ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Именно я виноват в том, что все это не было учтено, потому что я руководил Второй Академией в то время, когда вы захватили Калган. Когда вы разрушили Первую Академию, мы поняли это – но слишком поздно, из-за чего погибли миллионы людей в Конзвездии.

– И теперь вы пытаетесь исправить ошибку? – Тонкие губы Мула скривились в усмешке. Мозг его излучал импульсы ненависти, – Что вы собираетесь предпринять? Что вы можете сделать? Разве вам под силу нарастить мои хилые мышцы или восстановить мою детородную способность? Вычеркнуть из прошлого мучительное детство в чужеродном окружении? Вы жалеете меня, сочувствуете моим страданиям? Вас трогают мои несчастья? Нет, я ни на йоту не сожалею о том, что сделал для себя. Пусть теперь Галактика попробует защититься как может, потому что, когда мне нужна была защита, никто пальцем не пошевелил!

– Ваши эмоции сейчас, безусловно, – мягко прервал его Первый Оратор, – цветочки по сравнению с тем, что вы думаете на самом деле, и судить вас за это я не собираюсь. Разрушение Конзвездии было неизбежно. В противном случае последовали бы гораздо более страшные разрушения по всей Галактике в течение нескольких столетий. Мы сделали все, что смогли. Эвакуировали с Конзвездии людей, сколько сумели. Остальных расселили по планете. К сожалению, всего этого оказалось мало. Многие миллионы погибли – их вам не жалко?

– Ни капельки – не больше, чем тех, кто погибнет на Россеме в ближайшие шесть часов:

– На Россеме? – быстро спросил Первый Оратор. Он обернулся к Ченнису, который успел немного оправиться. Сознание его было напряжено из последних сил. Ченнис чувствовал, как два разума борются за него, и наконец ему удалось разорвать связывавшие его невидимые путы, и он выкрикнул:

– Сэр, я проиграл. За десять минут до вашего прихода он вытянул это из меня. Я не мог ему сопротивляться, и нет мне прощения. Он знает, что Конзвездия – не Вторая Академия. Он знает, что это – Россем.

Путы снова сомкнулись.

Первый Оратор снова нахмурился:

– Ясно. Что вы собираетесь делать?

– Вам так интересно? Вы не видите очевидного? Все это время, пока вы читали мне лекцию об эмоциональном контакте – все это время я работал, а вы бросали на ветер громкие слова типа «мания величия» и «паранойя». Я связался с моим флотом, и они выполняют мой приказ. Через шесть часов, если только у меня не будет причины его отменить, они будут здесь и бомбардируют Россем – за исключением этой заброшенной деревушки и местности на сто квадратных миль вокруг. Они сделают это, а потом приземлятся здесь. У вас есть шесть часов, а за шесть часов вы не успеете ни победить мой разум, ни спасти остальных на Россеме.

Мул довольно потер руки и рассмеялся, а Первый Оратор, казалось, с трудом осваивается с новым поворотом событий.

– Варианты? – спросил он.

– Да с какой стати должны быть какие-то варианты? Никаких вариантов! Что я – должен заботиться о жизни жителей Россема? Хотя… В принципе можно было бы дать моим кораблям возможность приземлиться здесь и подвергнуть мозговой атаке всех вас – всех людей из Второй Академии. Тогда можно было бы отменить приказ о бомбардировке. Неплохо было бы заиметь такое количество умных людей! Но для этого мне пришлось бы изрядно потрудиться, а я не вижу в этом особого смысла. Потому и не предлагаю. Что вы языком-то треплете, вы, человек из Второй Академии? Какое оружие вы можете противопоставить моему разуму, который как минимум не слабее вашего, и моим кораблям, которые сильны настолько, что вам такое и в голову никогда не приходило?

– Что я могу противопоставить? – медленно проговорил Первый Оратор. – Да ничего, кроме крошечного зернышка – крошечного зернышка истины, которое у меня есть, а у вас пока нет.

– Говорите быстрее, – расхохотался Мул. – И говорите вразумительно. Вы умеете выворачиваться, но на этот раз вам это не удастся.

– Бедный мутант, – с сожалением вздохнул Первый Оратор. – Не из чего мне выворачиваться! Спросите себя – зачем Бейл Ченнис был послан в Калган как приманка для вас, – Бейл Ченнис, который, невзирая на свою молодость и отвагу, настолько же уступает вам в отношении психологических способностей, как этот храпящий солдафон, ваш доблестный Хэн Притчер? Почему туда не отправился я или кто-то другой из наших руководителей, который мог бы с вами потягаться?

– Наверное, – последовал уверенный ответ, – потому, что вы не окончательно сошли с ума и понимали, что никто из вас все равно не сможет со мной тягаться.

– Истинная причина более логична. Вы узнали, что Ченнис из Второй Академии. У него были возможности скрыть это от вас. Кроме того, вы знали, что по способностям он вам не ровня, потому-то и пошли так легко на эту игру и последовали за ним, как он и хотел, чтобы переиграть его потом. Если бы в Калган прилетел я, вы бы меня просто убили, потому что я представлял бы для вас реальную опасность. А если бы мне удалось избежать смерти, скрыв от вас, кто я такой, мне бы ни за что не удалось заманить вас в путешествие. Только чувство собственного превосходства двигало вами. А если бы вы остались на Калгане, никакие силы Второй Академии не смогли бы вам повредить – там вы окружены своими людьми, своей военной техникой и своим психологическим полем.

– Мое психологическое поле и сейчас при мне, трепач, – рявкнул Мул, – а мои люди и мои корабли не так уж далеко.

– Именно так, но вы – не на Калгане. Вы – в королевстве Конзвездия, которое, как вам внушили, является Второй Академией, – хорошо внушили. Так и должно было быть, поскольку вы – мудрый человек, Первый Гражданин, и только логикой можно было вас убедить.

– Верно. В этом вы, конечно, победили, но я вытянул правду из вашего Ченниса, поскольку предполагал заранее, что такая правда может существовать.

– Но не такие уж мы слабаки, как вы думаете. Мы предусмотрели и этот вариант, поэтому Ченнис был соответствующим образом подготовлен.

– Сомневаюсь, чтобы он был подготовлен, – я ощипал его сознание, как цыпленка. Он был голенький передо мной, и, когда он сказал, что Россем – это Вторая Академия, – это было правдой, Он не мог лгать. Я видел все, как под микроскопом.

– Все правильно. Тем лучше это подтверждает, что планы мы построили правильно. Я же сказал вам, что Бейл Ченнис был добровольцем. А знаете, каким именно добровольцем? Прежде чем отправиться на Калган, он был подвергнут серьезной психологической операции. Неужели вы думаете, что нам было достаточно обмануть вас словами? Неужели вы думаете, что Бейл Ченнис, не будь он предварительно подготовлен соответствующим образом, сумел бы одурачить вас? Нет, Бейл Ченнис был сам обманут – по необходимости и добровольно. Ченнис честно, до последней клеточки своего мозга верил, что Россем – Вторая Академия.

И в течение трех лет мы, люди из Второй Академии, создавали в королевстве Конзвездия декорации и готовились к встрече с вами. И мы преуспели в этом, не правда ли? Вы попали в Конзвездию, и даже на Россем, – но дальше этого вы бы не попали.

Мул резко вскочил на ноги.

– Вы… осмеливаетесь утверждать, что и Россем – не Вторая Академия?

Ченнис, лежа у стены на полу, почувствовал, как окончательно разорвались связывавшие его сознание путы. Собрав все силы, он приподнялся с пола и пораженно выкрикнул:

– Разве Россем – не Вторая Академия?

Его память, все знания, которые он имел, – все закружилось в мозгу безумным вихрем. Первый Оратор улыбнулся:

– Вот видите, Первый Гражданин, Ченнис поражен не меньше вас. Конечно, Россем – не Вторая Академия. Неужели мы – безумцы, чтобы привести вас, нашего злейшего и опаснейшего врага, в наш собственный мир? О нет!

Пусть ваш флот бомбардирует Россем, Первый Гражданин, если вам уж так хочется. Пусть разрушают все, что хотят и могут. Единственные, кого они здесь могут убить, – так это меня и Ченниса, но это вам ничего не даст.

Потому что Вторая Академия, вернее – ее экспедиция на Россеме, которая работала тут три года под видом Старейшин этой деревни, вчера отбыла с Россема и отправилась на Калган. Они опередят ваш флот и прибудут на Калган как минимум на день раньше вас, вот почему я вам рассказываю все это. Если я не отменю свой приказ, то, когда вы вернетесь, застанете дома взбунтовавшуюся Империю, разрушенное государство, и только люди из вашего флота останутся верны вам. Но их будет очень мало по сравнению с восставшими военными. Кроме того, люди из Второй Академии внедрятся в те соединения флота, которые остались дома, и позаботятся о том, чтобы вы больше никого не смогли «обработать». С вашей Империей покончено, мутант.

18
{"b":"2298","o":1}