ЛитМир - Электронная Библиотека

– Лорелей? – спросил Патрик, когда они мчались по улицам с бешеной скоростью. – Не та ли это маленькая девочка Лонгстритов, которой ты увлекался?

Майкл бросил на отца взгляд.

– А ты откуда знаешь?

– Твоя мать писала мне об этом. Она старалась сделать так, чтобы ты не получал письма, которые тебе эта девочка присылала из колледжа. Я никогда не одобрял подобных действий, – признался Патрик.

Это была еще одна ошеломляющая новость в день, и без того полный неприятных сюрпризов.

– Мама тебе писала?..

– Почти каждый второй месяц.

– Все эти годы?..

– Конечно.

– Конечно. – Майкл покачал головой. – Не думаю, что ты ей отвечал.

– Всегда, когда мог.

Майкл чертыхнулся, увидев в зеркале заднего вида мигалку. У него было два пути. Либо удрать, либо остановиться и убедить не штрафовать его, что, после стольких лет работы в полиции, он, без сомнения, мог сделать.

Не желая вступать в потенциально опасные гонки с полицией, он остановил машину, выскочил из нее и устремился к патрульному полицейскому автомобилю. К счастью, полицейский его узнал. И Майкл, объяснив проблему, поехал дальше, на сей раз с полицейским эскортом.

– Я потрясен, – пробормотал Патрик, – но нисколько не удивлен. Твоя мать говорила мне, что тебя ценили в полицейском управлении.

– Похоже, что мама была для тебя источником информации все эти годы, – процедил Майкл сквозь зубы.

– Поскольку ты никогда не был женат, ты не можешь судить об отношениях супругов, – мягко сказал Патрик. – Я по-своему люблю твою мать. И она это всегда понимала!

В ответ Майкл, подъехавший к Медицинскому центру Тулейн, еще раз выругался.

Очнувшись, Лорелей обнаружила, что лежит на кровати в комнате. Было темно, как в гробнице. Когда глаза ее постепенно привыкли к темноте, она увидела, что керосиновый фонарь, подвешенный высоко на каменном столбе, отбрасывает на кирпичные стены дрожащие, точно исполняющие какие-то дьявольские пляски, тени. Голова гудела. Болели руки, особенно запястья. Она попыталась потереть ноющий висок, услышала металлический звон и тут наконец поняла, что прикована к стене за изголовьем кровати.

– Я бы не делал этого на твоем месте, – сказал спокойный, до боли знакомый голос. Ржавые пружины кровати заскрипели, когда Брайан присел на край голого матраса. – Только еще сильнее поранишь запястья.

Он говорил мягким тоном. Но в его глазах Лорелей увидела, при свете фонаря, пламя безумия.

– Где мы? – спросила она.

Окна были закрыты тяжелыми деревянными ставнями. Лорелей не представляла себе, сколько времени прошло, понятия не имела о том, была ли сейчас ночь или день.

– Тебе незачем знать, потому что все равно ты здесь жить не будешь.

Ей стало страшно. Подавив охвативший ее ледяной ужас, Лорелей тем не менее постаралась не обнаружить свой страх перед ним. Взгляд ее стал открытым и простодушным.

– Я же женщина, – проворковала она чуть жеманно. – Ты же знаешь, какие мы все любопытные.

При этих словах он улыбнулся.

– Я еще знаю, какие вы все потаскушки.

– Ты ошибаешься, Брайан. Если бы ты снял с меня эти цепи, мы могли бы поговорить об этом и…

– Нет. – Он ударил ее тыльной стороной ладони по щеке. Сильно. Нанес еще один удар, по другой щеке. Лицо ее запылало. – Я не дурак, Лорелей. Тебе не удастся с помощью разговоров заставить меня отменить наказание, которое ты заслужила.

Он нахмурился и провел кончиком пальца вдоль царапины, которую оставило на скуле Лорелей его золотое кольцо с печаткой.

– Я не хотел, чтобы все происходило так, – пробормотал он, обращаясь скорее к себе самому, чем к ней. – Когда я нашел этот дом на плантации, выбирая место для съемок фильма, я представлял, как мы будем жить здесь с тобой вдвоем. Я собирался боготворить тебя, как всегда это делал. Хотел, чтобы ты познала чудо любви… Ты была такой наивной, ты могла испугаться…

– Я и осталась такой, – произнесла Лорелей, догадавшись, что раз он привез ее в дом на плантации, то это где-то на реке. Или у залива. Догадка не вселяла больших надежд. Вокруг Нового Орлеана на многие километры простирались заболоченные земли. Разве Майкл сможет ее быстро найти?

Не сможет, решила она. А это значит, ей никто не поможет. Неожиданно страшное воспоминание четко всплыло в ее памяти.

– Ты застрелил Шейна. – Слезы потекли у нее из глаз. Сердце разрывалось от горя.

– Он заслужил смерть. После того, что сделал с тобой.

– Шейн ничего плохого мне не сделал. Он был моим другом.

– В том-то и дело. – Брайан сухо и холодно рассмеялся. – Этот ублюдок был даже слишком дружен с тобой, если ты понимаешь, к чему я клоню. – Он плотоядно посмотрел на нее и провел рукой по ее телу. От этого медленного угрожающего прикосновения Лорелей бросило в дрожь. – Ты хочешь меня? – лениво спросил он. Его пальцы больно сжали ее грудь. – Или ты дрожишь потому, что боишься?

Лорелей молилась, чтобы ей удалось сыграть эту самую важную роль в своей жизни.

– Думаю, и то, и другое, – проворковала она, пытаясь одновременно сохранить в глазах страх и сыграть желание.

– Ты занималась любовью с тем детективом. С О'Мэлли.

– Это ничего не значит. – Лорелей попыталась пожать плечами, но не смогла: ее руки, поднятые над головой, были скованы цепью. – Я подумала, что если позволю Майклу заниматься со мной любовью, то, может быть, отвлекусь от мыслей о мужчине, о котором я действительно мечтала. – Она сделала паузу и медленно провела языком по сухим губам, умудрившись выдержать его взгляд. – Но это не помогло.

– Ты говоришь обо мне?

Лорелей показалось, что тон Брайана вдруг утратил жесткость и в нем зазвучала слабая надежда. Его первые письма дышали неугасимой преданностью – скрытые угрозы появились позже, – и Лорелей попыталась напомнить ему об этом.

– Между нами, Брайан, всегда существовало притяжение. Если бы его не было, мы не смогли бы так хорошо работать вместе. Если бы ты не понимал меня так хорошо, ты бы никогда не смог писать для меня такие прекрасные сценарии.

– Да, верно. Я писал их специально для тебя. – Его рука скользнула вниз по ее телу, по тонкой талии, по выпуклости бедра. – Ни для кого больше.

– Я знаю. – От его прикосновения по ее телу побежали мурашки. Поддерживай с ним разговор, напомнила себе Лорелей. Это – твой единственный шанс.

Его пальцы впились ей в бедро, давили на кожу.

– Я считал тебя целомудренной.

– Теперь мне понятно… – Ей удалось произнести это одновременно извиняющимся и примирительным тоном. – А еще я понимаю, что предала тебя. Предала наши отношения. Но, честно говоря, Брайан, я не представляла, что ты так относишься ко мне. То есть я-то знала, что люблю тебя. Я мечтала о тебе, предавалась фантазиям. Но ты же никогда ничего не говорил. Откуда я могла знать, что ты испытывал ко мне те же чувства?

Удачно сказано, подумала она. Очень логично. К сожалению, не было ничего логичного в том, что касалось этого человека. Или ситуации, в которую она попала.

– Ты должна была прочитать мои мысли, – пожурил он ее, – как я читаю твои.

– Наверное, я не такая умная, как ты. И интуиция у меня не так развита. Ты же писатель, Брайан. Для того чтобы создавать образы и сюжеты, требуется огромное воображение и интуиция. А я просто актриса, говорящая наизусть прекрасные слова, которые написал ты.

Она поняла, что хватила через край, и внутренне сжалась: это была явная лесть. К счастью, Брайану понравилась мысль о том, что она была для него всего лишь пластичным материалом, из которого он мог лепить все, что хотел.

– Я думаю, что ты права, – пробормотал он. Он наклонился и провел ладонью по ее щеке. – Возможно, я неправильно все понял.

Не успела Лорелей подтвердить, что он действительно понял все правильно, и уговорить отвязать ее, как тишину внезапно нарушил какой-то звук.

– Катер! – Брайан вскочил, подбежал к окну и распахнул ставни. Обещанный шторм почти приблизился к ним, окрасив вечерние сумерки в странный зловещий желтый цвет. Лорелей увидела на горизонте зеленовато-желтую вспышку молнии.

23
{"b":"230","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей
Черное море. Колыбель цивилизации и варварства
По ту сторону
Книга Балтиморов
#Сказки чужого дома
Ведьма по ошибке
Вигнолийский замок
Хочу женщину в Ницце
Цветок Трех Миров