ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

 — За город.

 — И что там?

 — Гнездо моего учителя. Покажу тебе, если хочешь.

 «О! — обрадовался я. — Вот это в самом деле интересно!»

 Тот зал, где я тренировался в июне, Грег снимал у Красного клана — это я уже знал. Но гнездо — совсем другое дело. Грег рассказывал, что дракон связан с гнездом так же тесно и неразрывно, как с собственной шкурой. А оно, в свою очередь, — со стихией своего владельца. Попросту говоря, гнездо можно назвать личным трансформатором и накопителем стихийной энергии. Самым сложным было выбрать для него правильное место. Разумеется, «адрес» гнезда держался в строгой тайне, даже от драконов своего же клана. Я, например, понятия не имел, где гнездо Грега или Валенка (бабкина квартира им явно не была), и есть ли они вообще. Так что щедрое предложение Моралеса, показавшееся сначала таким заманчивым, через минуту меня насторожило.

 — Вон, смотри, — Моралес кивнул направо, где пригородная промзона плавно переходила в колхозные поля. — Видишь?

 Вдалеке белели два огромных срезанных купола. Пониже располагались какие-то строения. Из одного купола тянулась тонкая белая струйка дыма, растворяясь в низких серых облаках.

 — Вот там огненные драконы проходят превращение, — сказал Моралес. — Как Терминатор — хопа! И в расплавленный металл!

 — Какой еще металл? Это же труба!

 — Ну, в трубу! — мирно согласился Моралес. — Какая разница! Там внутри тоже далеко не солярий!

 Я содрогнулся. А я-то боялся прыгать с балкона! Все-таки, если вдуматься, Грег — относительно гуманный дракон…

 — И ты рискнул? Не испугался?

 — Нет, — ответил он высокомерно. — Со мной ничего не может случиться. Я — Избранный.

 «Хорошо быть самоуверенным, — подумал я, — или тупым».

 Тут меня одолели сомнения.

 Так ли мальчишка туп, как изображает?

 Зачем он взял меня с собой? Куда везет?

 «Берегись ловушек и не поддавайся на провокации», — напомнил я себе в который раз. Но в душе нарастало смутное ощущение какой-то… не то чтобы ловушки. Подставы. А что пацан на нее способен, я даже не сомневался.

 На выезде из города перед постом ГАИ мы попали в небольшую пробку. Моралес воспользовался моментом и кому-то позвонил. Оказалось, что вдобавок к прочим талантам он неплохо умеет врать.

 — Егор Иваныч, здрасте! У меня такие новости! Нашел еще одного дракона, совсем молодого, бесхозного! — Голос у него звенел от простодушного усердия, как у настоящего юного пионера. — Болтался по улице… Ага, уже превращенный. Говорит, сам как-то ухитрился. Честное слово! Нет, на станцию не повезу. Мало ли он шпион. Давайте я его, к примеру, в рощу… Ну, в эту, вашу любимую… Мы все равно по той дороге едем… Договорись, подъезжайте.

 Моралес отключился. Вид у него был предовольный. Белые конусы маячили на горизонте, постепенно приближаясь.

 — Твой учитель живет прямо в трубе? — спросил я.

 — Он — директор ТЭЦ.

 — Ишь ты. Удобная легенда. Это ему ты звонил?

 — Ага. Забил ему стрелку.

 Автомобилей на трассе почти не было, все рассосались по пригородным поселкам. Мы проехали километров десять вдоль леса, свернули на проселок и вскоре остановились на обочине. Конусы поднимались совсем близко, километрах в пяти. Лес поредел. По обе стороны от дороги раскинулось здоровенное кочковатое поле, поросшее бурьяном.

 Моралес заглушил мотор и откинулся на сиденье, заложив руки за голову и глядя в потолок хитрющим взглядом.

 — Я так понял, гнездо мы смотреть не едем, — сказал я. — Что дальше?

 Пацан повернулся ко мне.

 — Ты тупой или притворяешься? Я собираюсь выманить сюда моего старпера. И мы его убьем.

 — Убьем? — Я не поверил своим ушам. — Красного лорда?

 — Ага.

 — Мы?!

 — Ладно, если боишься, тогда я и сам справлюсь. Ты можешь просто полюбоваться.

 — Да ты… Ты совсем, что ли, сдурел?!!

 Мне потребовалось не меньше минуты, чтобы переварить его идею. Моралес хихикал, глядя на мои переживания.

 — Расслабься, отличный план! Сначала моего старого хрыча завалим, а потом я помогу тебе свалить твоего.

 — Точно, рехнулся!

 — Все путем! Горыныч, я его так зову для краткости, — замшелый козел, — добавил он. — Я его уделаю на раз. В этом же суть карьерного роста. Хочешь пролезть наверх — иди по трупам.

 — В буквальном смысле? — не удержался я.

 — Конечно, в каком же еще?

 — Слушай, приятно было познакомиться, но я, пожалуй, поеду. Это все-таки ваше личное дело, зачем вам свидетели…

 — Куда, на чем? — издевательски спросил парень. — Превращаться тут нельзя — Горыныч сразу голову откусит. А свидетель мне не помешает. Чтобы все знали, на что я способен. В том числе и ты, — добавил он угрожающе. — Рано или поздно я стану самым крутым драконом в этом городе, и остальным придется это признать. Это моя позиция по жизни — победитель…

 — Погоди, — перебил его я. — Почему это нельзя превращаться?

 Моралес молча указал в сторону деревьев. Чахлая рощица темнела метрах в ста от нас — единственный островок леса среди полей и пустошей. Ничего необычного в ней не наблюдалось.

 — Все дело в ней. Я нарочно сюда его вызвал, — ухмыляясь, сказал Моралес. — У Горыныча тут священное место.

 — Чего-о?

 — Он повернут на этих зарослях. Тренироваться мне тут запрещает. Везде, говорит, летай, а сюда даже не суйся! И превращаться мне в этом квадрате запретил. Понимаешь, Васкес, я же не идиот. В гнезде мне его не победить. Он там сильнее в десять раз — пока внутри. А эта роща — его слабое место.

 — Ты уверен? Может, есть какие-то другие причины, почему он тебя сюда не подпускает?

 — Какие? — захохотал Моралес. — Клад закопан, что ли? Меня абсолютно не интересует, почему он трясется над рощей. Может, он тут дачу себе построил, может, яйца откладывает. Я просто хочу этим воспользоваться… Ага! Вот и он!

 Неподалеку как раз притормозила серая «Волга».

 — Видишь? — зашептал Моралес, открывая дверь. — Как я и говорил — даже превращаться не стал!

 Из «Волги» вылез мужичок и не спеша направился к нам. Я впился в него драконьим взглядом, пытаясь распознать, что он за фрукт. Но сразу же наткнулся на жесткий блок — как лбом с размаху в каменную стену.

 Выглядел Красный лорд, прямо скажем, неказисто. Лет под шестьдесят, седоватый и лысоватый, в унылом галстуке-селедке и плохо сидящем костюме. На первый взгляд — типичный старый инженер, досиживающий до пенсии.

 Но, присмотревшись, я с удивлением понял — а типаж-то знакомый! В моем детстве такие дядьки встречались среди отцовских знакомых, а потом куда-то делись — по большей части потихоньку влились в городское начальство всех мастей. Эти скромные дядечки, партийные интриганы советской закалки, были гораздо опаснее, чем казались на первый взгляд, а их занюханный внешний вид просто служил маскировкой. Не думаю, чтобы этот типаж был знаком Моралесу. Его отец наверняка демонстрировал знаки статуса, а не скрывал их.

 — Здрасте, Егор Иваныч, — сказал я вежливо.

 Дядька не поздоровался.

 — Значит, сам превратился? — буркнул он, мазнув по мне взглядом. — Каким манером?

 — Прыгнул с крыши, — соврал я.

 — А печати тоже сам себе нарисовал?

 Он повернулся к Моралесу:

 — Ты что, не заметил печати? Дурачка-то из меня не делайте.

 — Да по фигу печати, — сказал Моралес, сверкая глазами. — Тебя вызвали сюда с другой целью.

 Горыныч прищурился, заложил пальцы в растянутые карманы пиджака.

 — Ну-ка, ну-ка!

 — Наступило время перемен! — выпалил Моралес. — Ты засиделся на своем месте. Пора уступить дорогу молодежи!

 — Это в каком смысле?

 — Мы с Васкесом решили, что время старых пердунов прошло. Дальше действовать будем мы…

 Я понял, что пора вмешаться:

 — Не мы, а ты. Я не участвую.

 Моралес резко обернулся.

 — Что? Я не понял. Ты меня кидаешь?

100
{"b":"229015","o":1}