ЛитМир - Электронная Библиотека

Нилл сидел в позе лотоса. Он пожал широкими плечами, и у Джемаймы перехватило дыхание.

– Ничего. Кто-нибудь еще приедет сюда и воспользуется нашей заготовкой.

– Ты считаешь меня ужасной девчонкой, да?

– Тебе не понравится то, что я скажу.

– Ну же. Я выдержу.

– Правда? Уверена?

Их взгляды встретились. Джемайма смотрела на Нилла как завороженная. И чувствовала, как рушатся все преграды, которые она так усердно строила. Для него и для себя. Все они обернулись водой и утекли в залитое солнцем море, простиравшееся за Ниллом. После долгих лет в модельном бизнесе Джемайма могла сказать, что справилась бы с любым мужчиной, но и это ушло. И сейчас она почувствовала себя маленькой и беззащитной.

– Ну так что? – спросил Нилл Блэкторн.

И заключил ее в свои объятия.

Джемайма вся дрожала. Жар окутал ее. Жар и чувство чистой физической силы – его силы и ее собственной. Она опустила руки на его плечи и ощутила, как по нему словно прошел электрический ток.

Нилл себя не контролирует. Как и она.

Оба упали на песок. Джемайма слышала биение его сердца. Как может простой поцелуй оказаться таким нескончаемым?..

Вот только это не был простой поцелуй. Это было путешествие в другую Галактику. А когда их губы разомкнулись, все изменилось. Нилл отодвинулся и усмехнулся, тряхнув головой, словно не понимая, что произошло.

– Ух ты! – только и выдохнул он.

– И тебе того же. – Джемайма с восторгом рассмеялась.

Указательным пальцем он коснулся ее губ. На загорелой руке застыли песчинки. Джемайма пробежала по ним пальчиками, едва касаясь его кожи.

– Ты как будто заморожен.

Он вздрогнул от ее прикосновения.

– Я этого совсем не чувствую.

– Нет, – с легкостью согласилась она, сложив губки бантиком, словно изображая поцелуй.

Его глаза потемнели. Он снова притянул девушку к себе, словно даже маленькая дистанция между ними была для него невыносима. На этот раз Джемайма сама поцеловала его. Они были все в песке, поте и соли, но им было все равно. Она хотела его. Нуждалась в нем больше, чем в ком бы то ни было еще в своей жизни.

И ее чувство было взаимно. Его тело рассказало ей об этом.

– Давай вернемся на лодку, – прохрипел он еле слышно.

– Что? – Джемайма не сразу поняла, о чем он говорит.

– На лодку. Сейчас.

– Нет. – Она провела рукой по его бедру. – Ты же не серьезно.

– Джей-Джей…

Она попыталась вырваться.

– Ты не хочешь?

– Я хочу заняться с тобой любовью. – Нилл завел ее руки за голову. – Но не здесь, не на песке.

– О…

Нилл опустил голову на ее грудь.

– Позволь мне позаботиться о тебе, Джей-Джей. Мне это необходимо.

Джемайму охватила небывалая нежность. Она запустила пальчики в его волосы, ласково теребя их.

– Хорошо.

Они бегом бросились к лодке. Взявшись за руки. Но на этот раз все было по-настоящему.

В лодке они отряхнули друг друга от песка. Нилл соорудил для Джемаймы ложе из подушек. Потом медленно снял с нее бикини, целуя ее тело. Она обошлась с его шортами гораздо грубее. Но в тот момент ни о чем не хотелось думать. Она просто качалась на волнах любви. Как и он…

А после Джемайма лежала в его объятиях, чувствуя себя как никогда в жизни. Ощущая полноту реальности.

– Потрясающе, – сонно выдохнула она.

Девушка почувствовала, как Нилл целует ее волосы. Ее знаменитые тициановские локоны никогда не выглядели хуже. Они промокли, пахли морской водой и были полны песка. А он целовал их!

– Это, – шепнула она, – новое ощущение.

И заснула, чувствуя себя любимой. Джемайму разбудил аромат кофе. Она села и потерла глаза. Все ее тело словно улыбалось. Как это ново!

Она огляделась. Солнце сместилось. Небо изменилось. На горизонте повисло несколько облачков. Нилл заглянул к ней.

– Проснулась?

Он улыбался. Они как будто впервые завтракали вместе. Словно проводили медовый месяц. Влюбленные!

Она потянулась к нему.

Нилл поцеловал ее руку. Как будто это был самый естественный в мире жест.

– Кофе?

– Ммм.

Нилл принес две чашки кофе на палубу и поставил перед Джемаймой. Он снова был в шортах. Они насладились первым совместным кофе.

– Кажется, я уже люблю лодки.

– Они хороши, – согласился Нилл. – Однажды я был на борту баржи. Тогда еще хотел вернуться.

– Это когда ты сбежал из дома?

– Ага.

– Расскажи мне.

– О чем?

– О твоем семнадцатилетии и о побеге.

– Ты правда хочешь знать?

– Да.

– Ну ладно. Ничего особенного. Я поссорился с отцом. Он хотел отправить меня в армию. А я хотел поступить в университет и изучать математику. У меня был талант.

– Твой отец не мог себе этого позволить? – стала гадать Джемайма. – Но существуют же стипендии…

– Папа мог отправить меня в университет. Он просто не захотел. Ни он, ни брат не оканчивали университетов, и он не понимал, зачем это мне. Младшие сыновья делают то, что им говорят.

– Мерзавец!

Нилл обнял Джемайму.

– Это было для меня ударом. Я отлично владел цифрами. Подумал, что это может быть мне на руку. Как-то на каникулах решил, что смогу поработать крупье. У меня даже был смокинг. – Его голос был полон иронии. – Папа держал парочку для прислуги.

– Дважды мерзавец!

– Согласен с тобой.

– Так как ты превратился из крупье в игрока?

– Меня не взяли на работу крупье. Слишком был молод. И я переместился по другую сторону стола. Одновременно я зарабатывал себе на хлеб. Работал официантом, курьером, мясником…

– Матросом на барже.

– Эта работа мне нравилась.

– Я рада. – Джемайма поцеловала Нилла в шею.

– Спасибо тебе за это. – Он вернул ее поцелуй. – Да ты вся горишь. Где твой защитный крем?

Джемайма указала на сумку. Она не хотела спорить с ним, хоть и не ощущала, что даже немного сгорела.

– Лежи и думай об Англии.

Нилл начал натирать ее тело кремом.

– Ты когда-нибудь приезжал домой с тех пор?

– Я отказался от дома.

– Ты шутишь?

– У отца было два сына, три дома и пять жен. Я ходил в закрытую школу с пяти лет. Проводил каникулы у родственников или друзей. Я слишком долго жил вдали от отца и брата.

Джемайма была в ужасе. Она резко села и обняла его.

– Эй, – пробормотал Нилл приглушенным голосом. – Именно это и сделало меня тем, кто я есть сейчас. Тебе не нравится?

– Нравится. – Джемайма выпустила его из своих объятий.

– Хорошо. – Нилл коснулся ее лица. – Ты плачешь? – изумился он.

– Конечно, нет. – Джемайма отвернулась.

– Никто никогда раньше не плакал из-за меня. Не нужно, милая. Правда. Я же выжил.

– Значит, ты так никогда и не вернулся… – она замолчала: «домой» было здесь не тем словом, – в Англию?

– Перевернись, я тебе спину намажу.

Проклятье! – мысленно выругалась Джемайма.

Ее слова прозвучали так, будто она хотела серьезных отношений. С тем же успехом она могла бы сказать: «Приезжай в Лондон и будь моим любимым». Наверное, сейчас она все испортила. Дура, дура, дура!

Джемайма перевернулась, чувствуя облегчение от того, что может спрятать свой стыдливый румянец. Она размышляла, как исправить свою ошибку, когда услышала голос Нилла:

– Я иногда бываю в Лондоне. Там полно казино. А однажды я даже навестил там свою подругу детства.

– О?..

– Было интересно.

– Расскажешь?

– Ты, – он массировал ее спину, – самая сладкая женщина, которую я когда-либо встречал.

Джемайма села и забрала у Нилла крем.

– Расскажи мне.

– Ладно, – сдался он. – Мне было двадцать восемь. Я думал, что все знаю. Везде был, все переделал. Я никогда не воспринимал женщин всерьез. – Ему стало стыдно. – И вдруг – вот она! Невероятная. Та, от которой я не мог уйти.

– Что произошло? – поинтересовалась Джемайма, хоть и испытала странный укол ревности.

– Она отвергла меня.

– Отвергла? – Джемайма вспомнила слова Эла обо всех преследующих Нилла женщинах. – Она сумасшедшая, да?

15
{"b":"23","o":1}