ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Анонс для киллера
Чудо-Женщина. Вестница войны
Уроки мадам Шик. 20 секретов стиля, которые я узнала, пока жила в Париже
Философия хорошей жизни. 52 Нетривиальные идеи о счастье и успехе
Понаехавшая
Телепорт
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Бизнес х 2. Стратегия удвоения прибыли
Запах Cумрака

– Наверное, это просто какой-то рыбак, – сказала она, успокаивая его. Черт! Он снова был напряженным. Нервозность, исходившая, казалось, из каждой клеточки его тела, создавала какую-то смертоносную ауру вокруг него.

– Или О'Мэлли. – Он захлопнул ставни и вытащил пистолет. – Одного братца уже нет. – Он засмеялся. – Настала очередь другого. – Он подошел к двери и остановился. – Я сейчас вернусь.

Черт! Лорелей изо всех сил рванула цепь, стараясь освободиться. От резкого движения наручники оставили еще более глубокий след на ее запястьях, но ссадины – не слишком большая плата за свободу.

Ей показалось, что левая рука поддается. Немного. Вдохновленная, Лорелей рванулась сильнее. Закрыв глаза, стиснув зубы, – всем телом… В конце концов она была вознаграждена: известковый слой вокруг одного из кирпичей раскрошился, и ей удалось освободить руку. Лорелей повернулась и встала на колени, решив использовать острую железку, которая была вделана в стену, в качестве пилящего инструмента.

Нельзя сказать, чтобы действие происходило бесшумно. В какой-то момент она испугалась, что металлический звук донесется до Брайана.

Но какое это имело значение, если он так или иначе собирался убить ее? Если ей суждено умереть, так уж лучше в борьбе за свою жизнь.

Невозможно описать словами то, что почувствовал Майкл, когда, ворвавшись в приемное отделение «Скорой помощи», обнаружил, что его брат сидит, морщась, на железной каталке, а медсестра обрабатывает антисептиком рваную рану на его плече. Сказать, что Майкл испытал облегчение, значило бы ничего не сказать.

– Я думал, что ты убит.

– В какой-то момент я и сам так думал, – мрачно проговорил Шейн, ругнувшись сквозь зубы, когда медсестра дотронулась до особенно чувствительного места. – Он задел артерию во время первого выстрела. Кровь полилась из меня, как из резаного поросенка. Слава Богу, на мне был бронежилет.

– Да. – Майкл взглянул на ужасный синяк на груди Шейна, как раз над сердцем, и понял, что едва не потерял брата.

– Майкл, я страшно переживаю за Лорелей.

– Мы найдем ее. – Майкл не мог позволить себе даже думать иначе.

– Если бы я был осторожней! Если бы сам сначала проверил этот склад…

– Не терзай себя этими мыслями. Если бы ты пошел туда сначала один, ты должен был бы оставить ее в машине. Ты не мог знать, что произойдет, Шейн. Прежде всего это я, черт возьми, виноват в том, что отпустил ее. Если с ней что-то случится, это будет целиком моя вина.

– Вы, ребята, напрасно тратите время, – сказал Патрик, которому удалось уговорить строгих охранников приемного отделения и пройти в процедурную. – Одну истину я усвоил навсегда: нет смысла сожалеть о том, что уже сделано. Вы должны думать о том, что ждет вас впереди. И найти эту девочку.

– Отец? – Шейн взглянул на Майкла. – А он-то, черт побери, что здесь делает?

– Это длинная история. И у меня нет времени ее излагать. Я должен позвонить Рорки.

– Скажи ему, что я приехал на его свадьбу, – попросил Патрик.

– Эту новость ты сам ему сообщишь, – бросил через плечо Майкл и вышел из комнаты.

Спустя пять минут он уже знал имя агента по недвижимости, который продал Брайану Уайлдеру заброшенную плантацию на Грэйт-Ривер-роуд, и адрес дома. Майкл позвонил окружному шерифу и попросил поскорей послать на плантацию побольше людей.

Затем связался с Рорки. Тот обещал позвонить матери, сообщить ей о Шейне и успокоить, сказав, что ее младший сын жив и отделался раной на плече. Майкл сначала подумал, что хорошо бы Рорки предупредил мать о приезде отца, но, поскольку она никогда не посвящала сыновей в то, что поддерживала все эти годы отношения со своим супругом, решил не вмешиваться.

Предоставив Шейну разбираться с отцом и его проблемами, Майкл направился к заливу.

Лорелей замерла, когда услышала крик Брайана:

– Это проклятый шериф!

Но тут же воспрянула духом, потому что в этот самый момент ей удалось освободиться.

Ладно, сделан только первый шаг, напомнила она себе, подавив желание закричать от радости. Еще предстояло придумать, как выбраться из дома. Как убежать от Брайана.

Хотя ставни были закрыты, до нее доносился звук дождя, стучавшего по крыше. Завывания ветра на реке напоминали отчаянный стон заблудших душ. Распахнув ставни, Лорелей с ужасом увидела, что, даже если разобьет стекло, это ей ничего не даст: от болотистой земли ее отделяли по крайней мере три этажа.

Выпрыгнуть она не могла. Надо было попытаться спуститься по лестнице. А потом добраться до двери.

А может, крикнуть людям на катере, который уже был виден, но они не услышат ее из-за рева мотора и воя ветра. А что, если помахать фонарем?..

Она отвернулась от окна. В этот момент раздался выстрел. Стреляли в доме. Тут же раздались ответные выстрелы со стороны реки. Лорелей затаила дыхание. Убит ли Брайан? К сожалению, топот его ботинок по ступеням свидетельствовал об обратном.

Он остановился в дверном проеме. Глаза его казались горящими углями на пепельно-сером лице.

– Что, черт побери, ты делаешь?

Он все еще держал в руке пистолет. Лорелей напряглась в ожидании выстрела и неизбежной боли. Но вместо того, чтобы выстрелить, он бросился к ней. Ей удалось увернуться. Но ненадолго. Его пальцы вцепились в ее блузку. Его ругательства и ее крики заглушили звук рвущейся материи. Лорелей снова рванулась и, взмахнув правой рукой, ударила Брайана по лицу тяжелой цепью, конец которой был закреплен на наручнике, намертво охватившем ее запястье.

Теперь вскрикнул он: кровь хлынула у него из носа.

Воспользовавшись замешательством Брайана, Лорелей бросилась из комнаты в сторону лестницы. Она слышала, как он, спотыкаясь, побежал за ней, как, ничего не видя от боли, наткнулся на керосиновую лампу, висевшую возле двери. Слышала его шаги за своей спиной на лестнице…

Она уже была на лестничной площадке, когда раздался странный звук. Последовала ослепительная вспышка. Лорелей, не удержавшись, оглянулась. Видимо, когда Брайан налетел на лампу, из нее выплеснулся керосин. Старое гнилое дерево вспыхнуло, как спичка.

Ее настигало пламя, рвавшееся вниз по лестнице. Впереди огненного потока Лорелей увидела Брайана, лицо которого было залито кровью.

Споткнувшись о цепь, свисавшую с руки, Лорелей потеряла равновесие и кубарем покатилась по лестнице. Падение ее было резко прервано на следующей лестничной площадке.

Вскочив на ноги, слыша, как в ушах отдается глухой стук сердца, Лорелей с грохотом преодолела последние десять ступенек и закричала от радости, когда увидела, что лестница заканчивается в нескольких метрах от наружной двери. Лорелей помчалась по красноватым подгнившим доскам пола, не обращая внимания на крики Брайана, приказывавшего ей остановиться. Над головой просвистела пуля, но Лорелей уже подбежала к двери.

Еще секунда, и она будет свободной…

Мчась как сумасшедший, Майкл прибежал к дому вслед за шерифом. Вид пламени, вырывавшегося из окон, не вселял надежд.

– Парень выстрелил в нашу сторону, – сообщил Майклу один из полицейских, – а потом скрылся в доме. Через несколько минут после этого мы заметили пламя. Потом услышали еще один выстрел.

– В доме?

– Да.

Майкл отказывался поверить в то, что опоздал. Он знал, что никогда не простит себе, если Брайан убил Лорелей.

– Я посмотрю.

Шериф схватил его за рукав.

– Туда нельзя.

– Это не дом, а настоящая труха. Я не могу позволить ей сгореть заживо.

– Здесь уполномочен действовать я. И я приказываю вам оставаться за линией полиции.

– Я войду в дом, шериф, – Майкл вытащил пистолет. – Вы можете остановить меня только одним способом – если ваши люди будут стрелять мне в спину. – Сказав это, он бросился к дому.

– Не стрелять! – скомандовал шериф своим людям. Его голос был полон негодования.

Мчась во весь опор, пренебрегая осторожностью, Майкл достиг тяжелой дубовой двери в тот самый момент, когда Лорелей протянула к ней руку. Дверь распахнулась, сбив ее с ног. Но прежде, чем она поняла, что произошло, Майкл подхватил ее на руки и вынес из дома – за мгновение до того, как еще одна пуля ударила в дверной косяк.

24
{"b":"230","o":1}