ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

 В июне в Питере в половине шестого утра уже давно светло, но на улице ни души, даже дворников не видать. Тем более — в пустынном, лысом парке Трехсотлетия Петербурга.

 Я топтался на пляже, кутался в куртку, зевал и мерз. За полосой молодых насаждений и оградой парка прибрежными утесами высились многоэтажки с одинаково темными рядами окон. Вода в заливе была неподвижной и тусклой, как эти стекла. Я старался на нее не смотреть. В памяти сразу же всплывал — в буквальном и переносном смысле — вчерашний водяной дракон. При мысли о нем меня начинало мутить. Почему? Я сам не мог понять. Я уже неоднократно видел разных драконов и всякий раз испытывал примерно одно и то же смешанное чувство трепета и восторга. Иногда преобладал трепет, иногда восхищение. Но всегда — чувство сродства. Романтичная Лигейя с ее требующим ремонта воздушным замком, хаотическими молниями, ледяным дождем и бурлящими тучами… Лихая Драганка, ее ролики, колкий язык, бесстрашие и грозная красота… Даже жутковатый Лорд в Маске… С ними я говорил на одном языке.

 Но этот водяной — он был абсолютно чужим. Глядя в его рачьи глаза, без всякого выражения смотрящие на меня из-под воды, видя невозможную, тошнотворную морду хищного членистоногого, я испытывал иррациональный страх — даже не в мозгу, а где-то в кишках. Даже находясь рядом с Грегом и Валенком. Даже зная, что он не угрожает мне. Я не понимал его совсем.

 И как Грег умудрялся с ним общаться? Слава богу, хоть в воду он лезть меня не заставил. Только посмотрел на мою гримасу, изменился в лице и велел мне проваливать как можно быстрее и дальше от места встречи. И зачем-то — явиться на пляж сегодня перед рассветом.

 — Ну и зачем ты меня поднял в такую рань? — спросил я не слишком вежливо.

 — Я же обещал провести с тобой урок драконологии, — ответил Грег. — Обещания надо выполнять.

 Я мрачно посмотрел на шефа: аккуратный и подтянутый, как всегда. Интересно, он вообще когда-нибудь спит?

 — А нельзя было немного подождать? Хотя бы пока трамваи пойдут?

 — Чего тянуть? — искренне удивился Грег. — Ты считаешь, что у тебя много времени?

 — На что это ты намекаешь?

 — Валенок, конечно, балбес. Часто ведет себя по-дурацки и постоянно несет чушь. Но как боевую единицу я его ценю, и советы он иногда дает толковые. Так вот, он сказал: ты так даже до осени не доживешь. Бросать вызов, не оценивая свои силы, идти на конфликт, не понимая, кто перед тобой… Надо учить его сражаться, сказал Валенок, и одновременно ставить ему защиту, причем форсированно, или он сам скоро погибнет. И заодно погубит весь клан.

 — А свой любимый вариант — превентивно меня грохнуть — неужели не предложил? — спросил я желчно. — «Нет человека — нет проблемы»?

 Грег утвердительно промолчал и добавил:

 — Я ему ничего конкретного не ответил. Хотел сначала показать тебя Морскому лорду. Но ты выказал к нему такое неприкрытое и, прямо скажем, неприличное отвращение, что я просто побоялся оставлять тебя с ним…

 — Ага! — догадался я. — Не удалось спихнуть меня в ученики водяному дракону! Разочарован, да?

 Грег бросил косой взгляд в сторону залива.

 — Я-то — не очень. А вот тебе лучше в ближайшие несколько лет держаться от моря подальше. Не то чтобы морской лорд на тебя смертельно обижен, но ты ему тоже не понравился. И при удобном случае…

 — Понял, — буркнул я. — Буду проводить отпуск в горах. Значит, раз уж я еще жив, ты принял решение меня форсированно учить. И чему же?

 — Как убивать драконов, — ответил Грег. — Чему же еще?

 В небе мелькнула тень. Из-за неровной линии крыш вынырнул темный острокрылый силуэт.

 Теперь я больше не путал членов клана с воздушными змеями. Я научился даже распознавать их на большом расстоянии.

 Ники заложила петлю над водой, ловко и красиво превратилась над самым пляжем и на песок ступила уже человеком.

 — Привет компании, — сказала она, отчаянно зевая.

 — Надо же, и Валенок явился, — отметил Грег, глядя в другую сторону. — Я думал, проспит.

 Возле решетки парка с визгом затормозила «бэха», из которой вывалился Валенок такой же заспанный, как я. Выглядел он преотвратно: опухшее небритое лицо, налитые кровью глаза. Перегаром от него шибало метров за пять. Точно сказала Драганка — упырь упырем.

 — Ну е-мое, — начал жаловаться он, подходя к нам, — нет чтобы провести тренировку вечером! Я в четыре только спать лег, а тут в пять уже вставай…

 — А ты не шатайся по ночам неизвестно где, — нравоучительно сказала Ники. — И пей меньше! Бери пример с меня!

 Валенок даже не отреагировал, до того ему было худо.

 — Сейчас упаду и сдохну…

 — Падай, — согласился Грег. — Поработаешь наглядным пособием. Больше ты все равно ни на что сейчас не пригоден. Не стой столбом. Ну-ка, превратись.

 Валенок — как мне показалось охотно — растянулся поперек всего пляжа, хвостом касаясь велосипедной дорожки, а мордой — воды, с глубоким вздохом закрыл глаза, вытянул лапы и замер.

 — Итак…

 Грег окинул его скептическим взглядом и повернулся ко мне.

 — Перед нами… гм, хочется сказать, несвежая туша… ладно, спящий черный дракон. По своей сущности драконы сверхматериальны. Что это значит? Они не подчиняются обычным физическим законам, выходя далеко за их пределы. К примеру, полет дракона не имеет ничего общего с полетом птицы или самолета. Он связан в большей степени с опытностью дракона, его магической силой и психологической готовностью, а не с его аэродинамическими качествами… Кстати, запомни, Алекс, почти любое сражение начинается в воздухе. Почти все предпочитают нападать сверху. На спине нет ни зубов, ни когтей, только острый гребень — вот он. Валенок, продемонстрируй-ка нам стандартную атаку!

 Валенок слабо трепыхнул крыльями, но не оторвал от песка даже шею.

 — Давайте о полетах в другой раз, — умирающим голосом попросил он. — Меня от одной мысли укачивает…

 — Знаете анекдот? — ехидно спросила Ники. — Выползает Валенок под утро из бара, расправляет крылья, разбегается, резко останавливается и говорит: «Нет, на фиг! Пешком пойду!»

 — Так он же на машине приехал! — возразил я.

 — Я что, больной — летать с бодуна?

 — Ладно, валяйся, где валяешься, пропойца, — сказал Грег. — А мы идем дальше. Броня. У тебя, Алекс, она пока довольно слабая. Тонкая, не определился пигмент, нет антимагической ауры… Но все же — она выдержит любой случайный удар или, допустим, выстрел из пистолета типа ТТ. Она уже огнеупорна. Несколько минут держит обычное пламя или пару-тройку огненных выдохов другого дракона.

 Грег наклонился и постучал по шкуре Валенка. Она издала глухой деревянный звук. Чешуя у него была не блестящая антрацитовая, как у Ники или Грега, а крупная, грубая, с серовато-зеленым отливом, шершавая, как наждачка.

 — С возрастом броня становится толще. Ее не пробивает ни копье, ни катапульта, ни автоматная очередь. Вдобавок она создает ауру, которая гасит чужие чары. Двух-трех-тысячелетний боевой дракон практически неуязвим. Его может убить только другой такой же дракон. Или прямое попадание атомной бомбы.

 — Замечательно, — проворчал я. — А какой тогда смысл в наших занятиях?

 — К счастью, такого возраста достигает один дракон из тысячи. Тебе с таким точно не грозит столкнуться. Просто потому, что в этом мире их нет…

 Мы прошлись вдоль Валенка (идти пришлось долго) и приблизились к голове. Голова выглядела неважно. Воспаленные глаза полуприкрыты кожистыми веками, раздвоенный язык нездорового фиолетового цвета вывален наружу метра на полтора. Вид страдающий.

 — Органы чувств, — объявил Грег, перешагивая через язык. — Как ты уже убедился, они гораздо лучше развиты, чем у человека. Зрение, слух, обоняние…

 — Знаю-знаю, — подтвердил я. — На опыте.

 Вот про это он мог не рассказывать — новыми возможностями восприятия я пользовался активно и с удовольствием.

 — Есть еще полезные свойства, которые можно использовать в битве. Кроме основных пяти, драконы имеют шестое чувство. Эмпатия — умение читать чувства и эмоции другого существа. Любое сильное чувство человека, животного или другого дракона, будь то страх, гнев или радость, сразу будет обнаружено, даже если внешне оно никак не проявляется… Еще — между членами клана можно развить телепатическую связь. Во времена моей молодости это был необходимый навык, а сейчас появились мобильные телефоны и все испортили… Но если захочешь, мы с тобой поупражняемся.

81
{"b":"229015","o":1}