ЛитМир - Электронная Библиотека

Она открыла дверцу и вышла прежде, чем он смог остановить ее.

* * *

Нилл ворвался в холл отеля еще до того, как мотор машины окончательно заглох. Он твердым шагом направился к стойке, за которой сидел Эл.

– Покажи мне таблицу прибытий! – потребовал Нилл, разворачивая к себе кресло Эла.

– Не могу. Она мне нужна. Завтра к нам прибудет еще один нежданный гость, – довольно ответил Эл.

– Поздравляю. Я думал, ты играешь в «Солитер», чтобы казаться занятым.

– Ты можешь быть очень колким на язык.

– Покажи таблицу прибытий! – снова отрезал Нилл.

– Зачем?

– Джей-Джей Купер. Я хочу видеть ее регистрационные данные.

И хотя Эл возражал, но Нилл не обратил на него никакого внимания. Он сел за компьютер, отодвинув Эла, и ввел имя. Он слишком часто заменял Эла здесь, поэтому хорошо знал всю систему.

Да, вот она. Кредитная карта на имя Джемаймы Дар.

– Дар, – задумчиво произнес Нилл. – Не Купер. Но почему? Она замужем? Сбежала от мужа?

– То есть она до сих пор не выболтала тебе все? – поинтересовался Эл. – Теряешь сноровку.

Нилл проигнорировал замечание. Он вошел в Интернет и запустил поисковую систему.

– Что это ты делаешь?

– Узнаю, с кем провел весь сегодняшний день, – оборвал Эла Нилл. – Нашел!

Это была она. Джемайма Дар. Международная топ-модель. В сотне провокационных поз она смотрела на него с экрана так же, как смотрела сегодня днем. Дьявольски соблазнительные губы были слегка приоткрыты. Нилл ощутил резкую боль.

Эл заглянул Ниллу через плечо, позабыв о недавнем раздражении. Он присвистнул.

– Ух, ты! Какая разница! Сейчас она совсем не так выглядит.

– О чем это ты? Она абсолютно такая же. Сирена. – И это был не комплимент. – «Чувственность в сочетании с эфемерной провокационностью Тициана», – прочел он вслух. – Да, она такая.

Эл не знал, что сказать. Он ободряюще похлопал Нилла по плечу. Он мог бы посмеяться над другом за его неудавшийся флирт, но чувствовал, что здесь все серьезнее.

– Нужно было раньше все выяснить. Но… почему она не поговорила со мной?

– Женщины… Перестань, Нилл! Приди в себя. Она всего лишь женщина, а ты – это ты. Чем я могу помочь?

– Ничем. Бьюсь об заклад, она уедет завтра. И будет избегать меня сегодня вечером. Не понимаю, почему. – Нилл с силой ударил кулаком по столу. – Мне сейчас даже заклинания вуду не помогут.

– Вуду? Я поговорю с Элли.

Нилл встал и с такой силой отодвинул кресло, что то, ударившись о стену, лишило пальму в горшке нескольких листьев.

Эл был впечатлен.

– Я сейчас же поговорю с Элли.

Джемайма так долго мылась в ванне, что кожа на кончиках пальцев сморщилась, а щеки покраснели. Она тщательно вымыла голову, используя все, что можно, – шампунь, кондиционер, маску, мусс, гель. Это заняло у нее целый час. И наконец девушка почувствовала себя чистой. Однако это не уняло боли в сердце.

Джемайма сушила волосы, когда раздался стук в дверь. Она сразу поняла: это он!

Девушка не успела привести себя в полный порядок, но и не открыть дверь не могла. Она надела халат, обернула волосы полотенцем и отперла номер.

– Я очень устала… – начала Джемайма. – О…

На пороге стоял не Нилл. А ее хозяйка.

– Простите, – извинилась Элли, проходя в комнату, как будто по приглашению. – Не могу ли я попросить вас об услуге?

– Конечно. В чем дело?

По словам Элли, одна из гостей отеля узнала ее.

– Она права, да? Вы – Джемайма Дар, супермодель? Я видела ваши снимки в «Элеганс».

– Тогда не стану отрицать.

– Видите ли, я подумала, не могли бы вы быть почетной гостьей на сегодняшней вечеринке? То есть… я знаю, что вы в отпуске и все остальное, но прежде чем информация попадет в газеты, вы уже будете далеко отсюда. Зато своим появлением на вечеринке вы спасете Пиратскую бухту. – Элли молитвенно сложила руки. – Боюсь, скоро к нам никто не приедет, если чего-нибудь не произойдет.

– Что за безумный мир!

– Что?

– Вы считаете: если здесь не остановится какая-нибудь знаменитость, люди не будут ездить к вам в отпуск?

Элли не ожидала такого поворота событий. Вечеринка задумывалась, чтобы помочь Ниллу.

– Да, – пробормотала женщина.

– Ладно. По крайней мере хоть это у меня хорошо получается. Но предупреждаю: если вы ждете какого-то шикарного платья, то будете разочарованы.

– Вы можете взять что-нибудь у меня. Пойдемте, посмотрим.

– О нет, я не могу выйти в таком виде, – запротестовала Джемайма, указывая на тюрбан из полотенца. – Он… то есть люди могут увидеть меня.

– Это не проблема. На балконе есть шляпа. В каждом номере лежит парочка. И зонтики.

– Дайте мне пять минут.

За две она уже надела джинсы и майку. Элли удивилась, но ничего не сказала. Она только проводила девушку к своему коттеджу.

– Кто приглашен на вечеринку?

– Все, кто живет недалеко. Министр по туризму. – Элли не уточнила, что это ее кузен. – Издатель «Вестник Квинс-Тауна». Возможно, директор местного аэропорта.

– А постояльцы будут? – Джемайма сглотнула. – Нилл?

– Да. – Элли открыла гардеробную. – Выбирайте. У меня тут есть все – от обтягивающих коротких платьев до нарядов Золушки.

Джемайма не хотела разгуливать перед Ниллом в коротком и обтягивающем.

– Что там с Золушкой?

Элли достала муслиновую юбку свободного покроя и топ. Наряд выглядел просто, но только на первый взгляд.

– Я ношу его с палантином, иначе этот костюм можно принять за наряд невесты.

– Я, пожалуй, позаимствую и палантин.

Джемайма взяла все вещи в свою комнату. Вечеринка начнется в семь. Девушка легла на кровать и посмотрела в потолок. Боль снова заполнила ее существо. Теперь страх перед Бэзилом казался ей ничем.

В семь пятнадцать Джемайма встала с постели, переоделась в позаимствованные у Элли вещи и встала перед зеркалом. Обычно стилисты работали с ее прической, но сегодня она уложила волосы сама. И теперь в зеркале отразилась русалка с рыжими локонами, спадающими на плечи.

Кожа сияла бледно-золотым после целого дня, проведенного на солнце, поэтому тонального крема или пудры не понадобилось. Джемайма нанесла на веки тени серого цвета, что придало ее глазам выразительности и глубины и, как она надеялась, таинственности. Однако никто, кроме специалиста, не смог бы сказать, что она накрасила веки.

С губами Джемайма поработала особо, используя все, что у нее было: контурный карандаш, помаду, тальк после первого слоя, снова помаду, а потом более темный блеск только на нижнюю губу.

Наконец Джемайма оценивающе посмотрела на себя в зеркало. Если у Нилла при виде ее не отвиснет челюсть, то можно увольняться прямо сейчас.

Она покрутилась, махнув рукой.

– Детали, детали…

Девушка накинула на плечи палантин, высвободила рыжие волосы и…

И вышла показать Ниллу Блэкторну, что существуют женщины, которые могут прекрасно обойтись без него.

К своему удивлению, Джемайма обнаружила, что это пляжная вечеринка. Она пошла на гул голосов и звон бокалов через террасу и дальше сквозь сад к пляжу.

Воткнутый в песок, горел высокий факел. Праздник проходил в море света. Как на картинах Рембрандта.

Джемайма остановилась. Собралась. И взошла на небольшой подиум, освещенный ярче всего. Голоса вокруг нее заметно поутихли. Люди смотрели на нее. А она шла сквозь толпу уверенно и никого не замечая, как делала годами.

Джемайма смотрела и шла только вперед, к хозяину праздника.

– Привет, Эл, – произнесла она четко поставленным голосом. – Как мило, что ты попросил меня стать почетной гостьей. Настоящая карибская пляжная вечеринка!

Она поцеловала воздух рядом с Элом, по разу возле каждой щеки. Начали щелкать фотоаппараты.

– Ты великолепна, – пробормотал мужчина.

– Спасибо. – Она взяла Эла под локоть и улыбнулась фотографам. – Представь меня, дорогой.

Эл представил Джемайму собравшимся. Девушка поговорила с министром о развитии туризма на острове, сообщила несколько пикантных сплетен издателю местной газеты, обсудила моду с женой министра, поболтала с директором аэропорта и так далее, и тому подобное.

17
{"b":"23","o":1}