ЛитМир - Электронная Библиотека

Некоторые актеры, напомнила она себе, настолько избалованы, что по их вине возникают трудности и срываются съемки. Но она всегда приходила в назначенное время с выученной ролью, готовая работать. Она вздохнула и вышла из шумного уличного кафе.

Черт побери! Он считал Лорелей особенной. Он верил в то, что она не была проституткой, как все другие роскошные голливудские женщины. И пришел к выводу, что за внешней греховной оболочкой Лорелей Лонгстрит скрывалось – что было очень важно – доброе и нежное сердце. Несколько раз он замечал, что она краснеет, и подумал, что она, возможно, даже немного застенчива.

Следуя за ней сегодня утром, он наблюдал, как она бежит в своих широковатых шортах. Ее стройные ноги выглядели в них еще соблазнительнее. Когда она пробегала мимо него по Аллее Пиратов, он стоял так близко, что мог протянуть руку и коснуться ее великолепных грудей, которые так восхитительно подпрыгивали под влажной белой футболкой.

Тот тип, конечно, остановил бы его. Тот здоровенный детина, который, словно пес, не отходил от нее с момента, как она прибыла в аэропорт. После появления полицейских в Лос-Анджелесе он начал подозревать, что дело кончится наймом детектива. И был готов к этому. Он легко обойдет препятствия. Как-никак, он был неглуп. Находчив, по общему мнению.

Все началось с того, что он просто хотел любить Лорелей. Его беспокоило, что в ее жизни не было мужчины.

Но сегодня он видел, как они бежали рядом, будто два чистопородных рысака в одной упряжке: их ноги одновременно касались неровного тротуара, несмотря на разницу в росте. Видел нежное прикосновение детектива к ее локтю, а ее пальцев – к его запястью, когда они по глупости и беспечности думали, что на них никто не смотрит.

Им было слишком хорошо друг с другом, что могло означать только одно: они провели прошлую ночь, запершись в роскошном пентхаусе. Провели ночь в одной постели. Разгоряченные, стонущие – в сбитых простынях. Как сладострастная парочка из какого-нибудь голливудского фильма. Нет, он не осуждал мужчину. Каждый знает, что мужчины не виноваты в своих животных инстинктах. Если бы не половой инстинкт мужчин, мир бы остановился в своем развитии тысячелетия назад, а люди повторили бы судьбу динозавров.

Но даже в этом хаотическом мире было необходимо навести некоторый порядок. Чтобы внешне все выглядело пристойно.

Он считал ее богиней, а она предала его самым гнусным образом, занимаясь любовью с этим огромным детективом! А возможно, и с его братом, который какое-то время был с ними в отеле.

Когда видение обнаженной Лорелей, извивающейся в руках обоих братьев – клубок рук, ног и языков, – вспыхнуло в его измученном мозгу, человек пришел к решению.

Он овладеет Лорелей. Всеми возможными способами, о которых он грезил неделями. А потом будет мучить ее. И когда наконец эта красивая вероломная самка запросит пощады и станет умолять сохранить ее бесценную жизнь, он убьет ее.

Глава шестая

После дождя, который лил всю ночь напролет, день, как и предсказывали, разгулялся. Но солнце так и не засияло над кладбищем Святого Людовика, где должна была сниматься первая натурная сцена Лорелей в Новом Орлеане.

Туман, созданный генератором спецэффектов, стелился по земле, словно щупальцами охватывая ее лодыжки. Белые памятники окутала густая серая пелена.

– Просто мороз по коже, – сказала Лорелей, обхватив себя руками. Хотя температура воздуха была уже около тридцати и все повышалась, она ощущала странный озноб в этой зловещей атмосфере.

– Я рад, что тебе нравится, – послышался голос из тумана. Лорелей вздрогнула, но, узнав Брайана, успокоилась.

– Ты когда-нибудь напишешь сцены, в которых будет светить солнце? А я останусь сухой?

– Какой смысл? – спросил он с усмешкой и переключил свое внимание на Майкла, который стоял рядом с Лорелей. – Вы, судя по всему, О'Мэлли. Детектив.

– А вы Уайлдер. Сценарист.

– Да. Это я. – Брайан наклонил голову и взглянул на Майкла более внимательно, с профессиональным любопытством. – Эрик говорил, что вы недавно стали частным детективом.

Майкл пожал плечами. Его полномочия подвергаются сомнению?

– Да, сравнительно недавно. Но это дело мало чем отличается от того, чем я занимался раньше.

– О, я совсем не имел в виду, что вы недостаточно опытны, – поспешно заверил Майкла Брайан. – Мне было просто интересно узнать, не предполагали ли вы сменить профессию, когда ушли из полиции?

– Нет.

Резкий ответ не обескуражил Брайана.

– Я бы посоветовал вам попробовать себя в актерском ремесле.

– В актерском ремесле? – Майкл громко расхохотался. – Я? Актер?

– У вас мужественный вид. Если это качество удастся перенести на экран, из вас получится первоклассный герой. Вы бы могли затмить даже Сталлоне или Шварценеггера.

Интересно, неужели все в Голливуде такие идиоты, подумал Майкл и, вспомнив свой телефонный разговор с режиссером, решил, что, скорей всего, да. Все там не в своем уме – кроме Лорелей, поправил он сам себя. Ей удалось каким-то непостижимым образом сохранить здравый ум среди всей этой мишуры.

– Спасибо, конечно, но я предпочитаю заниматься своим делом, – невозмутимо ответил Майкл.

– Ну да, разумеется. Я понимаю, в чем здесь настоящий кайф. – Брайан посмотрел в сторону Лорелей, и взгляд его стал мечтательным. – Охранять роскошную женщину день и ночь, да еще получать за это деньги…

– В этом есть своя прелесть, – сухо согласился Майкл.

– Не сомневаюсь. – Брайан потер подбородок и еще раз бросил взгляд на Майкла. – Что ж, – продолжил он, – я вижу, вы человек, у которого есть на все свое собственное мнение. Но я работаю над сценарием, который бы прекрасно подошел вам. Так что, если вы захотите посмотреть, как выглядите на экране, попросите Джона снять вас.

Майкл решил, что скорей верблюды и бедуины появятся на берегу этого залива, чем он примет предложение сценариста.

– Вы, вероятно, имеете в виду Джона Нелсона?

– Да. – Брайан ткнул большим пальцем в высокого светловолосого мужчину, который был увлечен разговором с «ответственным за туман». – Джон – один из самых капризных художников, но никто не способен лучше его уловить настроение. – Брайан бросил еще один быстрый изучающий взгляд на лицо Майкла. – Он может сделать так, что вы будете выглядеть, как человек, только что спустившийся с «Маунт-Рашмор».[1]

– Ну, тогда уж точно стоит подумать, – протянул Майкл, когда они направились с Лорелей к трейлеру, где находилась гримерная.

– Он хотел сделать тебе комплимент.

– Охотно верю. Но… положа руку на сердце, ты могла бы себе представить, чтобы я зарабатывал таким образом себе на хлеб? Играя дурацкие роли?

Лорелей пожала плечами.

– Это не так уж трудно. – Она улыбнулась. – Ты уже играешь, Майкл. И занимаешься этим давно. Просто ты упорно называешь это «работой».

В чем-то она права, неохотно признался себе Майкл.

– Во всяком случае, сейчас я хозяин положения. – По крайней мере, преступников на улицах стало меньше, добавил он про себя.

– Ясно. Ты собираешься присутствовать на съемках?

– Конечно.

– Я подумала, раз я буду не одна, ты можешь не беспокоиться и не крутиться около меня, когда я снимаюсь.

– Тейлор платит мне за круглосуточную работу. Значит, так и будет. Кроме того, мы ведь до сих пор не уверены в том, что это не кто-то из съемочной группы. Пока ты находишься в этом городе, либо Шейн, либо я будем постоянно рядом с тобой.

– Даже когда я поеду к родителям на ужин?

Лонгстриты не одобряли его ухаживаний за Лорелей в прошлом. И, как он подозревал, с тех пор мало что изменилось. Но он был главой детективного агентства «Голубой залив». А это означало, что уклониться он не мог. Ни при каких обстоятельствах он не пошлет к своим недругам Шейна.

– Мы приглашены на ужин? – поинтересовался Майкл как можно небрежней.

вернуться

1

Национальный мемориал, гранитная скала в горах Блэк-Хиллз, штат Южная Дакота.

10
{"b":"230","o":1}