ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

 Одна из темных ниш осветилась, и в световом квадрате появилась мишень.

 — А, так это тир!

 — Ну да. Понял, куда нажимать? Ну-ка, попробуй сам!

 — Да я умею, — обиженно сказал я. — Что, надо попасть в мишень?

 — Желательно, — хрюкнул Валенок.

 Я лег на указанное место, оперся на локти и прижался щекой к прикладу. Винтовка была страшно тяжелой. В животе снова шевельнулся холодок, но теперь не от страха, а от возбуждения — совестно признаться, еще ни разу не стрелял из боевого оружия, только из пневматики по банкам. Я прицелился и плавно, как положено, нажал на спусковой крючок. Прямо над ухом раздался ужасный грохот, эхом прокатившийся по подвалу. Винтовка дернулась в руках и треснула меня в плечо. В мишени сбоку появилась рваная дыра.

 — Неплохо, — одобрительно сказал Валенок.

 Я решил, что он издевается, но придумать достойный ответ не успел.

 — А теперь пошел вон, — с этими словами Валенок отобрал у меня винтовку и вытолкал за сетку.

 — Посмотри, как это делают профессионалы, — сказал он, ложась на мое место.

 Осветилась вторая ниша. Я посмотрел туда… и понял, что сегодняшний смертный ужас на балконе — это был детский сад по сравнению с тем, что ждет меня теперь. В нише находился ребенок. Васька.

 — Что за хрень? — крикнул я, дергая железную дверь. — Валенок, в чем дело?!

 — Ты думаешь, я не выстрелю? — спросил он.

 По его сумасшедшим глазам я понял — выстрелит.

 И, может быть, не раз это делал раньше.

 Васька сидела на корточках, с интересом озираясь. Потрогала пальцем мишень и засмеялась. Откуда она здесь?!

 — Ты меня не проведешь, — сказал я, пытаясь говорить спокойно. — Это морок. Васька в яслях!

 — Ха, — сказал Валенок. — Если хочешь знать, я-то ее оттуда и увел. Назвался папашей — отдали без вопросов. Только зенки свои вытаращили, старые курицы, но ни слова поперек не сказали.

 Он не врал. Действительно, ведь Ленка предупредила воспитательниц, что сегодня Ваську забирает отец…

 — Отпусти ее, — взмолился я. — Чего ты хочешь?

 Валенок смотрел на меня плоскими глазами рептилии.

 — А ты как думал? — спросил он. — Что мы тут в игрушки играем? Грег с тобой все нянчится, а я считаю — нечего! Если девчонка мешает твоему превращению, устраняем девчонку. Нет человека — нет проблемы. Мой любимый подход.

 Он отвернулся, приложил к щеке винтовку и прищуренным глазом посмотрел в прицел, наводя ствол.

 — Васька, уходи оттуда! — заорал я.

 — Там звукоизоляция, — ухмыляясь, сказал Валенок. — Стекло.

 — Ее же осколками порежет, урод!

 — Не порежет. Я аккуратно выстрелю, — ответил Валенок, глядя в прицел. Ствол поднялся на линию выстрела и застыл. — Точно в голову.

 — Я тебя убью! — Я затряс дверь. Сетка загремела, но сама дверь даже не шевельнулась.

 Валенок повернулся ко мне. На его лице было очень странное выражение.

 — Ну попробуй, — серьезно ответил он и нажал на спусковой крючок.

 Что случилось потом? Я не могу это описать словами. Помню только, что тогда, на балконе, страх сковал меня смертельным холодом, — а в подвале я ощутил, как где-то в животе рождается огонь ярости. Жар нарастал, охватывая все мое тело, растекался по рукам и ногам. Внутри меня бушевало пламя, как будто во мне родилась шаровая молния. Она вращалась, накаляясь, заполняя грудь, подпирая горло… и вдруг я понял, что делать. Я глубоко вдохнул и выдохнул молнию наружу — на сетку, на дверь и на проклятого Валенка. И все потонуло в гудящем потоке огня.

 Пламя бушевало везде — и внутри меня, и снаружи! Решетка разлетелась раскаленными каплями, дверь с грохотом упала на бетонный пол, Валенка с его винтовкой просто смело, как пушинку. Я стоял посреди огня, и он меня не обжигал — наоборот, мне было весело! Много-много лет, с самого детства, я не чувствовал себя таким счастливым! В вихрях пламени я пошел к мишеням. Васька сидела все там же, изумленно глядя на огонь. Валенок не успел выстрелить.

 Я подумал, что огонь испугает малышку, и приказал ему погаснуть.

 — Бах! — радостно воскликнула Васька, когда я выбил стекло.

 Что-то изменилось — то ли во мне, то ли в мире. Я был огромным и невидимым, тяжелым и легким одновременно, безмерно сильным и стремительно быстрым. Каждый мой шаг был длиной в жизнь, и не было на свете ничего мне неподвластного…

 Выйдя на улицу, я сразу же увидел всю гнусную компанию. Они поджидали меня у парадной: Грег, Ники и тварь Валенок — с сияющей мордой, целый и невредимый, даже куртку ему не подпалило. Он-то откуда тут взялся?!

 — Ты — огнедышащий! — воскликнула Ники, блестя глазами. — Вот это да!!!

 — Кто бы мог подумать, а? — самодовольно отметил Валенок. — Глядя на этого заморыша…

 — Удачно получилось, — подтвердил Грег. — Поздравляю, Алекс.

 Лицо у него было такое замученное, словно это он, а не я всю ночь проторчал на балконе, а потом едва не лишился единственной дочери.

 Я окинул их всех ненавидящим взглядом. С удовольствием посмотрел бы, как они сгорают, если бы мог выдохнуть огонь еще раз. Но на сей раз я, кажется, иссяк. Даже зла не осталось.

 — Сволочи, — сказал я устало, прижимая к себе Ваську. — Не желаю иметь с вами ничего общего. Грег, я тебе этого никогда не прощу. А с тобой, Валенок, мы еще побеседуем!

 — Как, ты не рад? — искренне удивился Валенок. — Ну вот, стараешься-стараешься, и никакой благодарности!

 — Оставь его в покое, — сказал Грег. — Пусть идет. Нам всем надо отдохнуть.

 Я резко повернулся к нему.

 — Грег, как ты мог это допустить? С Валенком все понятно, он маньяк, но ты!

 — Он бы не выстрелил.

 — Да-а? Ты не видел его рожу…

 — Ты не понимаешь. Он предложил себя вместо жертвы. «Пусть Леха кого-то убьет или хоть попытается, — сказал он. — Да хоть меня. Ему непременно полегчает!» Я разрешил. Все равно другого выхода не было.

 — Ну, Валенок! — пробормотал я, и веря, и не веря его словам. — Психотерапевт хренов!

 — Я другого боялся, — продолжал Грег. — В момент превращения ты мог запросто забыть о дочке. Когда ты становишься стихией, при чем тут какой-то ребенок? Зачем он? Какое тебе до него дело?

 — Да мне такое даже на ум не пришло!

 — Что не пришло — это меня особенно радует. Ни разу не видел, чтобы превращение совершалось таким образом. Хотя нет. Один раз видел. Очень давно…

 Грег неожиданно прервался. Я смутно почувствовал за этим что-то личное и не стал расспрашивать. Вместо этого спросил:

 — Так я превратился или нет? Я не чувствую особых изменений.

 — Они проявятся. Не спеши. Ты перестал быть змеем и не перестал — человеком. Это важнее.

 Обычный человек не успевает заметить превращение. Только что был человек — и вот его нет. Драконы же для людей вообще невидимы. Но теперь, когда я изменился сам, — я мог наблюдать, как они это делают. Как раскидывают руки, отталкиваются от земли и молнией взмывают в небо, преображаясь уже в полете: Грег, Валенок и Ники — три черных дракона.

 «Каким буду я?» — невольно подумалось мне.

 Я проводил взглядом улетающий Черный Клан, посадил Ваську на плечи и понес ее домой.

КНИГА 2 - МАГИЯ КРОВИ

 Часть 1

 ДВАЖДЫ РОЖДЕННЫЙ

— Вы умеете играть на скрипке?

— Не знаю, не пробовал. Но думаю, что получится.

 Глава 1

 ЗМЕЯ И ПТИЦА

Черный Клан. Трилогия (СИ) - i_001.png

 Мы с Валенком сидели в открытом кафе на берегу пруда, на Крестовском. Был тихий малиновый вечер, самое начало лета. Парк только-только оделся листвой, и каждый раз, окидывая взглядом пейзаж, я испытывал прилив позитива при мысли, что впереди целых три месяца солнца и тепла. Валенок не тратил время на любование природой — он алчно вгрызался в шашлык. Я уже поужинал и теперь со спокойной душой смотрел по сторонам. Казалось, раньше я скользил взглядом по тонкой мутной пленке, а теперь она лопнула — и мир открылся мне, словно заново сотворенный, полный тайн и открытий.

63
{"b":"229015","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девятый ангел
Хмель
Все, что я знаю о любви. Как пережить самые важные годы и не чокнуться
Удачный день
Снежный Король
Цена победы: Курсант с Земли. Цена победы ; Горе победителям : Жизнь после смерти. Оружие хоргов
Убедили, беру! 178 проверенных приемов продаж
Черная жемчужина раздора
Учитель поневоле. Курс боевой магии