ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Диверсант
Украденная служанка
НеФормат с Михаилом Задорновым
Хаос. Как беспорядок меняет нашу жизнь к лучшему
Ловушка для орла
Наследие
Вторая половина Королевы
Манифест великого тренера: как стать из хорошего спортсмена великим чемпионом
Да будет воля моя

– А ты, значит, ходячий сексуальный объект?

– Они считают меня загадочным мужчиной, – пожал Нилл плечами.

– Они думают, что ты Джеймс Бонд. Ходишь в казино и играешь в блэк-джек до четырех утра, – иронично заключил Эл. – По крайней мере, так было до вчерашнего вечера. – Он помолчал, словно в его голову пришла неожиданная мысль. – Никогда не слышал, чтобы ты тратил волшебное время игры на прогулки по пляжу при луне. Да еще и не один. Она отвергла тебя?

Нилл взглянул на часы.

– Мне пора. Тебе что-нибудь нужно в городе?

– Отшила, да? – не унимался Эл.

– Подумай о своих делах, Эл.

– Ух ты! Ты закинул удочку, а эта простушка не попалась. Это, наверное, с тобой впервые.

Простушка?! Так вот как они ее называют! Джемайма не на шутку разозлилась.

Эл считает Нилла Блэкторна казановой? Да ему придется основательно потрудиться, чтобы соответствовать ее уровню! Она задолжала это своему самоуважению. И половине девушек на Карибах, судя по их разговору.

Джемайма выбралась из своего укрытия, блестя глазами, но с безупречной улыбкой на лице.

– Хорошо, что ты еще здесь, – обратилась она к Ниллу. – Я передумала. Я согласна поехать с тобой в город.

Нилл не был дураком. Но и упрямцем не был. У Джемаймы возникло ощущение, что он затеял с ней странную игру. В которой намеревался победить.

– Мне везет, – улыбнулся Нилл.

– Не обольщайся. Мне просто нужно, чтобы ты меня подвез.

– Полагаю, я должен быть благодарен и за это.

Игра пока шла на равных.

Нилл высадил ее на рыночной площади в Квинс-Тауне, как она и просила.

– Я буду внизу у доков, если передумаешь. Налево от статуи пирата. Там нет ворот и каких-то знаков. Просто иди вдоль берега, пока не найдешь меня.

– Идет, – кивнула Джемайма, не собираясь никуда идти.

Она вышла из машины и захлопнула за собой дверцу. Нилл просто помахал ей вслед, надел солнечные очки и с ревом уехал.

Квинс-Таун оказался таким же крошечным, как и аэропорт. На главной площади стояла пара старинных зданий с балконами. В магазинчиках можно было найти кучу всего полезного для рыбаков и домохозяек. И даже дайверов. Но ничего полезного для Джемаймы.

В конце концов, она сдалась. Против воли – а может, этого она и хотела больше всего? – девушка спустилась к берегу моря. В воздухе витали ароматы фруктов, свежей выпечки и кофе. И водорослей, и бензина, поморщившись, признала Джемайма.

Джемайма видела лодки и рыбу всех цветов – жемчужную, серебристую, голубую и даже оранжевую. Джемайма с удовольствием вдохнула. Купила себе кофе у уличного торговца, который был счастлив обменять на доллары бумажный стаканчик с горячей темной жидкостью. Соленый воздух обдавал кожу жаром. Она прикрыла глаза от солнца и услышала свое имя.

Девушка подняла голову.

Нилл стоял в лодке. Он выглядел уверенно, ясно было, что этот мужчина в своей стихии. В отличие от нее. Нилл поднял солнечные очки, и их взгляды встретились.

Парадокс. Джемайма почувствовала себя совсем растерянной. Игра-дуэль продолжалась. Вот только оба, кажется, не знали, чем все это закончится.

Джемайма не могла понять, хорошо это или плохо. Но ноги уже сами несли ее в его сторону. Она остановилась на небольшом расстоянии, совершенно не обращая внимания на явно заинтересовавшуюся ею команду.

Нилл снял рубашку, и теперь его загорелая кожа переливалась на солнце. Джемайма сглотнула.

– Привет.

– Решила все-таки дать мне второй шанс?

– Зависит от того, что ты предлагаешь.

– Давай обсудим. – Нилл спрыгнул на берег.

Но не прикоснулся к ней. Просто изучал ее лицо, словно не веря, что она здесь.

Черт с ним, подумала Джемайма. Ей все труднее удавалась роль циничной девицы. Неожиданно захотелось быть честной с этим мужчиной.

Она отвернулась, чтобы не назвать ему ненароком свое настоящее имя.

– Ладно. Выкладывай.

Он стоял в позе опытного соблазнителя. Словно тот пират на главной площади.

Осторожно, предупредил девушку внутренний голос, этот мужчина излучает секс. И ему об этом известно.

Нилл соблазнительно улыбнулся.

– Как насчет поездки на пустынный остров? – предложил он.

– Что?!

Он рассмеялся. Как он прекрасен, когда смеется!

– Я хочу показать тебе настоящий необитаемый остров. Отсюда до него два часа пути.

– И с нами поедут дайверы?

– Нет. Ни дайверов. Ни команды. Я сам встану за штурвал. Мы пойдем одни.

Сердце Джемаймы подпрыгнуло. Весь день наедине с Ниллом посреди моря? А можно ли ему доверять? А себе?

– Или можно поплыть к рифам с другими ребятами.

Неожиданно в голове Джемаймы всплыли слова Мадам.

«У тебя нет личной жизни. Ты ни с кем не встречаешься. Никуда не ходишь, если так не предписано контрактом».

Ну я тебе покажу! Я им всем покажу!

– Если я найду магазин, где можно купить купальник, я вся твоя.

– Я найду тебе купальник. И пусть начнется приключение.

Нилл взял ее за руку и отвел на рынок. Там было прохладнее, но более шумно. Он подошел к одному из лотков и выудил из кучи купальников бикини.

– Вот этот.

Джемайма удивленно захлопала ресницами. У нее была фотосессия в бикини. Тогда это были дорогущие дизайнерские купальники, в большинстве своем однотонные. Она дефилировала на высоких каблуках, а фотограф вертел ее туда-сюда, чтобы выбрать лучшее освещение. Ни один из этих купальников не выдержал бы долгого купания.

Девушка рассмеялась. Джемайма Дар носит бикини за двадцать баксов! Не забыть бы рассказать об этом своим агентам.

– Этот. – Она согласилась с цветом, но выбрала другой размер.

Нилл оплатил ее купальник, пока она рылась в сумке в поисках кошелька, а затем прикупил еще и саронг, и шорты.

– Не нужно было, – промямлила она, как девочка-подросток на первом свидании. – Никто не покупал мне одежду с тех пор, как я была ребенком.

– Тогда наслаждайся новым опытом.

– Мне… эээ… понадобится защитный крем, раз уж мы весь день проведем на солнце.

Аристократичная бледность была ее отличием. Она не могла позволить себе вернуться в Лондон с загаром. У нее фотосессия на следующей неделе.

Но сегодняшний день принадлежит ей, и только ей.

– Сюда! – позвал Нилл.

Пока Джемайма выбирала крем и очки, Нилл накупил провизии. Он закинул пакеты в лодку, откуда неожиданно испарились все члены команды, и протянул Джемайме руку.

Она кивнула на пакеты.

– Закупился на неделю?

– Не волнуйся. Я должен вернуться сегодня вечером. Не забывай, у меня есть работа.

– Тогда зачем столько всего?

– Для пикника. Там есть кое-что и для тебя.

– Для меня? Ты купил мне подарок? Еще один?

Нилл склонился к ней и заглянул в ее глаза.

– Мне пришлось угадать размер.

– Что-то еще из того, что можно носить? – Джемайма покраснела.

Ее голос прозвучал неуверенно, как-то тонко.

Девушка возненавидела себя за это, но поделать ничего не могла.

Нилл довольно выпрямился.

– Вот. – Он достал из сумки пару шлепок на лентах.

– Что за?.. – Джемайма машинально взяла их.

– Сланцы, – пояснил Нилл. – Я говорил вчера. Ты не можешь гулять по пляжу на каблуках. Но и босиком гулять нежелательно. Там бегают морские обитатели. Можно напороться на иголку или тебя покусают. Так что надевай сланцы. И купаться, кстати, тоже лучше в них.

– Сп-пасибо.

– Мне приятно.

Он невероятный, неожиданно подумала Джемайма.

Он так улыбался, что у нее возникло ощущение, будто он знает об этом.

Нилл показал Джемайме устройство лодки и стал готовиться к отплытию. Выйдя в открытое море, Нилл оставил штурвал, сел рядом с Джемаймой и подставил лицо солнцу.

– Здорово, да?

– Ты часто это делаешь? – поинтересовалась она в ответ.

– Что? Похищаю ничего не подозревающих женщин? Или хожу в море?

– Ходишь в море, разумеется. И кстати, я могу себя защитить, чтобы ты знал.

– Хорошо, – рассмеялся Нилл.

12
{"b":"23","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бородатая банда
По следам «Мангуста»
Больше жизни, сильнее смерти
С чистого листа
Мой дикий ухажер из ФСБ и другие истории (сборник)
Смерть в поварском колпаке. Почти идеальные сливки (сборник)
Шепот в темноте
Я – танкист
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей