ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Апельсинки. Честная история одного взросления
Бизнес и/или любовь. Шесть историй трансформации лидеров: от эффективности к самореализации
Земля лишних. Побег
Паутина миров
Купец
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография
Бородатая банда
Вторая брачная ночь
Битва за воздух свободы

– Конечно. Но я играю главную роль. Кроме того, мне кажется, что я буду в большей безопасности, если уеду из города.

– При условии, что этот тип не последует за вами.

– Тоже верно.

– Я свяжусь с полицейским управлением Нового Орлеана, – объявил Джерард. – А тем временем отправлю к вам домой криминологов, чтобы они убрали камеру или камеры. Потом надо будет поискать следы. На всякий случай.

– Отпечатки пальцев? Вы думаете, он мог их оставить?

– Нет, – ответил Джерард, и ее последняя слабая надежда рухнула. – Но техника, которую этот парень внедрил в ваш дом, возможно, даст нам ключ к разгадке. А ваш преследователь разбирается в камерах! Я хочу поговорить об этом с Тейлором. И со всеми, кто работает над новым фильмом.

– Неужели вы подозреваете кого-то из съемочной группы?

– Это мой профессиональный долг – подозревать каждого.

Ничего более чудовищного в своей жизни Лорелей не слышала.

Может быть, Эрик Тейлор и был нерешительным во время съемок, когда дело касалось дублей, но, узнав о последнем письме, он проявил удивительную твердость.

– Хватит! – заявил он. – Я сделаю то, что должен был сделать с самого начала. Я найму телохранителя, который не будет спускать с тебя глаз ни днем, ни ночью. Я имею законные права на твое тело, пока снимаю фильм. И именно я буду платить за его охрану.

– Ты всегда найдешь нужные слова, – проворчала Лорелей.

Тейлор повернулся к стоявшему у стены Джерарду.

– Может быть, хоть вы объясните этой бесстрашной упрямице, что телохранитель – лучший выход из положения? Особенно если учесть тот факт, что мы снимаем так много сцен на натуре?

– Телохранитель – это было бы неплохо, – согласился детектив.

Глава вторая

Майкл провел целую неделю в плавучем казино, где он пытался выявить тех, кто утаивает доходы. Его одежда пропахла сигаретным дымом, а в голове нестройно звучали сигнальные звонки, возвещавшие о крупных выигрышах. Теперь он мечтал снова очутиться в относительной тиши своей конторы.

Майкл О'Мэлли открыл собственное детективное агентство после того, как ушел из полицейского управления Нового Орлеана. Работа в отделе по расследованию убийств ему нравилась, но, сытый по горло системой, при которой доллары важнее, чем жизнь ни в чем не повинных граждан, он ушел из полицейского управления и открыл детективное агентство «Голубой залив». Поскольку Майклу не очень хотелось до конца жизни заглядывать в окна мотелей в поисках неверных супругов, он решил специализироваться на охране ответственных чиновников и частных компаний.

Работы было невпроворот. И поэтому Майкл обрадовался, когда обрел партнера в лице своего брата Шейна. Шейн недавно возвратился в Новый Орлеан, проведя лет десять в недрах европейской агентурной сети.

Войдя в агентство, размещавшееся над антикварной лавкой во Французском квартале, он широко улыбнулся брату.

– Как я понимаю, тебе удалось настичь своего преступника.

– Мне всегда удается. Только на этот раз это оказалась преступница.

Майкл обвел взглядом комнату. Хотя они с Шейном работали вместе уже почти три месяца, он все еще не привык к переменам. Раньше в агентстве была расслабляющая домашняя атмосфера. Теперь здесь царил образцовый порядок. И везде стояла ультрасовременная компьютерная техника.

Майкл подошел к холодильнику, достал две бутылки пива «Дикси», открыл их и протянул одну брату.

– Вот то, по чему я скучал все годы, которые провел вдали от дома, – сказал Шейн, с удовольствием сделав глоток.

Майкл отпил из своей бутылки.

– А я-то считал, что Европа – рай для любителей пива.

– Пиво там течет рекой, – согласился Шейн. – Но в тех кругах, где я вращался, предпочитали шампанское.

– Должно быть, нелегко тебе было, – протянул Майкл, – играть все эти годы роль богатого плейбоя.

– Это грязная работа, – заявил Шейн. Его глаза искрились смехом. – Но кто-то же должен принести жертву во имя свободы Америки.

– По-моему, неплохо сказано.

Майкл плюхнулся на новый диван, который появился здесь вместо старого, купленного когда-то за городом на распродаже. Конечно, черная мягкая итальянская кожа свидетельствовала о преуспевании, однако ему недоставало прежнего удобного, потрепанного, обитого тканью дивана.

Майкл водрузил ноги на поцарапанный деревянный кофейный столик, который не позволил заменить новомодным, со стеклянной столешницей, – должен же человек куда-то класть ноги! – и с наслаждением отпил еще глоток прохладного напитка. Наступило лето, и на Французский квартал опустилась горячая влажная пелена. Допотопная система кондиционирования воздуха в здании лишь гоняла насыщенный влагой воздух, и рубашка Майкла уже прилипла к спине. А вот Шейн выглядел до противного свежим.

– К вопросу об образе жизни, – заметил Шейн. – Я несколько разочаровался, когда понял, что в реальности жизнь детектива мало напоминает ту, которую показывают по телевизору.

– Тебе уже стало скучно?

Майкла это нисколько бы не удивило.

Шейн, так же как еще один из троих братьев О'Мэлли, Рорки, унаследовал от их знаменитого отца страсть к перемене мест. Хотя Рорки, по-видимому, покончил с жизнью бродяги. Недавно он объявил о том, что в День труда женится на Дэриа Шей, окружном прокуроре.

Поскольку Шейн завел роман с Блисс Форчун (она была владелицей дома, в котором располагалось их агентство, и занималась торговлей антиквариатом), Майкл надеялся, что младший из братьев О'Мэлли последует примеру Рорки.

– Мне совсем не скучно, – возразил Шейн. – Содержать в порядке документацию – это уже значит быть занятым по горло. Просто я представлял себе, что мы будем жить в окружении роскошных, сладострастных женщин, которые мечтают броситься к нашим ногам.

– Зачем тебе другие женщины, когда у тебя есть Блисс?

Пляшущие чертики в голубых глазах Шейна пропали. Его взгляд стал задумчивым.

– Хороший вопрос. – Шейн снова заулыбался. На этот раз его улыбка была еще более озорной, чем раньше. Майкл прекрасно знал, что это означает. Какой-то новый розыгрыш.

– Что ты опять затеял? И не пытайся увильнуть от ответа. Я выучил все твои фокусы.

– Сегодня был очень интересный звонок, – сознался Шейн. От одного будущего клиента из Лос-Анджелеса. Этот человек собирается приехать по делам в наш прекрасный город и ищет фирму, которая могла бы обеспечить охрану на высшем уровне.

– Он обратился по правильному адресу.

– Так я ему и объяснил. Потом, уверив его в том, что лучше нас ему никого не найти, и сославшись на наши безупречные дипломы, я сказал, что, приложив некоторые усилия, мы, вероятно, отыщем возможность втиснуть его заказ в наше перегруженное расписание. И что наша обычная такса – тысяча долларов в день. Плюс издержки.

– Тысяча в день? – Майкл поставил пустую бутылку на столик, у своих ног.

– Плюс издержки, – напомнил ему Шейн.

– Это же в два раза больше обычного гонорара!

– Правильно. Но нас теперь двое. К тому же, Майкл, наш новый клиент может себе это позволить… Речь идет о киногруппе, которая приезжает сюда снимать фильм на натуре.

– И они хотят, чтобы мы защитили их от набегов групповых насильников?

– Угу. Речь идет о личной охране. Кажется, у их кинозвезды появился преследователь.

– В Лос-Анджелесе?

– Да. Но, как считает детектив, занимающийся этим делом в полицейском управлении Лос-Анджелеса, этот тип настолько одержимый, что может последовать за ней и сюда. Я заверил режиссера – это Эрик Тейлор, тот, который снял много остросюжетных детективных фильмов, – что у тебя есть опыт работы с преследователями.

– Так кто же эта кинозвезда, которую мы должны будем опекать?

– Случай особый. – Шейн улыбнулся так ослепительно, что его улыбка затмила яркое послеполуденное южное солнце, заливавшее своим светом комнату. – Наша старая знакомая.

У Майкла все перевернулось внутри. Не может быть, убеждал он себя… Хотя в жизни часто случаются совпадения, не может быть, чтобы судьба сыграла с ним такую злую шутку.

3
{"b":"230","o":1}