- решился губернатор. — Найду на билет. Поедете с моим экономическим советником.

С кем это? — насторожился Судских.

Маргарита Анчарова. Она разработала программу раз­вития края, пусть будет в курсе переговоров.

Господин губернатор, — почувствовал раздражение и Судских, — это так не делается. Во-первых, мне согля­датаи ле нужны, во-вторых, в лее со своими дровами не ходят. Как бы уважительно к вашему представителю ни относились в Японии, женщина для них только женщина, с ней о серьезных вещах не говорят. Пусть сама едет.

Ездила. — неохотно откликнулся губернатор.

А результатов ноль, закончил за него Судских. — 11о пути из аэропорта я прочел в газете ее статью и, кроме гайдаровских глупостей на бабий лад, ничего в ней не на­шел. Ее программа основывается на сослагательном на­клонении: вот если бы ей дали денег... С деньгами и мала­хольный Гайдар пробовал, а я без денег берусь. Только берусь делать без ваших правых рук, которых набилось к вам под лебединое крыло многовато. Монстр получился. Прожорливый и бездарный. Благодаря им вы сейчас топ­четесь на месте.

Последнее губернатору не понравилось, но он смол­чал. Оставил на потом. В своих действиях он не усомнил­ся, вот если бы олигархи не подвели...

Почему Всевышний определил его в спасители, Суд­ских недоумевал часто. Не понял и понять не мог. Что ж, его дело выполнять наказ Творна. Может быть, именно его помощь, помощь судного ангела, сделает избранника честимым людьми. Соломона мудрецом сделали священ­ники-левиты, распустив слухи о его гениальной мудрости по белу свету. Сам он разве что тянул на Мишку Горбаче­ва, которого умным и обаятельным собеседником сделали переводчики. Увы, только вне России.

Скажите. Игорь Петрович, — нарушил наконец мол­чание губернатор миролюбивым голосом, - ваш Лаптев действительно уникальный специалист?

Я пока в нем не усомнился. Что вы хотите узнать у него?

Был уже разговор о покупке Мурманского паро­ходства. И столкнулись с его долгами. Запутанными донельзя, медленно говорил губернатор, как бы через силу после наставлений Судских. — Решили пригласить его, прояснить картину.

Лаптев такими мелочами не занимается, - ответил Судских. — Ему проще рассчитать глобальную программу.

Глобальную — у меня своих специалистов хватает, — обиженно проворчал губернатор.

Тогда попросите их найти деньги на развитие края. — насмешливо предложил Судских. Он освоился. — Партий­ную кассу, например, украденные народные миллиарды.

А он нашел? — Как ни прятал интерес губернатор, он у него отпечатался в глазах. Судских не осуждал: кому не хочется найти клад?

Нашел. В УСИ велась такая работа, поиск был тща­тельным. Как таковых счетов партии в иностранных бан­ках нет. Есть незначительные деньги на прокорм комму­нистов, на агитацию. Партийные бонзы использовали схему! Бормана: за каждой долей стоял конкретный человек. Кста­ти, Горбачева и близко не подпустили к партийным день­гам. Держателей мы знаем.

Что же не отдали эти деньги на благо страны?

Кому? — с вызовом спросил Судских. — Появится избранник — появятся и средства.

Губернатор вызов принял.

Выходит, они будут служить идеалам коммунизма, — сказал он без вызова.

Судских улыбнулся. Многие искали там, где ничего нет.

Они будут служить России, — ответил Судских. — А у партии денег давно нет. Блеф, чтобы придать значимость партийному движению.

Не поверю. Куда же они делись, эти деньги? — спро­сил губернатор, и Судских отвечал охотно:

В этом вся прелесть. Хранителями партийной кассы 1 были ставленники Андропова, люди малоизвестные, но не догматики, а прагматики. Когда Горбачев стал бездар­но проматывать нашу собственность в Германии, отдавал се не поторговавшись, образно говоря, сыграл вульгарную шестерную в пиках, Россия потеряла десятки миллиардов долларов, таких нужных на восстановление страны. Весь i

37
{"b":"229014","o":1}