ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, скорее когда Нилл взял меня за руку на пляже, как делают любовники, и мы побежали к лодке. Нашей лодке…

Возможно, тогда. В тот момент, который принадлежал только мне и ему, а в следующую секунду уже стал нашим. Вот тогда она и влюбилась. За микросекунду.

Напротив нее сидел сексуальный, опытный и заботливый Нилл Блэкторн. Но он не был похож на влюбленного…

– Здесь все близко, – сказал Нилл, приводя девушку в чувство. – Он доедет сюда из Квинс-Тауна, не успеет остыть этот кофе.

Джемайма выдавила еще одну улыбку.

– Он сможет сфотографировать только мою неиспорченную сторону лица, без царапины.

– Ты же знаешь, что тебе не обязательно говорить с ним. Если не хочешь, я могу отослать его обратно.

– Нет, спасибо. Это часть моей работы. Публика хочет фотографии. И получит их. Да будет так.

– И никакой личной жизни?

– Нет, если я хочу оставаться на пике популярности.

– А ты хочешь? – Нилл приблизился к ней. – Оставаться на вершине?

– Это ненадолго. – Джемайма отвернулась. – У меня есть, может быть, год. Два. А потом появится новое лицо. Другие волосы, которыми будут восхищаться. А мне придется довольствоваться крохами, которые успеет перехватить мой агент. В мире полно женщин, которые однажды были топ-моделями, а теперь никому не нужны.

– И то же самое ожидает тебя? – рассмеялся Нилл.

– Почти наверняка.

– Значит, нет никакого смысла в мужчине, который бы просил тебя дождаться его?

О чем это он? Нилл не желает, чтобы она ждала его. Он вообще не хочет ее. Если бы хотел, не нужно было бы ждать…

– Никакого. – (Нилл молчал.) – Бери от жизни все и сейчас. Ничего не длится вечно. Таков мой девиз.

– И ты говоришь серьезно?

– Кстати, о вчерашнем. Я кажусь тебе девушкой, которую можно «отложить до завтра»? Был ли это для тебя новый чувственный опыт?

– Ну, это определенно было чувственно. И точно запомнится.

Джемайма вздохнула. Ощутила, как к щекам подступает румянец.

– Черт! – выругалась она от внезапно нахлынувших слез.

Нилл и не думал делать вид, что не заметил.

– Высморкайся и поешь манго.

– Я не голодна. – Джемайма вскочила прежде, чем Нилл смог остановить ее.

Она бросилась в свою комнату. Слезы застилали ее глаза. Дрожащими руками Джемайма собирала сумку.

Девушка наткнулась на бикини, который Нилл купил ей, и сердце сжалось.

– Никаких сантиментов, – сказала она твердо. – Нилл в прошлом. И не нужно хранить воспоминания о нем. Пора вернуться к реальности.

Джемайма выбросила купальник в корзину для бумаг и застегнула дорожную сумку. Она показалась совсем маленькой. Так мало вещей и так мало времени, а ее мир уже перевернулся с ног на голову.

Но если посмотреть на ситуацию с другой стороны, было и хорошее. Она наконец-то разделалась с Бэзилом. Она больше не боялась его. Или кого бы то ни было еще. Это верно.

Разбитое сердце? Возможно.

Страх? Ха! Никогда.

У нее появился шанс доказать это себе. Спустившись в фойе, Джемайма заметила там Нилла, стоящего у стойки спиной к ней. Джемайма собралась с силами и пошла вперед, уловив часть разговора.

– …второй шанс, – говорил Эл.

– Не в этот раз, – нетерпеливо отрезал Нилл.

– Эй, люди разводятся.

– Ты же счастливо женат!

– Конечно. Но иногда браки расторгаются. – Эл шуршал бумагами. – Твоя леди еще может стать незамужней. Не оставляй надежду.

Он снова говорил о той женщине. Той, которая хотела кошек, собак и лошадей и разбила его сердце, чтобы получить все это. Джемайма ощутила, что до боли сжала руки в кулаки, и поспешила расслабить их.

Она направилась к ним, гордо вздернув подбородок.

– Привет.

Мужчины обернулись. Эл улыбался, а лицо Нилла ничего не выражало.

– Счет, пожалуйста. И можно заказать такси до аэропорта?

– Я тебя подвезу.

– Не хочу доставлять тебе неудобство.

– Но от тебя с самого начала одни проблемы. Раньше это тебя не беспокоило.

Эл переводил взгляд с Нилла на Джемайму и наоборот.

– Еще одна причина не видеть больше друг друга.

– Я тебя подвезу, – упрямо заявил Нилл.

– Я никуда с тобой не поеду!

– Неужели?

– Эй, – вмешался Эл, – полегче, ребята. Джемайма, все такси заняты сегодня туристами с корабля… Но если ты действительно не можешь больше выносить компанию Нилла, то можешь поехать в город с Горди.

– Точно. Отличная мысль. Тебе необходима популярность на острове.

– Не думаю, что необходима. Почему, ты думаешь, издатель приехал сюда? – парировала Джемайма.

Нилл зло рассмеялся.

Джемайма ошибалась. Когда Горди прибыл, он даже не взглянул на нее, издатель прошел мимо нее, мимо Эла, мимо кадки с пальмой. Подошел к Ниллу, снял солнечные очки и улыбнулся.

– Нилл, дружище. Рад тебя видеть.

– Привет, Горди. Мы же виделись вчера вечером.

– А сегодня утром я получил электронное письмо с фотографиями. – Горди похлопал Нилла по плечу и расплылся в улыбке. – Ты герцог Поури, и я требую свой приз.

Нилл простонал.

Шок? Злость? Отвращение? – подумала Джемайма, и тут до нее дошел смысл сказанного. Нилл – герцог Поури?

Так он аристократ! Ей следовало бы догадаться об этом, когда он говорил о наследниках. Поэтому он и не винил свою «невероятную» в ее требованиях. А Джемайма считала ее охотницей за деньгами. Она, Джемайма, не из этого мира. А Нилл – да!

Взглянув через фойе, девушка вдруг поняла, какая между ними дистанция. Больше Галактики. Целая Вселенная. Нилл не двинулся с места, но, кажется, был так далеко, что даже если бы она крикнула его имя, он не услышал бы ее.

Джемайма отступила. Никто даже не заметил. Она еще отступила, быстрее. Горди и Нилл горячо спорили, а Эл выступал судьей. Идеальная возможность.

Джемайма ушла. Она нашла Элли в кухне.

– Мне нужно выбраться отсюда. Я сохраняла лицо, пока не свело зубы. Но больше не могу. Помогите!

Элли раздала своим служащим инструкции и взглянула на Джемайму.

– Нилл?

– Не спрашивайте.

Женская солидарность взяла верх. Элли взяла кредитку и оплатила счет, а потом на семейной машине повезла Джемайму в аэропорт.

– Что мне сказать Ниллу, если он захочет связаться с вами?

– Он не захочет.

– Но если?..

– Надеюсь, у него все будет хорошо.

Джемайма никогда после не вспоминала полет с Пентакоста. Она рисковала сделать себе плохую рекламу. Если бы какой-нибудь папарацци сфотографировал ее со спутанными волосами, поцарапанной щекой и красными глазами, он заработал бы целое состояние.

Но никто не узнал ее. А если и узнал, то не поверил своим глазам.

В Лондоне она сразу поехала к себе на квартиру. И на этот раз обрадовалась, что там никого не было. Джемайма не смогла бы взглянуть в глаза Пеппер или Иззи. Они – ее семья. И, более того, ее друзья. Но обе были влюблены и считали себя счастливыми.

– Жизнь продолжается, – произнесла она вслух.

И жизнь действительно продолжилась. Джемайма ходила на съемки. Фотограф оказался довольно мил. Они много смеялись во время сессии. А потом пошли обедать вместе. Папарацци поймал их вместе, когда они, улыбаясь, держались за руки.

Если Нилл увидит этот снимок, он поймет, что она пережила расставание с ним.

Мадам снова связалась с Джемаймой. Но на этот раз Джемайма повела себя совершенно по-другому.

– Карты на стол, – заявила она с порога. – Я сделаю свою работу. Буду лицом «Белинды». Стану ходить на премьеры и давать интервью. Но я не желаю встречаться с кем-то только потому, что вы считаете, будто это пойдет на пользу моему резюме. Если вы настаиваете, то можете разорвать контракт прямо сейчас.

Брови Мадам поползли вверх. Все, что она сказала, было:

– Очень хорошо. – И разработала новую кампанию под девизом «Лицо Белинды – независимая женщина».

– Моя жизнь, – объявила Джемайма сестрам, – полностью наладилась.

* * *

Нилл вернулся в Лондон в конце июня.

21
{"b":"23","o":1}