ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вовсе нет. Она домашняя. А у меня не было дома с семнадцати лет. И я никогда не хотел иметь дом. Абигейл хотела. Она желала иметь дом, как тот, в котором выросла.

– Ах! Джеймс Бонд не сработал, верно? – наконец поняла Джемайма.

– Все девушки Бонда мертвы. И ни одна нормальная женщина не согласилась бы на такую жизнь, если подумать.

Я бы согласилась, чуть не выпалила Джемайма.

– Это не такое уж распространенное мнение, – произнесла Джемайма.

– Но моя Абигейл считала именно так.

Моя Абигейл. Скажет ли Нилл когда-нибудь «моя Джей-Джей» с такой же любовью в голосе? Нет. И глупо было бы даже мечтать об этом.

– Женщины любят загадки, а? – продолжал Нилл. – Абигейл слишком хорошо меня знала, я не был для нее загадкой. И она хотела кошек, собак и лошадей. И поместье, чтобы было где держать всю эту живность.

– А звучит так, будто она охотница за наживой.

– Нет, – с нежностью возразил Нилл. – Она выросла в таком месте. И создана для такой жизни. Я не мог дать ей всего этого, вот и все. Она сделала правильный выбор.

– Ты же не можешь до сих пор любить ее! – воскликнула Джемайма.

– Нет? Думаю, я однолюб.

Джемайма безмолвно закричала от боли. Ей хотелось умереть.

– Так может, тебе однажды вернуться и жениться на ней?

Нилл не ответил.

– Это возможно? Как думаешь?

– Вряд ли.

– Эй, не сдавайся. Может, удача встанет на твою сторону. Ты можешь выиграть достаточно денег, чтобы купить поместье с бассейном и вертолетом. И всех лошадей, которых она хочет. Весь комплект.

Возникла пауза. У Джемаймы возникло внезапное чувство, что Нилл уже тысячу раз говорил себе то же самое. И всегда отвечал одно и то же.

– Но это все еще буду я, – тихо произнес он.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Сгустились сумерки – во всех смыслах слова.

Но Джемайма не собиралась показывать свою боль. Она выглядела более радостно, чем обычно. Девушка снова легла, перевернувшись так, чтобы Нилл не мог заметить ее слишком уж светлые глаза, и попросила натереть ее еще кремом. Все это время она смеялась и подкалывала его.

Кончилось тем, что они снова занялись любовью. Нилл был страстным и внимательным любовником. Таким, о котором мечтает каждая женщина. А потом он заснул у нее на груди. Джемайма посмотрела на облака и пожелала оказаться где-нибудь еще в этом мире.

Джемайма отодвинулась от Нилла. Ее одежда осталась на пляже. Девушка надела трусики от купальника и, не найдя верха, состроила гримаску. У Нилла должна быть рубашка, которую можно позаимствовать.

Джемайма нашла одну в каюте. Она пахла Ниллом. Девушка надела рубашку, дрожа от удовольствия. У нее возникло ощущение, будто заколдованное чудовище из сказки обняло ее. Чем быстрее Джемайма наденет свои вещи, тем лучше.

Она как можно тише сошла с лодки на берег.

Воздух будто бы стал тяжелее. Несмотря на сгущавшиеся облака, казалось, что жара усилилась. Бриз больше не освежал. Солнце светило слишком ярко, от него болели глаза.

Я должна уйти, подумала девушка.

Она повернулась спиной к пляжу и посмотрела туда, где она смеялась, на море, где играла, на лодку, где Нилл Блэкторн унес ее с собой в рай. Оставив ее… где?

Джемайма повернулась и побежала.

Нилл любит другую. Действительно любит. Не просто вожделеет ее тело.

Но почему это так ее задевает? Она ведь знает Нилла – сколько? – тридцать шесть часов. И большую часть этого времени они спорили.

Ну же, сказала себе девушка, ты проходила через худшее. Бэзил издевался над тобой и манипулировал до тех пор, пока ты не перестала думать здраво. Сейчас ты оправилась – легко переживешь и это.

Да, но Бэзил не разбивал ее сердце.

Джемайма замерла.

Бэзил не разбивал ее сердце? Значит ли это, что Нилл Блэкторн может разбить? Или уже разбил? Смешно…

Джемайма закрыла глаза.

Здорово! Это все, что мне нужно, – карьера на спаде, настойчивый преследователь и разбитое сердце в придачу.

– А ведь я предполагала что-то вроде отпуска, – пробормотала девушка. – Ну и хорошо, перемены так же полезны, как и отдых.

За ее спиной голос звал ее по имени.

Джемайма повернулась. Нилл стоял на выступе скалы. Он был слишком далеко, чтобы разглядеть его лицо, но поза его была достаточно напряженной.

Расправив плечи, Джемайма помахала ему рукой. Как будто рада была увидеть его. Как будто все еще качалась на волнах наслаждения после недавнего акта любви.

Нилл легко спрыгнул со скалы и направился в ее сторону.

Улыбайся в камеру, сказала себе Джемайма.

Когда он предстал перед ней, девушка попыталась взглянуть на него бесстрастно. Кажется, Нилл не нашел бермуды. На нем были потертые джинсовые шорты, которые он носил в день их первой встречи, сланцы и часы, которым позавидовал бы морской адмирал. И ничего больше.

У Джемаймы пересохли губы.

Она работала с мужчинами-моделями, но он превосходил их во всем. Нилл был высоким, но не слишком. Загорелый, но не искусственно. Его волосы были темными, а лицо странное и необычное, и его нельзя было назвать красивым.

Так почему он такой невероятный? Потому что! И Джемайма не первая женщина, которая поняла это.

На этой мысли и стоит сосредоточиться. Она – одна из многих.

– Ты выглядишь как-то официально.

– Тебе кажется.

– И все?

Нилл обнял ее. Джемайма замерла, но все же заставила себя расслабиться. Девушка шла рядом с ним, опустив голову ему на плечо. Так она могла не смотреть на Нилла.

– Мне о многом нужно подумать, – задумчиво произнесла она. – Видел бабочек?

Они шли вдоль побережья, а Джемайма показывала ему разных бабочек, которые порхали над кустами. Нилл не знал названий бабочек, зато указал на куст.

– Акация. У нее много шипов, но ты только понюхай. – Он сорвал маленькую веточку и протянул Джемайме. – Пахнет морем, да?

– Ага, – отозвалась она без энтузиазма.

Нилл остановился и посмотрел Джемайме в глаза.

– Что случилось, милая?

– Ничего. – Нежность в его взгляде удивила ее. – Может, я просто перегрелась на солнце. Оно какое-то странное сейчас, да?

– Возможно, надвигается шторм. – Нилл взглянул в небо. – Нам лучше возвращаться, если не хотим, чтобы он застал нас.

– Хорошо.

– Или можем переждать шторм. Остаться здесь на ночь.

Он спрашивал или уже был уверен в дальнейших их действиях?

Джемайма молчала.

– Разожжем костер, как и хотели.

Эта фраза прозвучала настолько неожиданно, что Джемайма тяжело вздохнула.

– Что такое, Джей-Джей? – сейчас в его голосе не было, сексуального задора.

Джемайма сглотнула, качая головой. Она не могла говорить.

– Ладно. Мы отправляемся на Пентакост. Если ты уверена, что хочешь этого.

– Абсолютно уверена. Мне просто необходимо вымыть голову. Никогда в жизни мои волосы не выглядели так ужасно.

Она даже не соврала.

Нилл вздохнул, но принял это объяснение.

Они вернулись на пляж и собрали свои вещи. Нилл забросил все в сумку, включая невыпитое пиво. Джемайме сумка показалась неподъемной, но Нилл перекинул ремешок через плечо и зашагал к лодке.

– Ты такой могучий, – поддразнила его Джемайма.

Но каких усилий это стоило!

Нилл улыбнулся. Но в его глазах отражался вопрос.

Вопросы светились в них всю обратную дорогу до Пентакоста, но у Нилла было слишком много дел, чтобы осталось время на выслушивание объяснений. Небо потемнело, ветер усилился. К тому времени как лодка причалила к берегу, первые большие капли дождя начали падать на землю.

Они побежали к машине. Не держась за руки на этот раз.

Дождь обернулся настоящим ливнем. Нилл смотрел на дорогу сквозь стену воды. Он подвез Джемайму сразу к ее корпусу. Заглушил мотор и повернулся к ней.

– Скажи мне, Джей-Джей, что я такого сделал?

– Подарил мне чудесный день, – легкомысленно отозвалась девушка. – Спасибо. А теперь меня ждет шампунь.

16
{"b":"23","o":1}