ЛитМир - Электронная Библиотека

А потом началась музыка. И появился Нилл Блэкторн.

У Джемаймы пересохли губы. Она сделала первый большой глоток рома.

– Потанцуем.

– Ты просишь или требуешь?

– Предполагаю. – Он обнял ее за талию и увлек в полутьму.

– Я не могу танцевать с бокалом в руке.

Нилл забрал у нее бокал, бесцеремонно вылил остатки на песок и положил его в карман пиджака.

– Как мило…

– Бойскаутов учат принимать решения молниеносно.

Многие уже танцевали под мягкие карибские ритмы. Нилл в танце увлек ее подальше от других людей. Джемайма ощущала жар его рук даже под шелком наряда Элли.

Он склонился к ее уху, чтобы его могла слышать только она. Впервые Нилл видел ее такой, какой она была. Может, Джемайма и не «невероятная», но теперь Нилл хотя бы запомнит ее.

– Почему ты сбежала? – шепнул он.

На миг земля словно ушла из-под ног. Нилл крепче прижал ее к себе. Джемайма затаила дыхание и выдавила:

– Не понимаю, о чем ты…

– Неужели… мисс Джей-Джей Купер?

– Я знаменита, поэтому всегда путешествую анонимно.

– Но здесь что-то другое, если тебе даже приходится покупать бикини на рынке. Скажи мне правду.

– Ну да, я не подготовилась к путешествию. Это не преступление.

– И ты ведешь себя не как знаменитость. Ты ведь очень в этом хороша, так?

– Спасибо, что заметил. Я старалась.

– Так почему ты приехала сюда с двумя косичками и сказала Элу, что твоя фамилия Купер?

– Мне так захотелось.

– Чушь.

– Ладно. Я устала быть избалованной принцессой. Я хотела посмотреть, как живут простые люди, – сказала Джемайма в отчаянии.

– Ты не могла бы придумать что-нибудь получше?

– Я пытаюсь, – прошипела девушка сквозь зубы.

– Пытайся лучше.

Джемайма простонала.

– Полагаю, у тебя может быть три причины – карьера, деньги, мужчина. Которая из них заставила тебя бежать?

– Не деньги.

– Мужчина? Муж?

Джемайма отрицательно покачала головой.

– Любовник?

– Прошу, давай оставим эту тему.

– Любовник, – произнес Нилл таким тоном, будто она только что подтвердила это. – Что произошло? Ты разлюбила его? Может, он тебя бросил?

– Нет. Я переживу.

– Кажется, тебе нужна помощь. Если понадобится чемпион, я твой.

Нет. Ты однолюб. А я не та женщина.

– Вряд ли ты понадобишься, – холодно отрезала Джемайма. – И вообще, какое отношение к тебе имеют мои дела? – взвилась она.

– Скажем, ты заинтриговала меня.

– Спасибо.

– И сегодня мы стали любовниками.

Эта фраза застала ее врасплох. Тело пронзила резкая боль, но Джемайма ответила с улыбкой:

– Мы просто позабавились на солнышке. Ты же не станешь воспринимать все серьезно…

– Ты шутишь?

– На дворе двадцать первый век. Женщины свободно занимаются сексом в наши дни.

– Но не ты!

– Думаешь, так хорошо меня знаешь? – разозлилась Джемайма.

– Хочешь сказать, нет?

– Да ты ничего обо мне не знаешь! Отпусти меня. Я не хочу танцевать с тобой. И не хотела.

Лицо Нилла ничего не выражало. Он выпустил ее из своих объятий, и Джемайма пошла на свет, даже не оглянувшись.

Она не заметила, как от толпы отделился мужчина и последовал за ней. Но Эл заметил.

– Эй! – окликнул он.

Мужчина проигнорировал его. Эл нашел жену.

– Элли, какой-то человек ушел за Джемаймой Дар.

– Счастливчик!

– Нет, я не о том. Она пошла одна на пляж, а он пошел за ней. Не думаю, что ей о нем известно.

– И ты не остановил его?

– Я окликнул, но он не услышал.

– Или не хотел слышать. Кто он? Игрок или дайвер?

– Ни тот, ни другой. Он прибыл сегодня.

Супруги обменялись взглядами.

– Нилл, – сказала Элли, ища его в толпе. – Вон он! – Она помахала ему рукой. – Нилл! Нилл! Иди сюда! Скорее!

– Что-то случилось? – поинтересовался тот, оказавшись рядом. – Привезти еще пива? – Он выглядел так, словно лет двадцать провел в тюрьме.

Что с ним сделала эта модель? – неприязненно подумал Эл.

Но Элли уже вовсю рассказывала о пассажире с барбадосского самолета.

– Проклятье! Он – ее преследователь. Почему она не сказала? Я убью ее! – Нилл обратился к Элу: – Куда они пошли?

– В противоположную сторону от казино. В самую глухую часть пляжа.

– Ой! – вскрикнула Элли.

Но Нилл уже исчез.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Воздух был наполнен запахами моря. Небо, усыпанное звездами, казалось бархатным. Но Джемайма не замечала ни того, ни другого. «Пытайся лучше». Циничный мерзавец!

– Я ему покажу «пытайся лучше», – пробормотала Джемайма сквозь зубы.

Неужели Нилл считал, что сможет раскрыть ее самые страшные тайны? Неужели он думает, что один день рядом с ней помог ему узнать о ней все?

«Я недоступен, мое сердце отдано женщине, которая не хочет быть со мной. Я немного позабавлюсь с тобой, счастливица».

Может, так он говорит каждой женщине? А те требуют большего? Честное слово, Джемайме иногда было стыдно за весь женский пол.

Она заскрипела зубами.

И услышала позади звук приближающихся шагов. В ярости Джемайма повернулась, упершись руками в бока.

– Ты меня достал! – закричала она. – Из-за таких, как ты, людям покоя нет!

Она подумала, что он остановится. Возможно, закричит на нее. Или рассмеется и скажет, что она все не так понимает.

Только он этого не сделал. Не закричал. Не рассмеялся. Не остановился!

У Джемаймы возникло плохое предчувствие. Желание кричать на него пропало совсем.

– Нилл? – неуверенно поинтересовалась девушка.

Человек мог оказаться кем угодно. Он был лишь размытой кляксой в темноте, которая уверенно приближалась к своей цели.

– Нилл? – снова спросила Джемайма, не надеясь на удачу.

Уже зная, что это не Нилл.

Мужчина встал неподалеку от нее.

– Кто такой Нилл? Твой последний воздыхатель? – полюбопытствовал Бэзил Блейн.

Джемайма шумно выдохнула. Ветер подхватил этот вздох, а пальмы зашелестели в ответ. Но Джемайме этот звук показался таким же громким, как крик.

Бэзилу тоже. Он рассмеялся. Неприятным смехом, от которого по спине прополз неприятный холодок.

– Что ты здесь делаешь?

– Я же сказал, что я не отпущу тебя, детка. Я нашел тебя. Ты моя.

Старый знакомый страх овладел девушкой, подавляя все звуки, кроме ее дыхания.

– Я тебе ничего не должна, – храбро сказала Джемайма.

– Неправда. Мы оба знаем, что это ложь. Ты была ничтожной букашкой в ужасной форме, когда пришла ко мне.

– Я к тебе не приходила, – возразила Джемайма. – Ты не оставил мне выбора.

– Я открыл тебя.

– Я не просила тебя этого делать. Ты заметил меня в школьном спектакле и не сдавался, пока родители не согласились на фотосессию.

– А ты никогда не оглядывалась назад, ведь так?

– Может, мне и следовало оглянуться. Из-за тебя я пропустила много уроков.

– И заработала много денег.

Джемайма замолчала. Она не могла этого отрицать. Ее отец был безработным. Он не жаловался и не жалел себя, продолжая искать работу, но все знали, что он не найдет ее. Не в его возрасте. Счета копились, и семнадцатилетняя Джемайма начала сниматься…

– Твоя семья выжила благодаря мне.

– Признаю, мы все благодарны тебе за то, что я смогла заработать немного денег…

– Твоя чертова сестричка не окончила бы колледж, если бы не я. А теперь она задирает нос.

– Ты не можешь винить Иззи…

– А ты еще хуже! Ты стала звездой, и теперь тебе не терпится избавиться от меня.

– Все не так. – Ну вот, Джемайма снова почувствовала себя виноватой.

Как будто Бэзил был прав. Она слышала в своем голосе извиняющиеся нотки и ненавидела себя за это.

– И ничего не объясняй мне. Я сам все знаю.

Он выступил вперед. Из-за яркой луны, слепящей глаза, невозможно было понять выражение его лица. Но было заметно, что Бэзил дрожит.

– Ты использовала меня. А теперь думаешь, что просто так возьмешь и выкинешь?

18
{"b":"23","o":1}