ЛитМир - Электронная Библиотека

Он не любил задерживаться в салоне. Бассейн, мас­саж, маникюр, пара фраз с кем-либо и отбытие; ужин в ресторане с любовницей, посещение ее квартиры и к по­луночи возвращение домой, к своим пенатам. Жена не докучала расспросами, дочь наезжала раз в год из Фран­ции показать внуков. Ее мужа, вице-президента итальян­ского банка, он видел чаше, поскольку финансовые про­блемы возникают чаще, чем внуки.

Итальянская ветвь питала разномастную команду сорат­ников и сочувствующих захребетников. Олег Янович снача­ла вывел Паоло Васина в вице-президенты, а потом женил на дочери. Паоло был не отеи его внукам, а Васин по мате­ри. 'Га - из отщепенок-проституток. Надо же: синьора Ва­сина... С: зятем он виделся вчера, оговорили схему транша из Аргентины. Завтра ему лететь к тамошним товарищам. Не сказать, что Олег Янович любил слушать их рассуждения о будущем России, о новом порядке, о мести за отчуждение коммунистов. Чепуха. Че-пу-ха! Ему нужна территория дтя империи. Которая уже не развалится.

Выходя из салона, он буквально столкнулся с незнако­мой личностью. Да — русский из новых, да - не его кру­га, но взгляд осмысленный, как у мудрого палача. Слиш­ком осмысленный для нового русского и стилизован под него тщательно. Кто? В ФСБ в голову не придет столь тщательно экипировать посланца, а УСИ с его помощью разгромлено. Это по чью же голову?

В этот раз он отказал себе в посещении любовницы и прямиком отправился в свое горное гнездо, а случайно сэкономленное время Олег Янович решил посвятить чте­нию. Попросил кружку горячего молока в библиотеку и не тревожить. Занялся чтением «Писаний древних хрис­тиан», комментарием к ним. Автор был вдумчивым спе­циалистом и явным оппонентом.

За чтением открывался его скрытый порок, ибо не бы­вает людей беспорочных. Читая, он сладострастно драл ногти на ногах, часто до крови выдирая заусеницы с кор­нем. Шел в туалетную комнату, отмывал изуродованные ногти, заливал антисептиком, возвращайся, и рука тяну­лась править свой «Шахссй-вахссй». Уже и носков не сни­мал, и слово себе давал не мучить ногти, и опять драл их сладострастно, едва брал книгу в руки, и корил себя вновь.

Комментарий он читал с интересом, выискивая свой путь к управлению державой, собственный способ идей­ного сплочения. Партийные догмы хороши на первое вре­мя, насовсем — глупости. Идейных среди партийцев ищи со свечкой, не найдешь, да и нужно ли это? Ценилось умение убеждать. Убедительнее вранье — быстрее продви­жение вперед. Такой работой обременяли «белых ворон» от заводов и пашен, белая косточка держат в своих руках агит проп, направляя эту самую идею для масс, которой не было и нет.

Но держится же на чем-то власть? Дочитав до учений еусеев, самой тайной секты в иудаизме, Олег Янович при­шел к выводу, что построение секты в точности повторяет иерархию в партии. Получалось, этот путь пройден дав­ным-давно, признан ошибочным, а его повторил Лейба Троцкий-Бронштейн. Не сознательно ли? Тогда что брать за основу? Мазда — устарело, фашизм - для дураков, ма­сонство — для еврейства, что же остается умным?

До Олега Яновича доходили слухи о поисках Судских, только времени для встречи с ним он не нашел, пока Суд­ских не попал в его личные враги, а в нору Ельцина с генералом произошло то, что и должно было произойти в разгул демократии, то бишь открытой глупости. Судских убрали по принципу: гнать долой всех, кто хоть чуточку умнее Бориса Николаевича. Надо же, попадались такие. Увы, даже глупее не осталось. Одни никакие — сысуевы. Даже не сосуевы. Поездка Судских rЯпонию выбила Олега

Яновича из колеи. Надо либо привлекать его на свою сто­рону, либо «де профупдис».

Кто это? Гос-с-поди...

Появление в библиотеке двух пришельцев с мерными чулками на голове не испугало Олега Яновича. Он полу­лежал на тахте, а свет настольной лампы очертил яркий круг сильнее точечного фонарика над его ложем. Он ока­зался невидимым. Пришельцы проникли через распахну­тые двери на террасу и озирались теперь в поисках хозяи­на. Пожалуй, они все рассчитали верно, и не без помощи охраны, рассчитывали найти его за письменным столом или в кресле, и никто подумать lie мог, что Олег Янович, как завзятый онанист, сладострастно дерет свои ногти в укромном местечке. Оказывается, и вредные привычки приносят добро.

Оружия Олег Янович не любил, охрану держал на уров­не лакеев. хотя взыскательным представал перед ними по­чище Лаврентия Павловича. Сейчас он нажал кнопку на­ручного пульта вызова охраны с благодарностью. С ним он расставался только в ванной и бассейне. Пришельцы услышали звуки шагов, дернулись в ту сторону. Один — к выходу на террасу, другой — ко входу в библиотеку. Обзор изменился, Олег Янович попал в поле зрения.

— Вылазьте, — процедил из-под маски один. — Вы нужны живым. Начнет охрана палить — пришьем.

«Так! — быстро соображал Олег Янович. — Людишки свои, но с какой целью?»

Двое охранников вошли в библиотеку скорее с дежур­ным любопытством на лицах, чем ютовые отразить напа­дение. Какие могут быть нападения в Швейцарии? Их ра­зоружили и уложили на паркет так быстро, что любопытство от неурочного сигнала тревоги не успело про­сохнуть на их физиономиях.

«Жирные, ленивые коты!» — досадовал Олег Япович, подымаясь с тахты, выходя на освещенное место с подня­тыми руками.

Один из нападавших занял позицию у двери в библио­теку, держа на прицеле обоих распластанных на полу ох­ранников, другой, подоткнув ствол своего автомата под ребро Олега Яновича, повел его к письменному столу. На­ружная охрана проявила больше сообразительности, по­явившись готовой к неожиданностям со стороны террасы. Олег Янович едва привел себя в состояние спокойствия, как вдруг первая очередь с треском состригла лепнину по­толка, следом посыпались осколки остекленной двери на террасу. Перестук стволов из-за двери» ответный из биб­лиотеки, крики, отрывистый заборный мат, чей-то стон— всс ого казалось Олегу Яновичу полнейшей нереально­стью, и лишь громоподобный голос над его ухом вернул ему страх за собственную реальную жизнь:

Убью хозяина! На пол все!

Это возымело действие. Беспорядочная стрельба обо­рвалась. Тычок под ребро как приглашение к действию, и Олег Янович прохрипел осипшим ог страха голосом:

Не стреляйте!..

Что за этой дверью? — спросил тот, кто за его спиной.

Туалет...

Прикрываясь телом хозяина, пришелец отступал шаж­ками к туалету, резко распахнул дверь и, стоя в проеме, свистнул. Его напарник не поднялся с паркета, лужипа натекшей крови и.з-под лежащего тела объяснила молча­ние напарника.

Стоять смирно! Кто дернется, пришью хозяина! - Выкрикивая, первый пришелец втянул Олега Яновича внутрь. — У нас переговоры...

Дверь захлопнулась, и, расклинившись в углу туалета, пришелец вполне нормальным голосом велел хозяину:

Высунься и от себя лично вели всем уйти.

Приоткрыв на мизинчик дверь, Олег Янович испол­нил приказ:

Никаких действий! Всем сойти вниз!

Верно понимаешь, — успокоился пришелец и кии- нуд на унитаз: садись, мол, хозяин.

Олег Янович опустил крышку, сел и сразу почувство­вал полнейшую отчужденность от происходящего. Какой смысл трястись от страха, если не убили сразу? А когда убивают сразу, тогда пугаться некогда. Логично? И ради чего убивать курочку, несущую золотые яйца? Вполне спо­койным голосом, готовым к дискуссии, он промолвил:

Ну-с?..

Старый знакомый, — стянул маску с лица пришелец.

В нем Олег Янович узнал человека, с которым столк­нулся в салоне несколько часов назад. И тут, в критиче­ской ситуации, его глаза испускали насмешливость и ум­ную подначку.

Не очень старый. — добавил он на спокойное мол­чание хозяина. — Патронов жечь я не собирался, напар­ника зря убили.

45
{"b":"229014","o":1}