ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

 Я принял судьбоносное решение, и ничего в мире не изменилось. Даже странно.

 — Ну за что мне это? — услышал я голос Грега. — Столько лет относительного покоя, и тут за полгода сначала Вероника, а теперь еще и ты! Почему вы все на меня валитесь?

 — Потому что ты лучший, — ответила Ники преданно.

 Я ожидал от Валенка очередного издевательского комментария, но он, кажется, был на этот раз солидарен с девушкой.

 — Что ж, я помогу тебе, — сказал Грег. Теперь, выйдя из задумчивости, он стал собран и деловит. — Подготовлю, выберу правильный момент и способ. Но превращаться будешь сам. В это я не имею права вмешиваться. Кстати, сколько тебе лет?

 — Двадцать два.

 — Возраст подходящий. Ты не женат, надеюсь?

 — Нет, — удивленно ответил я.

 — Вот и хорошо, не надо будет разводиться.

 — При чем тут это?

 — Будь морально готов к тому, что семьи у тебя никогда не будет. Но это так, мелочи по сравнению с прочим.

 Да, этот тип явно умел вогнать человека в ступор. Пока я молчал, переваривая его слова, Валенок вкрадчиво сказал:

 — Да забей. Давай я тебе быстренько вырву глаз, и ступай домой. Зачем тебе это все?

 — Зачем? — повторил я. — Знаешь, Валенок, скажу правду: мне просто нечего терять.

 — Ты уверен?

 В темноте глаза Грега казались двумя черными ямами на бледном лице. Вокруг нас возникло какое-то странное напряжение — мне даже стало на миг трудно дышать.

 — Я не обещаю, что в твоей жизни появится что-то замечательное, — заговорил он неспешно. — Даже не могу гарантировать, что все перемены будут к лучшему. И что ты мне потом скажешь спасибо…

 — А можете сказать, в кого я превращаюсь? — не выдержал я.

 — Нет.

 — Почему?

 — Потому что сейчас никто не знает, каким ты станешь. Это зависит от случая — или судьбы, как тебе больше нравится… А также от наследственности… Но в основном все-таки от тебя самого. Ты должен идти вперед сам, и то, что ты получишь, — будет только твое. Но одно я обещаю точно — ты изменишься, причем необратимо.

 — Это именно то, чего я хочу, — бодро ответил я. — Моя нынешняя личность мне не нравится. Я хочу расти над собой!

 — Прекрасно. Чем ты готов пожертвовать ради превращения?

 У меня по спине поползли мурашки.

 Этот же вопрос он задавал Ники.

 Впервые промелькнула мысль — нашла она в итоге ответ?

 Я очень хорошо подумал и сказал:

 — Я бы рад. Но у меня ничего нет.

 Этот ответ показался мне беспроигрышным. И безопасным.

 Грег покачал головой.

 — Неправда.

 Его слова прозвучали равнодушно и почти беспечно, но мне снова стало как-то зябко. И почему-то почудилось, что, так удачно и гладко проведя переговоры и добившись желаемого, я под конец совершил нехорошую ошибку.

 А Валенок, словно подтверждая мои опасения, заметил:

 — Вот-вот. На крайняк, у тебя есть ты сам.

 — Что значит «ты сам»?! — Я недоверчиво посмотрел на Грега.

 Но тот больше ничего не сказал, позволяя трактовать свои слова как угодно.

 На этой оптимистичной ноте официальная часть переговоров закончилась.

 Мы ударили по рукам.

 — Подписываться кровью не обязательно? — плоско пошутил я, ежась на холодном ветру.

 — Что, очкуешь? — осклабился Валенок.

 — Прежде чем мы приступим к подготовке, — сказал Грег, спрыгивая с края бетонной плиты, — я должен узнать, на что ты годен. Поэтому тебе придется пройти ряд испытаний.

 — Испытаний? — повторил я. — А, ну да, само собой. Что же это за тайное общество без испытаний-то? Это же не кружок резьбы по дереву!

 Ники фыркнула за моей спиной. Грег как ни в чем не бывало продолжал:

 — Это может быть неприятно. Страшно. Больно и обидно. Я даже не исключаю небольшой вероятности, что ты умрешь. А если ты струсишь и решишь слиться, не доведя дела до конца, то почти наверняка попадешь в дурдом.

 Не могу сказать, что меня это очень вдохновило, но отступать было поздно.

 — Риск — дело благородное, — залихватски ответил я. — Что ж, приступим!

 Глава 12

 УХОД ОТ МИРА

Черный Клан. Трилогия (СИ) - i_001.png

 По возвращении домой меня ожидал сюрприз. К квартирной двери была скотчем прилеплена записка. Точнее, не просто записка, а настоящее послание.

 «Ого! — подумал я прочитав обращение „Уведомление квартиросъемщику, относительно освобождения занимаемой площади“, старательно выведенное корявым старческим почерком. — Как все официально!»

 — «Владелец жилья предлагает немедленно освободить упомянутую площадь…» — торжественно прочитал я вслух. — Что?! «…иначе будут приняты самые суровые меры… вплоть до административных»! Как это? Ну бабка!!!

 Я немедленно позвонил в соседнюю квартиру, но бабка не открыла. Хотя я почти не сомневался, что она караулит, подслушивая и подсматривая в глазок. Я пожал плечами, достал ключи и направился к своей двери. Зловредная бабка тут же проявилась.

 — Выметайся! — донесся до меня крик через закрытую дверь. — Чтоб духу твоего тут не было!

 — А что случилось-то? — крикнул я в ответ, морально готовясь виниться. — Может, я что не так сделал, так я исправлюсь!

 Но бабка была настроена решительно.

 — Чтоб завтра тебя тут не было, ирод! Иначе сменю замки!

 — Но у меня тут вещей море, — миролюбиво возразил я. — За один день я их физически не вывезу. Да и куда мне их тащить?

 — Куда хочешь, — гавкнула бабка. — К родителям. Пусть присматривают за тобой. У них в окна прыгай, а меня оставь в покое!

 Я почесал в затылке. Черт. Кажется, я перегнул палку в своих шуточках. Ну и что теперь делать? Проигнорировать наезд и жить как ни в чем не бывало? А если бабка в самом деле сменит замки или вызовет ментов? (Похоже, она уже дозрела.) Квартиру я снимал, естественно, без договора и перед старухой был совершенно бесправен.

 В дальнейшей ругани через дверь я не видел смысла, так что вежливо попрощался и отправился к себе. Родная берлога показалась такой милой, уютной… Я упал на диван, закинув руки за голову. Да уж, не так я собирался провести этот вечер!

 Кто там жалел, что в мире ничего не меняется? Вот, уже началось. Был я нормальным человеком с квартирой, работой и так далее.

 А теперь я — новоявленный адепт тайного общества змеев-оборотней и вдобавок бомж. Вполне возможно, все еще разыскиваемый милицией за предполагаемое убийство через утопление.

 «Собирай вещи!» — сердито повторил я бабкины слова, оглядывая комнату. Да чтобы вывезти отсюда все мои сокровища, понадобится не один месяц!

 Весь вечер допоздна я звонил друзьям, друзьям друзей, просто знакомым, пытаясь срочно найти временное жилье — квартиру, комнату, хотя бы угол (вариант «назад к родителям», естественно, даже не рассматривался). Увы, вариантов не было. Из друзей кто сам жил с родителями, кто уже с собственными младенцами, а среди просто знакомых на бесплатного жильца желающих почему-то не находилось.

 На следующий день меня разбудил звонок Грега (накануне мы обменялись телефонами со всей компанией).

 «Ах, да! — спохватился я. — Испытания! Черт, как не вовремя!»

 Но только я хотел сообщить Грегу о своих жилищных затруднениях, как он спросил:

 — Алекс, у тебя есть дача?

 Я растерялся. Если бы не проклятая бабка, я наверняка всю ночь морально готовился бы ко всяческим физическим и моральным мучениям, а так о них почти забыл. Но при чем тут дача?

 — А что?

 — Для начала тебе надо бы уехать из города.

 — Надолго? — осторожно спросил я.

 Мне эта идея не слишком понравилась. Это что же — вдобавок к потере жилья потерять еще и работу? Я вовсе не собирался увольняться, по крайней мере, сейчас. А жить на какие шиши? Но возражать я не стал. Только вчера сам же заявлял, что готов на все, — и сразу в отказ?

 Впрочем, Грег развеял мои опасения:

23
{"b":"229015","o":1}