ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

 Грег тут же согласился. Казалось, ему было вообще все равно, куда ехать. Тут бы мне и насторожиться, но тогда я даже не догадывался, на что он способен.

 Мы приехали на электричке, часам к десяти утра. С вершины горы открывался чудесный вид. В такую рань Токсово выглядело непривычно мирной, патриархальной деревней. Даже в озере почти никто не купался — а в выходные машину на берегу припарковать негде, везде музыка и шашлыки, и людей в воде как фрикаделек в супе. Солнце, тишина! Только птички весело чирикают.

 Птички…

 Мне вдруг стало тревожно без всякой причины. Перед глазами снова, но на этот раз без приглашения, возник яркий образ — мы с Кирей лезем на клен. Над нами, скрытые листвой, истошно верещат какие-то пичужки…

 «Гнездо, — вспомнил я, чувствуя, как по спине пошла медленная волна холода. — Там было гнездо. А в гнезде птенцы…»

 — Алекс, — голос Грега выдернул меня из воспоминаний. — Ты готов?

 Я зажмурился и выдохнул, удивляясь, что на меня нашло. Ну гнездо. И что в нем страшного?

 — Превращаемся. Помочь тебе или сам?

 — Сейчас… Сам, конечно.

 — Тогда закрой глаза, сосредоточься…

 Мы стояли рядом на склоне, широко расправив перепончатые крылья. Солнце так убедительно играло на гладких чешуйках, что мне уж в который раз стало странно, что нас никто не замечает. Что в ста метрах от нас люди плещутся в воде и в упор не видят двух драконов — черного и белого.

 — Начнем с планирования, — заговорил Грег учительским тоном. Обычно этот тон меня довольно-таки раздражал — но, как ни странно, теперь, наоборот, успокаивал. — Смотри, я показываю. Держишь крылья почти параллельно поверхности, разбегаешься и делаешь резкий, но плавный рывок вперед и вверх. Хвост напряги и вытяни, лапы подожми под брюхо. Концы крыльев в это время держи загнутыми — вот так, словно подгибаешь безымянный и мизинец…

 — Ага, как закрылки у самолета. Значит, хвост поджать, лапы вытянуть… А я-то думал, что уже умею планировать…

 — Тебе только казалось. А мы все будем делать по науке.

 — Грег, а почему ты и другие драконы взлетают не так, а с места и сразу вверх?

 — Это высший пилотаж. Тебе до такого еще тренироваться и тренироваться. Давай, поехали.

 Я кивнул, нахмурился, сосредотачиваясь, оттолкнулся и «резко, но плавно» ринулся вперед и вверх. Травянистый склон нырнул вниз, и я обнаружил, что парю в воздухе.

 — Молодец! Нет, не так! — раздавались за спиной выкрики. — Что ты растопырил лапы в разные стороны, как курица? Хвост прямо! Не крути хвостом, тебе говорят! Крылья неподвижно! Концы загнуть! Да не туда!

 — Грег, я лечу! — заорал я, кривовато планируя над верхушками сосен. — Лечу!!!

 Грег обогнал меня и теперь парил прямо надо мной, выдавая ценные указания. У меня уже в ушах звенело от всех этих «хвост вниз, закрылки вверх!».

 «Хорошо, что тут нет Валенка», — подумал я. И тут же забыл обо всем, кроме полета.

 Мы вместе описали низкий плавный круг над сосновой рощей. Я упивался новым ощущением. Ха, летать в самом деле просто! И так приятно! И совсем не страшно! Теплый ветер упруго подпирает крылья, лежишь на потоках, как на невидимом матрасе… Сосновые верхушки щекочут брюхо… Тело отзывается на малейшее шевеление хвоста…

 — Отлично! — крикнул позади Грег. — Давай-ка кружок над озером!

 Он обогнал меня с легкостью и изяществом «мерса», обходящего на трассе грузовик.

 — Повторяй за мной!

 Грег сложил крылья, вытянувшись почти в стрелу, и заскользил над самой поверхностью озера. Я сделал то же самое и тут же нахлебался воды. Когда я вынырнул, отплевываясь и фыркая, то услышал:

 — …а теперь — резко вверх!

 И увидел, как Грег с хлопком распахнул крылья, на миг став похожим на японский веер, а потом с силой обрушил их вниз. Меня ударило вихрем, вода вокруг вскипела. Не успев осмыслить, что тут творится, я повторил его маневр.

 Меня швырнуло в небо так, словно мной выстрелили из пушки. Не успел я опомниться, как взмыл метров на сто. Сверху отлично просматривалось все Токсово. Я видел крыши дачных домиков, огороды, пруды… По шоссе ползли крошечные, почти игрушечные машинки. В общем-то мне не страшно, а даже интересно — как будто рассматриваешь «гугл-мэп». Если бы у меня было время задуматься, где я и что тут делаю, я бы, наверно, испугался.

 Но задумываться не позволял Грег.

 — Не бей крыльями, как куропатка! Что ты трепыхаешься? Расправь крылья и плавно, синхронно, сильными движениями от плеча — вверх-вниз! Вверх-вниз! Лапы плотно поджаты к брюху! Брюхо подтянуто! Хвост не провисает!

 Я добросовестно пытался, но все время делал ошибки. Горизонт кренился то вправо, то влево. Меня болтало из стороны в сторону, я проваливался вниз и путался в хвосте и лапах. Потом мы попали в какой-то туман, где я немедленно потерял Грега. От растерянности я дал такой крен, что перекувырнулся в воздухе, запутался, где верх, где низ, и непременно бы упал, если бы Грег внезапно не рявкнул мне в ухо:

 — Крылья в стороны! Стабилизируйся! Ты с ума сошел — входить в штопор на первом занятии?!

 — Грег… а может, уже хватит, а? — задыхаясь, прокричал я, когда мы вырвались из тумана, и наставник пронесся мимо меня в очередной раз. — У меня уже крылья болят… и спина… и перед глазами все прыгает…

 — Врешь насчет спины, — хладнокровно ответил Грег. — Ладно, уговорил. Пятиминутный отдых. Левитируем.

 Он широко расправил крылья и замер, гордо закинув голову на длинной мощной шее. Только самые концы крыльев чуть шевелились. Я попытался скопировать его позу, и вскоре мы парили рядом, а ветер медленно сносил нас куда-то к югу.

 Ну прямо два орла.

 «Где, где гнездо?»

 «Да вот оно, на той ветке, где ты стоишь!»

 …а птенцы в том гнезде были преуродливые. Облезлые какие-то, желтые клювики шире головы, и непрерывно пищат, аж сердце надрывается. Над гнездом с заполошным чириканьем пронеслась быстрая тень, потом вторая. Птички-родители, понял я. Волнуются. Хе-хе.

 — Я — Наг! — сообщил я вслух, осторожно подползая по ветке поближе к гнезду. — Ш-ш-ш-ш! Бойтесь меня!

 Птенцы заметили меня и заорали вдвое громче. Наверно, думали, что я лезу их кормить. Наивные! Они еще не понимали, что я опасен.

 А я был для них опасен, и мне это очень нравилось. И они находились в полной моей власти. Вот их родители, которые в истерике метались над моей головой, это понимали. Я полз по ветке, игнорируя вопли Кири:

 — Леха, стой! Она уже трещит! Зачем тебе это дурацкое гнездо?!

 — Отвянь, — буркнул я, протягивая руку к птенцам. — Я — Наг. Я хочу их съесть!

 Громкий треск… Мелькание пятен в глазах… Беззвучный, безболезненный удар…

 Я распахнул глаза. В первый миг не понял, где нахожусь. Потом вспомнил и, холодея, уставился вниз.

 Но ничего не увидел. Под нами были облака.

 Словно растянутая от края до края неба нежнейшая овечья шкура, подсвеченная розовым. Над ней синело холодное и ясное сапфировое небо, темнеющее к зениту.

 Я даже дышать перестал.

 На земле, внизу, все так или иначе соразмерно с человеком. А это воздушно-облачное пространство, продуваемое ледяными ветрами, расцвеченное утренним солнцем, было нечеловечески прекрасным. Да просто — нечеловеческим. Словно людей не существовало, и вообще они мирозданию были не нужны.

 Как будто попал на другую планету. Или в другой мир.

 Страха, кстати, я не испытывал. Все окружающее казалось просто нереальным.

 — Ты в порядке? — поинтересовался Грег.

 — Более-менее, — пробормотал я, не в силах выразить все те противоречивые чувства, которые меня одолевали.

 — А чего глаза так вытаращил? Ты ведь сейчас не боишься.

 — Нет… Это я восхищаюсь!

 — Ясно, — усмехнулся Грег, закидывая голову. — Ты что, на самолете никогда не летал?

 — Никогда. И не рвусь…

 Тут я как раз увидел самолет. Он медленно полз далеко под нами, похожий на сверкающего белого жучка. Он казался почти таким же маленьким, как когда смотришь на него с земли. За ним постепенно распускался прямой, как по нитке проведенный, инверсионный след.

91
{"b":"229015","o":1}