ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сидней Рейли. Подлинная история «короля шпионов»
Маленькая книга BIG похудения
Код да Винчи 10+
Разрушь меня. Разгадай меня. Зажги меня (сборник)
Тенеграф
Сад бабочек
Непобежденный
Кровь деспота
Храню тебя в сердце моем

– Он так же…

– Так же красив!

– Хорошо, что сцены с туманом закончились. Потому что я сомневаюсь, что Деннису удалось бы и дальше столь успешно работать, – проговорил Джон и тяжело вздохнул.

Во второй половине дня съемки проходили значительно быстрее. Поскольку в основном снимались пейзажи, Лорелей прогулялась по набережной. Шейн все время находился рядом, но его постоянное присутствие не вызывало у нее того чувственного возбуждения, которое она ощущала под взглядом его брата.

К концу дня на Французский квартал легли длинные синие тени, и Джон заявил, что ему не хватает света.

– Тем лучше, – решил Эрик. – Закончим пораньше, и те из вас, кто обещал детям привезти сувениры, успеют пройтись по магазинам перед сегодняшним приемом.

Черт! Этот прием совсем вылетел у нее из головы! После трудового дня она мечтала не спеша принять ванну, заказать еду в номер и, может быть, посмотреть какую-нибудь комедию по телевизору. Если, конечно, Брайан не вручит ей новую порцию переписанного сценария.

– Эрик…

– Ничего не получится, дорогая. – Догадавшись, о чем пойдет речь, режиссер вытянул руку, опережая ее доводы. – Город идет нам навстречу во всем, что касается съемок, даже оплачивает сверхурочную работу полицейских, сдерживающих зевак. В обмен на такую щедрость мэр и несколько других влиятельных граждан хотели бы сняться с секс-символом Америки. Я со своей стороны не собираюсь отказывать мэру в этом.

Лорелей понимала, что он прав, но ей совсем не хотелось провести вечер, стоя на высоких каблуках и ведя пустые разговоры с политиками.

Она попыталась пойти по другому пути.

– У меня нет с собой туалета, подходящего для приема.

– Ничего страшного. Можешь подобрать что-то среди своих костюмов.

– Но мне придется выбирать между платьем с пятнами засохшей крови, прозрачным бельем и набедренной повязкой, которую я до сих пор с дрожью надеваю для сцены стриптиза.

– Пойди купи, что нужно. Мы спишем эту сумму на рекламные расходы.

И Лорелей сдалась. В конце концов, она с самого начала знала, что этим кончится…

– Значит, – спросила она Шейна с наигранным безразличием, когда они направились в район магазинов на Кэнэл-стрит, – Эрик заставит тебя сопровождать меня на прием к мэру?

– Вообще-то это входит в обязанности Майкла. Он отвечает за ночное время и утро, – пояснил Шейн. – А я работаю днем.

– Ясно. – Она задумалась. – Наверное, я – не единственная ваша забота.

– Нет. – Он с улыбкой взглянул на нее. – Но самая главная.

– До сих пор не могу поверить, что ты угомонился. Майкл обмолвился о том, что у тебя серьезные отношения с какой-то женщиной.

– Ее зовут Блисс. Блисс Форчун. Она владеет антикварной лавкой «Коллекция сокровищ» и фактически является моей домовладелицей, поскольку помещение агентства «Голубой залив» находится над ее лавкой. У тебя есть время? Может, зайдем куда-нибудь выпить? Мне нужен твой женский совет.

Лорелей даже не потрудилась взглянуть на часы. Шейн всегда был ей другом. Раз ему необходимо поговорить, она готова к тому, что, вызвав раздражение Майкла, опоздает на вечер к мэру. Да и не такая уж это жертва…

– Пожалуй, я выпью чаю. Потому что вечер может затянуться, а мне рано вставать. Но я рада поговорить без посторонних.

Без Майкла. Это имя не было произнесено, но оба поняли друг друга.

Они зашли в маленький местный бар. Пол там был покрыт свежими древесными опилками, стаканы сверкали чистотой, а джаз наигрывал тихие мелодии. Шейн подождал, пока принесли напитки – мятный чай со льдом для нее и пиво для него – и мелкие креветки, от которых Лорелей должна была, но не смогла отказаться.

– Я купил дом, – сообщил ей Шейн.

– Поздравляю!

– Не очень большой, но в нем достаточно места для малышей. И Блисс горит желанием сделать дом уютным.

– Значит, вы живете вместе?

– Да. Последние месяца два. – Шейн нахмурился и провел пальцем сверху вниз по запотевшей пивной кружке. – Но мы не просто сошлись и живем. Я хочу сказать, что я сделал ей предложение и она его приняла.

– Так это еще лучше! – улыбнулась Лорелей, недоумевая, в чем могла быть проблема.

– Дело в том, что Блисс беременна.

– О! – Когда Шейн упомянул о малышах, Лорелей решила, что они с Блисс хотят детей. – Немножко не вовремя? – осторожно спросила она.

– Вот именно! – Он стукнул кулаком по сосновому столу, отчего несколько креветок выскочили из корзинки. – И я хочу немедленно жениться ради ее честного имени.

Лорелей едва сдержала улыбку, услышав столь старомодное высказывание. Майкл не единственный из братьев О'Мэлли, кто исповедует патриархальные взгляды.

– А она хочет подождать?

– Она так говорит, – проворчал Шейн.

– Возможно, – предположила Лорелей, – Блисс считает, что ты хочешь жениться на ней только ради ребенка…

– Я же тебе сказал, что уже сделал ей предложение и она его приняла.

Озадаченная не меньше, чем он, Лорелей задумчиво положила в рот несколько жареных креветок и стала медленно их жевать.

– Может быть, она не хочет быть беременной невестой? Многие женщины с детства мечтают о свадьбе. Возможно, Блисс неприятно выглядеть расплывшейся, идя под венец.

– Да еще ничего не заметно, – возразил Шейн. – Только грудь, а она становится просто великолепной… Но мне кажется, что как раз это совсем не стоит скрывать… – Он вздохнул и нервно взъерошил волосы, напомнив этим жестом Майкла. – Если бы мы поженились прямо сейчас, Блисс бы могла надеть, черт возьми, любое платье, какое захочет! И никто бы ничего не заметил. Люди больше не высчитывают месяцы. А если кто-то и высчитывает, значит, он нам не друг, правда?

– Правда. – Лорелей откинулась на спинку стула, сделала глоток чая и подняла глаза на Шейна. – Боюсь, что я чего-то не понимаю. Ты говорил ей о своих чувствах? Объяснил, почему хочешь жениться на ней прямо сейчас?

– Конечно.

– А она?

– А она говорит, что не хочет выходить замуж до Дня труда.

– Это не так уж долго.

– Верно. Но я не могу согласиться с той нелепой причиной, которую она приводит.

– Я снова не понимаю.

– Она говорит, что не хочет «красть лавры» у Рорки и Дэриа.

– Рорки собирается жениться?

– Да. На День труда. На Дэриа Шей. Она окружной прокурор. Несколько месяцев назад Рорки ушел с телевидения. И теперь они живут в ее доме на Ирландском канале. Рорки пишет книгу о своих приключениях во время работы военным корреспондентом телевидения в разных горячих точках.

Удивительно, но, кажется, двоих из трех братьев О'Мэлли внезапно потянуло к семейной жизни. Может быть, что-то появилось в воздухе Нового Орлеана? Или в воде?

– Итак, – сказал Шейн, возвращая разговор в первоначальное русло, – что ты посоветуешь? Что мне делать?

– Я думаю, – медленно и осторожно проговорила Лорелей, – тебе надо просто попытаться сделать так, чтобы она посмотрела на все твоими глазами.

– Правильно, – широко улыбнулся Шейн. – Я и сам так думал. – Он наклонился и поцеловал ее в щеку. – Спасибо, Лорелей. Ты просто прелесть!

Он, безусловно, сторонник патриархальных устоев. Возможно, даже с диктаторскими замашками, решила она. Но милый.

Лорелей выглядела волшебно. Майкл встал, когда она появилась в дверях спальни, и затаил дыхание.

Платье – если можно было вообще назвать платьем это расшитое стеклярусом шелковое изделие без бретелек – струилось по ее телу. Серебристое, почти такое же светлое, как ее волосы. Вместо ожидаемых бриллиантов в ее ушах сверкали длинные серьги из горного хрусталя, едва ли не касавшиеся обнаженных белоснежных, как алебастр, плеч.

– Так, – сказал Майкл, едва ворочая ставшим непослушным языком. – Если ты поставила себе целью выманить своего преследователя из укрытия, то большего соблазна ему не представится.

– Я не хочу думать о нем сегодня. – Решив про себя, что Майкл великолепно выглядит в синем костюме, накрахмаленной белоснежной рубашке и темно-красном галстуке, она протянула ему браслет. – И не собираюсь ходить в лохмотьях только потому, что он может быть где-то поблизости.

13
{"b":"230","o":1}