ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

 — Ну да… если мне не послышалось. А что, это важно?

 На лице Валенка выразилось полное отсутствие энтузиазма.

 — Хм, — пробормотал он в сторону, — разбираться с лордом я не подряжался. Но приказ есть приказ.

 Несколько минут байкер-убийца напряженно размышлял. Я вежливо молчал, чтобы не сбить его с мысли.

 — Так! — заявил Валенок, поднимая голову. — Стратегия меняется. Зачем нам лорд? Лорд нам не нужен! Значит, будем ставить ловушки. Да! Ловушки в пограничных местах.

 Он снова принялся бродить по комнате. Археологические залежи многолетнего хлама хрустели под его тяжелыми шагами.

 — Как бы его вычислить в человеческом облике? — задал он вопрос в пространство, останавливаясь. — Там его достать куда проще…

 — В человеческом? Да, он что-то такое говорил… Дескать, раньше, до превращения, был человеком…

 — Что значит «раньше»? Он белый — значит, превратился совсем недавно, — сказал Валенок, словно говоря о совершенно очевидной, всем известной вещи. — Большую часть суток он наверняка проводит в прежнем обличье — у молодняка связка с низшим телом очень сильная. Но тот, второй, — вот это реальная проблема…

 — Почему? — с любопытством спросил я. — Кто он такой вообще?

 — Ты же сам сказал — лорд, — исчерпывающе объяснил Валенок. — А проблема в том, что с лордом может справиться только другой лорд. И то не факт. Ну ничего, — пробормотал он. — Значит, так, красавчик. Твои действия — соглашаться на все предложения своего змея.

 — Повторяю — он не мой! — возмутился я. — И ничего мне не предлагает.

 — Значит, как явится, забьешь ему стрелку в человеческом облике.

 — А он согласится?

 — Вряд ли, — буркнул Валенок, поразмыслив. — Если он не совсем идиот, то спросит своего лорда… И тогда они придут вдвоем, как пить дать… И настанет хана нам обоим… Ты можешь его позвать?

 — Нет. Он всегда сам приходит.

 — Вот ведь елки-палки. Сколько недель уже общаешься с этим выползком, а даже адреса его не узнал!

 — Ага, и телефончика не спросил. Я и твоего адреса не знаю, — ответил я довольно желчно.

 Я почувствовал, что начинаю злиться. Мне не нравилось, что Валенок нагло вломился в мое жилище без приглашения и ведет себя тут как хозяин. Мучил голод, и раздражало, что бабка не несет мой завтрак. Но самое главное — бесило, что кто-то пытается указывать мне, что делать.

 Раньше я за собой такого не замечал. Или послушно делал, что говорят, или беспечно игнорировал приказ. Откуда же эта глухая ярость?

 Но Валенок даже не заметил моего тона. Он вынашивал план операции.

 — «Сам приходит!» Ладно, хрен с ним. Значит, будем подманивать. Есть одна старая, надежная схемка… Но ты должен делать в точности то, что я говорю!

 — Да, сэр, — прошипел я сквозь стиснутые зубы. — С-слушаюсь, сэр!

 Валенок посмотрел на меня и неожиданно добавил, насупившись:

 — Только, чур — не смеяться!

 Я стоял у северного окна, глядя на далекую панораму новостроек и пробегающие внизу машины, ел наваристую пшенную кашу прямо из кастрюли и неспешно наслаждался пищей. Валенок давно ушел, приказав быть готовым ко всему в одиннадцать часов вечера и так и не объяснив, над чем не надо смеяться. Моя злость прошла вместе с голодом, осталось только любопытство. Теперь я был спокоен, доволен жизнью и готов к приключениям. Нутром чую — придется драться. Вот и отлично! Главное, чтобы не с Валенком.

 Над новостройками текли облака. Я выскребал ложкой остатки каши и вспоминал наш телефонный разговор с Грегом в электричке. Точнее, его финал, когда я окончательно запутался, а он заговорил об оружии… Нет, это я о нем заговорил.

 — …К чему ты клонишь с этими своими расспросами и намеками? Что магия — зло?

 — В данном случае — да, безусловно.

 — И ты никогда не отводил людям глаза? Не верю!

 — Я много всякого делал и делаю, — сказал Грег. — Но всегда лучше действовать осознанно и представлять себе последствия.

 — Так ведь и я об этом! Я тоже хочу понимать, что делаю! Если уж у меня открылся такой дар — надо им пользоваться! Где ты видел, чтобы кому-то вручили оружие, а он его выкинул?

 — Видел, представь себе, — сказал Грег довольно сухо. — Управление чужой волей — оружие мощное и обоюдоострое. Хватит ли у тебя своей воли, чтобы отложить его, если понадобится?

 — Я сам решу, нужно мне такое оружие или нет, о′кей? — ответил я холодно.

 — Конечно, — отозвался Грег. — Кто же, как не ты.

 Глава 18

 ПРИКЛЮЧЕНИЯ НАЧИНАЮЩЕГО МАНЬЯКА

Черный Клан. Трилогия (СИ) - i_001.png

 Ветер колол лицо холодными каплями дождя, зловеще свистел в переулках и скрипел одиноким фонарем над заводской проходной. Под фонарем на асфальте блестела лужа. Справа уходил во мрак ряд голых тополей, похожих на поставленные торчком гигантские веники, слева высилась пятиметровая бетонная заводская стена, украшенная поверху «колючкой». Остальные подробности индустриального пейзажа скрывались в кромешной тьме. Похоже, кроме нас с Валенком, тут не было ни единой живой души. Только вдалеке за пустырем ползла цепочка огоньков фар. Довольно редкая цепочка — время шло к двенадцати ночи.

 — Тоже мне апрель, — пробормотал я, поднимая воротник. — Холод адский. Даже ларька круглосуточного нет, чтоб погреться!

 Мы топтались как раз там, куда уже не доставал свет фонаря, — на газоне, под тополями. Проходная Северного завода при этом была как на ладони. За стеклянной дверью горел свет и двигались тени.

 — Сам виноват, — флегматично сказал Валенок. — Чем тебе был плох двор за твоим домом? Замерз — пошел домой, чайку попил, потом вернулся, и за дело!

 — Ты рехнулся? Там же знакомые родителей живут… Одноклассники бывшие… А если бы меня кто-нибудь узнал?!

 — Возле музыкальной школы ему совестно, — ворчал Валенок, игнорируя мои слова. — В подземном переходе под виадуком противно…

 — Там плохо пахнет, — подтвердил я, — а еще там борцы с тренировки ходят.

 Валенок презрительно на меня покосился сверху вниз. С его ростом это было несложно.

 — Да я не боюсь, ты че? — гордо сказал я. — Просто сам прикинь: странный такой маньяк — специализируется на дзюдоистах и вольниках!

 — Надо было идти в парк, — сказал Валенок. — И караулить там прохожих в подходящих кустах. Как делают все нормальные злыдни.

 Я расхохотался, но смех тут же перешел в простуженный кашель.

 — Да какой идиот попрется в парк в такую погоду на ночь глядя? Мы бы там до утра болтались бы, пока не окоченели!

 — Ну а сейчас мы тут коченеем. Какая тебе разница? Там хоть живописнее.

 — Я, между прочим, предлагал устроить засаду возле ментовки!

 Валенок хмыкнул и погрозил мне пальцем.

 — Э нет. Только не там!

 — Это еще почему? Ментов я бы, может, даже с удовольствием…

 — То-то и оно, — глубокомысленно сказал Валенок. — Ты должен изображатьжажду убийства! А не устроить ментам кровавую баню на самом деле.

 Он мгновение подумал и добавил:

 — То есть, конечно, дело твое. Но мне такого задания не давали.

 Я хотел сказать Валенку, что он переоценивает мои скромные возможности, но вместо этого спросил:

 — Кстати, а почему именно жажда убийства? Ты так и не объяснил.

 Валенок снова хмыкнул.

 — Ну, это ж очевидно. Ты превращаешься в чудовище или нет?

 — Вроде да…

 — А чудовище должно быть одержимо желанием убивать! — с довольным видом сообщил Валенок, словно кого-то цитируя.

 Мне впервые закралась в голову мысль, что замечательная идея по ловле белого змея на живца принадлежала не Валенку, а Грегу.

 — Никто ж не предлагает тебе кокнуть кого-нибудь на самом деле, — продолжал Валенок скучающим тоном. — Просто и дальше изображай терзания и сомнения. Как нормальный начинающий маньяк. Как будто, с одной стороны, ты и помыслить не можешь ни о чем таком, а с другой — тебя непреодолимо тянет кого-нибудь замочить. Короче — веди себя естественно. У тебя неплохо получается.

34
{"b":"229015","o":1}