ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

 На столе вдруг разразился трелью мобильник. Неужели объявление сработало?!

 Я торопливо схватил его и прижал к уху.

 — Мам? (Я вообще-то наделся услышать другой голос…) Ну здравствуй, здравствуй…

 Голос у матушки был очень таинственный. Для начала она дважды уточнила, не на работе ли я и нет ли кого-нибудь со мной рядом.

 — Ты чего там шепчешь? — с невольным любопытством спросил я.

 — Папа сказал, что у них в фирме появилась вакансия! Правда, не твой профиль, там скорее надо размещать заказы — я в этом не понимаю ничего, но ты же молодой, быстро сориентируешься.

 Я почесал в затылке. Какое неожиданное предложение! И уж больно своевременное. Даже как-то подозрительно…

 Давно заметил забавную закономерность. Если появляется заманчивая перспектива — так непременно возникнет еще одна параллельная. Единственная цель которой — сбить с толку и направить на ложный путь.

 Поэтому я не стал сразу хвататься за предложение, а неохотно протянул:

 — Ну, я, конечно, подумывал сменить работу… Но не на менеджера по продажам, это уж точно.

 — А деньги тебе не нужны? Ты знаешь, какой там оклад?!

 — Мне и в НИИ неплохо.

 — Да уж, — едко заметила матушка. — Мне-то можешь не рассказывать. А уж зарплата просто сказочная! Одними сказками и расплачиваются. Как все будет хорошо… лет через двадцать!

 Я промолчал, ощупывая левый глаз. Веко было твердым, холодным и шершавым… чтоб мне лопнуть, если это не чешуя! Еще утром не было!

 Матушка почувствовала слабину и принялась уговаривать меня еще активнее:

 — Папа уже намекнул насчет тебя шефу, тот обещал подумать. Завтра ждет твоего звонка! Ты уж произведи на него позитивное впечатление… Оденься поприличнее, рубашку чистую надень! Принеси диплом…

 Я скривился. О да, самое подходящее время — идти на собеседование. Как гляну на папиного шефа своим змеиным глазом, так он сразу меня и трудоустроит. Менеджером по работе с клиентами, ага.

 — А почему папа сам мне не позвонил?

 — Ну, ему неудобно…

 Хотя именно мне полагалось мучиться от комплекса неполноценности — особенно теперь, когда немолодой папа преуспел, а молодой я продолжает пребывать в той же яме, — все происходило в точности до наоборот. Кажется, отец сам испытывал передо мной вину. Потому что в школьные годы внушал мне, что лучше его специальности на свете нет, а потом, ошеломленный тем, что творилось в оборонке, не догадался меня отговорить.

 Внезапно я решился. Все, к черту дурацкие фантазии! Пока в придачу к глазу не выросли рога, крылья и хвост — надо становиться нормальным человеком. Судьба дает мне шанс. Решено: иду прогибаться перед папиным шефом. Я его знал — с виду весельчак, балагур, душа нараспашку, только почему у него постоянно кого-то увольняют? Пообещал матушке завтра позвонить и предложить свою кандидатуру. Она и обрадовалась, и растерялась — не думала, что я сдамся так просто.

 Положив трубку, я заглянул в ванную и подмигнул себе змеиным глазом. Домовой не показался. Это было хорошим признаком — значит, моя стратегия игнорирования проблем начинала действовать.

 «Вот что значит позитивная цель в жизни!» — похвалил я себя. И приказал себе — забыть о Ники! С девочками-эмо, байкерами-убийцами, белыми змеями и глюками кончено. Возвращаюсь в реальный мир. Стабильный, привычный и спокойный. И отделался я относительно легко. Всего лишь один глаз потерял.

 Вечером я лег спать пораньше, мысленно репетируя разговор с будущим шефом. Если где-то в глубине души и скреблась некая неуверенность в своей правоте, я ее успешно не замечал.

 А ночью мне приснился сон. Слишком яркий и реалистичный для обычного сна. Но уж лучше бы он не был таким реалистичным!

 Мне снилось, что я опять торчу среди ночи возле северного окна, вглядываясь в темноту. Вот только сияющих новостроек уже — или еще? — нет. За стеклом тускло блестит лента железной дороги, за ним Торфянка моего детства — бескрайнее пространство, поросшее жухлой травой. Монотонный пейзаж разнообразят только прошлогодние «зонтики», торчащие из травы, словно костлявые руки мертвецов.

 Дальше — лес. Сырой еловый лес, тоскливый и угрожающий с виду. Идет дождь. Под ногами чавкает раскисшая земля, капли срываются с еловых лап и стекают за шиворот. Я иду по лесу, чувствуя, как нарастает чувство опасности. Рядом кто-то есть. И он знает, что я здесь…

 Дальше я словно раздваиваюсь и смотрю с двух точек одновременно. Вот я, идущий по лесу, с тревогой оглядываюсь по сторонам, не понимая, откуда ждать беды. А вот, прямо передо мной, в густом ельнике — логово под корнями. Кто-то просыпается. Он поднимает морду и втягивает воздух. Он чует меня. Он помнит мой запах…

 Замирая от страха, я вглядываюсь во мрак логова сквозь струи дождя. И вижу, как из норы длинным плавным движением вытекает… Змей? Не совсем! Я не знаю такого зверя и знать не желаю! Даже того, что видно, хватает, чтобы не хотеть продолжения знакомства. Огромное, трупно-белое туловище… Две короткие когтистые лапы… Зубастая пасть… И ядовито-желтые глаза с вертикальными зрачками.

 Коленки слабеют от ужаса. Чудовище выходит на охоту. Оно ищет меня, чтобы убить. И убьет с легкостью, потому что рождено убивать. И я ничего не смогу с ним сделать. Оно — хищник. А я — нет.

 Что делать? Как спасти жизнь?!

 Я в панике озираюсь. На дерево? Но вокруг только черные скользкие стволы, сырые еловые лапы…

 А чудовище, вытянув из логова хвост, с тихим шипением скользит между деревьями.

 Ему необязательно меня видеть. Оно и так знает, что я здесь, в его власти.

 Что делать?!

 «Взлетай!»— кто-то крикнул мне прямо в уши.

 — Но у меня же нет крыльев! — воскликнул я беспомощно.

 «Нет, есть».

 В темноте прямо передо мной зажигаются желтые глаза.

 Страх стал нестерпимым. Я в панике кинулся бежать сломя голову…

 …и распахнул глаза — весь в поту, мышцы сведены судорогой.

 Несколько мгновений я испытывал только безграничную благодарность судьбе за то, что это был всего лишь сон. В комнате было темно, в окно светил фонарь. Где-то вдалеке проехала одинокая машина. Судя по тишине, на улице была глубокая ночь. Несколько минут я лежал приходя в себя. Успел даже задуматься, не вещий ли это сон…

 А потом услышал шорох.

 Глава 10,

 В КОТОРОЙ аЛЕКС ПУСКАЕТ В ХОД КАТАНУ

Черный Клан. Трилогия (СИ) - i_001.png

 В комнате кто-то был. Он стоял у балконной двери. На этот раз мне точно не мерещилось. Я слышал звук дыхания; сквозило холодом, тихо шевелилась занавеска.

 Я хотел вскочить с постели, но тело отказалось мне служить. Перед глазами стояло чудовище из сна. Недаром оно принюхивалось там, в лесу! Оно следовало за мной из сна в явь!

 «Мне кранты, — обреченно подумал я. — Прощай, жизнь. Но я продам тебя дорого!»

 Страх дошел до высшей точки… и превратился в ярость.

 Я представил, что за занавеской стоит начальник нашего РУВД. Это помогло мобилизоваться.

 Время остановилось, и я увидел себя словно со стороны. Какие бы то ни было чувства вообще исчезли. Ни страха, ни сомнений, ни мыслей, полная внутренняя тишина — то, чего я ни разу не мог добиться на тренировках. Глубокий покой потенциальной энергии, готовой мгновенно перейти в кинетическую. Внутри меня разжалась пружина. Я вскочил с дивана, выбросил вверх руку и безошибочно схватил рукоять висящей на бабушкином ковре катаны.

 Вот так она мне и пригодилась — первый и последний раз в жизни.

 Дальше мое тело действовало так, как учили.

 Издавна считается, что все секреты кэндзюцу заключены в одном-единственном приеме, который является истоком всех остальных бесчисленных техник, — ударе мечом сверху вниз наискосок. Конечно, все это было сделано не по правилам, не из той стойки, да и классическое выхватывание меча с ударом тут и близко не пробегало. Я попросту сорвал катану со стенки (ножны в процессе отлетели сами, я даже не заметил как) и нанес такой удар, что должен был… ну, если не смахнуть голову противнику, так уж точно перерезать горло.

18
{"b":"229015","o":1}