ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я могу делать многие вещи по команде, Эрик, – сухо сказала Лорелей. – Кричать, плакать, даже падать в обморок. Но потеть по заказу – выше моих творческих возможностей.

– Нет проблем. – Эрик призвал гримершу, и та подошла, держа в руке пластиковую бутылку.

Вздохнув, Лорелей рассталась с халатом, протянула руки и стала медленно поворачиваться, пока гримерша брызгала на ее кожу смесью воды с детским маслом.

– Вот теперь лучше. – Эрик кивнул, удовлетворенный результатом. – Отлично! – скомандовал он джазу и Лорелей. – Начнем с того места, на котором мы остановились.

– Эпизод тридцать шестой, – произнес ассистент режиссера. – Дубль второй. Мотор!

Как это было ни противно Майклу, но он был вынужден признать, что режиссер оказался прав. Прежде Лорелей казалась инопланетянкой, какой-то неземной богиней. Но капельки, заблестевшие над ее пунцовыми губами, на груди, на животе, делали ее гораздо более земной еще более чувственной.

Она повернулась спиной к зрителям и улыбнулась им через плечо. Тут Майкл впервые заметил, что, несмотря на ослепительную улыбку, глаза ее оставались серьезными.

Лорелей расстегнула лифчик и повернулась к камерам, жеманно прижимая лифчик к груди. Тонкие цепочки бретелек сверкнули серебром в голубом свете прожектора, направленного на нее. Хотя было невозможно расслышать что-то из-за громкой музыки, Майклу показалось, что он уловил единый вздох: каждый мужчина здесь ждал, когда упадет этот кусочек черной кожи.

И тут что-то проникло в сознание Майкла. Слабый треск сверху, над сценой. Повинуясь импульсу, Майкл закричал. Преодолел шесть ступенек, которые вели на сцену, перепрыгивая сразу через две, и, бросившись на Лорелей, свалил ее с ног. Спустя секунду огромный прожектор рухнул на пол всего в нескольких сантиметрах от того места, где только что стояла актриса.

Глава десятая

Все произошло молниеносно, и присутствующие не сразу осознали случившееся. Джаз еще продолжал играть, но музыканты замолкали один за другим, по мере того, как до них доходил ужасный факт. Волна недоумения, прокатившаяся по толпе, сменилась волнением, когда люди поняли, что произошло и что могло произойти.

– Проклятие! – крикнул Эрик, пробираясь к сцене. – В чем дело, черт возьми?

– Кажется, – сказал Брайан дрожащим голосом, выдававшим его волнение, – О'Мэлли только что спас Лорелей жизнь. – Он тоже поднялся на сцену и склонился над актрисой, которая все еще лежала, прижатая к полу Майклом.

– Как ты? – спросил ее Брайан.

– Кажется, в порядке, – Лорелей с трудом вздохнула. Ее сердце все еще неистово колотилось. – Хотя мне тяжеловато дышать.

Конечно, ведь он всем телом навалился на нее, понял Майкл. Насколько же она маленькая и мягкая!

– Извини, – пробормотал Майкл, вставая. В то же самое время он вытащил пистолет из кобуры.

– Господи Боже! – воскликнул, пятясь, Эрик.

– Это действительно необходимо? – спросил Брайан.

– Да. – Майкл вынул из кармана пиджака сотовый телефон и быстро набрал номер своего агентства. – Быстро сюда, в кабаре «Ле Герлз», – отрывисто сказал он, когда Шейн снял трубку. – Да. Она в порядке. Но чуть не погибла, и я хочу отвезти ее в отель, пока ты будешь опрашивать здесь людей. – Он помолчал, обдумывая дальнейшие действия. – Пожалуй, позвони Дерксону в полицейский участок. Пусть пришлет своих парней тоже.

– Вы звоните в полицию? – спросил Эрик. – Это так необходимо?

Майкл опустил глаза на Лорелей, которая сидела, потрясенная, на сцене, обхватив себя руками.

– Ваша актриса чуть не погибла, – ответил он. – Я бы сказал, что без полиции здесь просто не обойтись.

– Неужели вы предполагаете, что это больше, чем несчастный случай? – проговорил явно потрясенный Брайан. – Я знаю, конечно, что у нее проблемы из-за какого-то одержимого страстью поклонника, но такие люди никогда не нападают.

Майклу хотелось придушить его.

– А вы проводили исследование психологии преследователей, работая над сценарием?

– «Опасная страсть», – коротко пояснил, оправдываясь, Брайан.

– Я видел этот фильм. Может, он и неплохо сделан, но очень далек от действительности. Вы, должно быть, упустили один маленький факт. Прежде чем Джон Хинкли-младший попытался совершить покушение на президента, он написал Джоди Фостер письмо, сообщив ей, что его фантазии могут стать реальными. И через несколько дней доказательства этого демонстрировались на экранах телевизоров.

Майкл спрятал револьвер в кобуру, потом повернулся к костюмерше и попросил халат, который та немедленно протянула ему. Присев на корточки, он закутал в халат Лорелей, чьи плечи были холодны, как лед. Майкл помогал ей подняться, когда в зал влетел Шейн в сопровождении двух мужчин в джинсах и футболках. Один из них, бывший напарник Майкла по работе в полиции, мрачно кивнул ему.

– Пойдем, дорогая, – сказал Майкл, обнимая Лорелей за плечи. – Шейн прибыл с подкреплением. Мы увезем тебя отсюда.

Она дрожала. Ее зубы стучали от холода.

– Все будет в порядке, – снова уверенно сказал Майкл, когда они остались одни в машине. – С тобой ничего не случится.

– Я знаю. – Лорелей уже злилась на себя за то, что потеряла самообладание. – И я кое-что поняла, когда вы с Брайаном рассуждали о преследователе.

– Что?

– Он на самом деле мог убить меня.

– Сначала ему пришлось бы одолеть меня, – улыбнулся ей Майкл, стараясь вызвать ее ответную улыбку. – А я довольно крупное препятствие.

– Я перед тобой в долгу, О'Мэлли, – пробормотала она. – В большом долгу.

– Ты ничего мне не должна.

У него был упрямый подбородок, а глаза как синие льдинки. Лорелей всегда видела в Майкле верного, добродушно-веселого, хотя и упрямого, брата. Сейчас она поймала взгляд сурового человека, профессией которого была охота на преследователей и серийных убийц.

– Ты, видимо, хочешь сказать, что просто выполнял свой долг.

На этот раз Майкл посмотрел на нее с возмущением.

– Ты прекрасно знаешь, что все не так.

Да, она знала. Он сделал это совсем не потому, что ему платили, а потому, что в груди Майкла О'Мэлли билось отважное сердце. Он не мог пройти мимо кого-то, кому нужна была помощь.

– И все-таки я у тебя в долгу.

– Мы были бы квиты, если бы ты уговорила Уайлдера убрать эту сцену из фильма, – сказал он.

Лорелей бросила на него удивленный взгляд.

– Хорошо.

Паркуя машину в подземном гараже, Майкл в ответ только тихо выругался.

Лорелей считала себя современной независимой женщиной. Но она не стала возражать против того, чтобы Майкл проводил ее в ванную комнату, отделанную позолотой и мрамором. Майкл усадил ее на бархатный пуфик у туалетного столика с зеркалом и стал наполнять горячей водой ванну, такую большую, что в ней почти можно было плавать. Наблюдая за тем, как он открывал своими большими загорелыми руками хрустальную банку и высыпал из нее в ванну ароматическую соль, Лорелей едва удержалась, чтобы не увлечь его на плюшевый ковер цвета морской волны. А еще лучше – в наполненную водой ванну, в которой было достаточно места для двоих.

– Полный порядок, – сказал он рассеянно, повернувшись к ней. – Ты сможешь сама раздеться?

Интересно, что бы он ответил, если бы она попросила ей помочь, подумала Лорелей, но вспомнила, как Майкл предпочитает не смешивать работу и удовольствие. Нет, она не имела ни малейшего желания выслушать отказ в тот момент, когда ее нервы и так были напряжены.

– Я справлюсь. Правда, – уверенно добавила она, когда заметила в его глазах сомнение. – Эта одежда задумана так, что от нее очень легко освобождаться.

– Не напоминай мне… – проворчал он. Не успела Лорелей возразить, как Майкл опустился на колени, взял ее за лодыжку, поднял ногу, расстегнул молнию на черном кожаном сапоге и стянул его. Потом то же самое проделал с другой ногой.

И снова у Лорелей возникло желание заняться любовью с Майклом. Она была уверена, что только это помогло бы ей забыть о происшедшем. Господи, ей так нужно было сейчас, чтобы ее мозг отключился!

18
{"b":"230","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Архив. Ключи от всех дверей
Девочка и мальчик
Дожди-пистолеты
Взрослая колыбельная
Призрак со свастикой
Terra Nova. Строго на юг
Хочу и буду: Принять себя, полюбить жизнь и стать счастливым
Взломать Зону. Черная кровь
Слишком далеко от правды