ЛитМир - Электронная Библиотека

Джемайма выпрямилась, сверкая глазами.

Нилл не обратил на это никакого внимания, быстро взошел по ступеням лестницы и вставил магнитную карту в дверь.

– Не люблю я эти карточки. Чуть что – они размагничиваются, и уже не войти.

– И не выйти. Хотя если бы я застряла здесь, то спустилась бы по винограду.

– Ладно. – Нилл поднял руки. – Не буду показывать тебе спальню и балкон. Только основное. – Он прошел по номеру. – Здесь кондиционер. Это зонт – дожди здесь недолгие, но сильные. Свечи – на случай, если отключат свет. Фонарик. Эл вообще-то зажигает фонарики вдоль тропинок, но людям нравится побродить по окрестностям и посмотреть на звезды. Не ходи никуда без него. И помни – сумерки здесь наступают очень быстро.

– Спасибо.

– Впрочем, мне не обязательно рассказывать тебе все это, правда? Ты же путешественница.

Джемайма наградила Нилла злобной улыбочкой.

– Но так мило, когда тебе напоминают, что делать. Я очень люблю заботливых мужчин.

– Ух ты! Я что, тебе на мозоль наступил?

Джемайма разозлилась на себя. Да, Нилл раздражал ее, но, по крайней мере, это не Бэзил, который вечно указывал ей, что делать, угрожая, если она ослушается. Закусив губу, девушка отвернулась.

– Не понимаю, о чем ты.

– О том, – спокойно произнес Нилл, – что у тебя психологические проблемы.

– До свидания.

– Ты же не…

– До свидания!

– Но я не показал тебе…

– Что бы это ни было, я сама найду, спасибо.

– С тобой трудно установить добрососедские отношения.

– Я оценила твою помощь и благодарна. До свидания.

– У нас свидание, – напомнилл ей Нилл с нескрываемым удовлетворением. – Не забудь.

Он вышел, не дав ей времени ответить.

Выйдя из номера, Нилл вернулся к стойке. Эл удивленно вскинул голову.

– Обед, Эл. Сегодня мне нужен столик.

– Свидание с мисс Купер?

– Сомневаюсь, что ее фамилия Купер. Как и то, что она сказала сегодня хотя бы одно правдивое слово. Покажи мне регистрационную карту.

– Ух, ты! – присвистнул Эл. – Зацепила тебя?

Нилл был раздражен.

– Она манипуляторша. У меня была не одна мачеха, так что могу определить некоторые приемчики. – Он щелкнул пальцами. – Карточку, пожалуйста.

– Ты хочешь пообедать с ней потому, что она напоминает тебе о твоих мачехах?

– Конечно, нет. – Нилл обошел стойку и начал рыться в файлах Эла.

– Значит, она тебе понравилась?

Нилл нахмурился.

– Джемайма Джейн Дар, – пробормотал он. – Что ж, Джемайма Джейн, я узнаю, что за игру ты ведешь.

Джемайма не стала даже распаковывать сумку. Она свернулась клубочком на кровати, где могла бы уместиться семья из шести человек, и погрузилась в глубокий сон.

Когда она проснулась, было уже темно. Сначала девушка не поняла, где находится. Окно не на том месте, выключатель тоже, пахло совсем по-другому… Но потом она полностью очнулась от сна и вспомнила, что ей пришлось бежать от Бэзила – только чтобы попасть в руки Нилла, пляжного гуляки.

Джемайма села и включила свет.

Почти семь. Она опоздает.

– Преимущество женщин, – произнесла она вслух.

Вот только она не хотела чувствовать себя женщиной рядом с Ниллом. Она желала остаться в его памяти несексуальной путешественницей, о которой он и не вспомнит через несколько дней.

Джемайма приняла душ, собрала волосы в хвост и оделась, не став краситься. Однако, взглянув на себя в зеркало, она поняла, что, как ни старайся, ей не удастся выглядеть несексуальной простушкой.

Джемайма опоздала на полчаса. Бар уже был переполнен. Под пальмой стоял мужчина с гитарой и пел латиноамериканскую песню о любви.

Здесь были совершенно разные люди. Мужчины в элегантных блейзерах. Мужчины в потертых рубашках. Один даже в смокинге. Что до женщин, профессиональный взгляд Джемаймы подсказал, что ни одна из них не носила одежду из последних дизайнерских коллекций, но некоторые были довольно неплохо одеты. На паре пожилых женщин она заметила дорогие украшения.

Здесь много тайных богачей, заключила Джемайма. Интересно посмотреть, как чувствует себя среди них Нилл. Девушка оглядела бар и увидела Нилла.

У нее сразу же пересохли губы.

Никакого флирта? Да здесь нечто гораздо сильнее, чем просто флирт!

Никогда раньше она не испытывала ничего подобного… Ни в школе, когда за ней толпами увивались мальчишки; ни будучи моделью, которой просто не давали прохода мужчины, и уж точно не в последний год!

На миг ее словно парализовало. Она не знала, что делать. Подойти и остаться? Извиниться и уйти?

Нилл, должно быть, заметил ее замешательство. Он неподвижно стоял, изучая ее, приподняв бровь в немом вопросе.

Я никогда больше не буду бояться мужчины, сказала себе Джемайма.

И только тихий внутренний голос прошептал: но ты не его боишься, а себя.

Не дав себе времени подумать, Джемайма уверенно подошла к Ниллу и произнесла на одном дыхании:

– Привет, я выпью бокал белого вина, здесь много народу, согласен?

– Не узнала меня, а?

– Только сначала. Эти китайские фонарики очень специфические.

Джемайма отошла, разглядывая Нилла, как фотограф, смотрящий на модель, в которой не очень уверен.

– Неплохо выглядишь.

Нилл рассмеялся.

– Ты великолепна. – Он протянул ей стакан. – Твое здоровье.

– Не похоже на бокал вина.

– Да. Это же пиратский пунш.

– Ясно. Значит, тебе лучше известно, что я хочу?

– Не мне, – обиделся Нилл. – Вечером каждый посетитель получает стакан пунша бесплатно. Но если ты предпочитаешь бокал вина… – он щелкнул пальцами в сторону бармена.

Джемайма никогда еще не чувствовала себя такой дурой.

– Все в порядке. Я выпью пунша.

Но Нилл уже заказал вино.

– Можешь выпить и вино.

– Я мало пью, – призналась она. – Обычно мне хватает одного бокала.

– Очень необычно.

– Многие люди почти не пьют.

– Но обычно не те, кто путешествует, не заказывая заранее номер в гостинице.

– Осторожнее с суждениями. Можно ошибиться. И еще: тебе нужно чаще выходить.

С триумфом заметив, что улыбка исчезла с лица Нилла, Джемайма сделала большой глоток пунша. И чуть не задохнулась. Закашлялась.

Нилл похлопал ее по спине.

– Ч-что это? – выдохнула она.

– Крепко, да? Обычно в нем больше мангового сока. Очень освежающе.

Принесли вино.

– Хочешь, чтобы я сначала попробовал?

– Обойдусь пока водой.

– Я тебя не виню. – Нилл отдал вино в бар. – И не хочу больше обижать.

– А ты меня и не обижаешь!

– Хочешь правду? Я думаю вот что: тебя легко разозлить, ты стесняешься всякий раз, когда я смотрю на тебя, а когда бармен смешивает тебе коктейль, ты задыхаешься. И ты… необыкновенно мила.

– О…

Джемайма покраснела, как школьница. Как будто это настоящее свидание. Стоп! Это все фантазии.

Девушка расправила плечи. Джемайма Дар обычно холодна, разумна и расчетлива. Этот мужчина не знает, с кем имеет дело. Но узнает. Обязательно.

– Не будь смешным. Это же глупо.

– Попробуй взглянуть на себя моими глазами.

Джемайма отвернулась. Хватит так на меня смотреть, твердила она про себя. Что тебе от меня нужно?

Тишина становилась невыносимой. Нужно было что-то сказать.

– Я еще плохо знаю тебя.

– Вот как. – В его голосе слышалось удовлетворение. – Тогда давай попробуем еще раз. Я Нилл Блэкторн, – произнес он, широко улыбаясь, и протянул ей руку.

– П-привет… – запнувшись, сказала Джемайма, вложив свою руку в его ладонь.

Она была прохладная и сильная. По телу словно прошел электрический ток. Девушка сглотнула, стараясь не обращать внимания на легкий звон в ушах.

– Я в Пиратской бухте до конца недели. А вы здесь надолго, мисс Купер? Или я могу называть вас Джей-Джей?

До сих пор только сестра называла ее так. Слышать свое уменьшительное имя от Нилла Блэкторна было по меньшей мере странно.

Девушка закусила губу.

– Называй меня как хочешь. Я уезжаю завтра.

7
{"b":"23","o":1}