ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Леди и Некромант
Сад бабочек
Сущность зла
В сердце моря. Трагедия китобойного судна «Эссекс»
Бизнес и/или любовь. Шесть историй трансформации лидеров: от эффективности к самореализации
Дочери смотрителя маяка
Важные вопросы: Что стоит обсудить с детьми, пока они не выросли
По следам «Мангуста»
Моя жизнь в его лапах. Удивительная история Теда – самой заботливой собаки в мире

– Это в его духе. Когда я вернулся в этот город, он направил на меня пистолет, – засмеялся Шейн.

– Потому что я поймал тебя, когда ты с пистолетом в руке вторгся в мой дом, – сухо заметил Майкл.

– Правда? – удивилась Лорелей и рассмеялась. – Ты, Майкл, как всегда, неисправим.

Майклу захотелось ударить Шейна, когда тот засмеялся вслед за Лорелей. Похоже, между этими двумя не возникло того напряжения, которое он испытал еще в аэропорту. Или когда они с Лорелей, почти не разговаривая, двадцать минут ехали в отель.

– Вы с Майклом партнеры. Чудеса! – Лорелей покачала головой.

– Иногда я и сам с трудом в это верю, – заявил Шейн. – Но это правда. – Мальчишеская улыбка вспыхнула в его голубых глазах. Он восхищенно смотрел на ее поднятое к нему лицо. – Представляешь, я думал, что расстался с высшим обществом, когда вернулся в Луизиану. Разве я мог предполагать, что мне выпадет счастье охранять самую прекрасную женщину Голливуда?

– А Майкл считает, что я слишком худа.

После таких слов Шейн более внимательно оглядел ее фигуру опытным мужским взглядом.

– Не вижу никаких оснований для такого заявления.

– Спасибо. – Лорелей с видом победительницы бросила на Майкла взгляд через плечо. – А еще он требует список всех моих любовников.

– Ого! – Шейн с удивлением посмотрел на брата. – Ты не особенно церемонишься с гостьей, а?

– Хочу напомнить вам обоим, что это не светский визит. Нас наняли охранять Лорелей, а не тешить ее женское самолюбие. С этой задачей, несомненно, прекрасно справляются ее верные поклонники.

Шейн усмехнулся. Договорившись встретиться с ними завтра утром, после того, как закончатся съемки, он еще раз обнял Лорелей и вышел из номера.

Наступило молчание. Лорелей первой нарушила тишину.

– Кажется, ты говорил, что мог бы съесть крокодила? Или корову? – Она прошла по толстому ковру к телефону, сняла трубку и протянула ее Майклу. Теплая и приветливая улыбка, с которой Лорелей смотрела на Шейна, теперь была явно притворной. – Может быть, твое настроение улучшится, когда ты съешь чизбургер.

Майкл так не считал. Заказав в номер двойной чизбургер с беконом, обжаренный в масле картофель, капустный салат и кофе с цикорием, он подумал, что с этой кинозвездой, которую он согласился опекать, ему предстоит еще намучиться. Придется отрабатывать каждый цент из той щедрой суммы, которую запросил у студии Шейн.

Лорелей чуть было не поддалась искушению заказать самое дорогое шампанское, которое было в меню, но вовремя одумалась. Попросив в итоге принести ей чай, она вышла в соседнюю комнату, чтобы распаковать чемоданы и повесить свою одежду. Майкл, который, кажется, решил не отпускать ее от себя ни на шаг, последовал за ней.

– Надеюсь, ты будешь давать мне некоторую свободу? – Она небрежно вынула из сумки стопку нижнего белья и убрала ее в верхний ящик комода. – Хотя размер ванны достаточен и для двоих, я не привыкла делить ванну с кем-то еще.

От одного вида всех этих кружевных и атласных вещичек у Майкла перехватило дыхание. Поймав себя на том, что в своих фантазиях расстегивает ее алый греховный лифчик, он понял, что попал в переплет. Встряхнувшись, он отогнал сладкое видение и переключил внимание на ее вопрос.

– Я захожу в ванную комнату к дамам, только если меня об этом просят.

– Ты меня успокоил.

Его улыбка была быстрой, насмешливой и до боли знакомой. На мгновение Лорелей подумала, что ошиблась, когда решила, что Шейн красивее старшего брата.

Шейн О'Мэлли напоминал одного из завсегдатаев модных курортов Европы, наводняющих пляжи в Каннах во время ежегодных кинофестивалей. Он обладал обаянием Кэри Гранта и Джеймса Бонда, вместе взятых.

А Майкл пробуждал чувственность. Он напоминал ей статую эпохи Возрождения. Но не мраморную. Мрамор был слишком гладким. Слишком изысканным. Этого человека можно было бы изваять из огромного куска грубого гранита. Хотя Майкл, без сомнения, сегодня утром побрился, его квадратный подбородок уже подернулся иссиня-черной тенью. Жесткое выражение полных, четко очерченных губ не могла смягчить даже редкая улыбка.

Лорелей услышала звук открывающейся двери, приглушенные голоса, скрип колес сервировочного столика. Дверь снова закрылась. Когда комнату наполнил знакомый запах жареной картошки, у нее заурчало в животе.

Она не голодна, убеждала себя Лорелей, убирая в ящик комода красный кружевной лифчик и такие же трусики. Потом, понимая, что у нее нет выбора, она вернулась в гостиную – на разведку.

Лорелей не раз останавливалась в отелях «Уайтфилд Пэлас» в разных городах и знала, что они – воплощение роскоши. Поскольку сама компания базировалась в Новом Орлеане, а этот отель был ее флагманом, Лорелей не удивилась, увидев белоснежные салфетки, серебро и хрусталь, которые сопутствовали заказанным Майклом чизбургерам и жареной картошке. В центре маленького столика стояла изысканная ваза с кроваво-красной розой.

Майкл снял пиджак и повесил его на спинку стула. Потом приподнял металлическую крышку над блюдом.

– Ну, что я тебе говорил? Потрясающе! Ты не хочешь попробовать?

Она перевела взгляд с кожаной кобуры, которую раньше скрывал его пиджак, на тарелку.

– Я уже сказала: я мяса не ем.

– А как насчет твоих любимых моллюсков? – Он налил в чашку чай из фарфорового чайника. – Устриц или лангустов?

При упоминании о двух ее любимых блюдах у нее тотчас потекли слюнки.

– От такой еды только толстеют. – Поблагодарив за налитый чай, она села в уголке дивана.

– И становятся еще более прелестными.

Подобные утверждения оспаривать не приходилось.

– Я должна следить за своим весом. Когда я впервые увидела себя на огромном экране, мне показалось, что я настоящая громадина, как Гулливер в стране лилипутов.

– Без сомнения, ты была единственным человеком на свете, кому так показалось. – Майкл вспомнил, как чуть не проглотил язык, когда впервые увидел Лорелей на экране. Она выходила из искрившегося на солнце голубого бассейна, как Венера из раковины. Длинные платиновые волосы Лорелей, словно мокрые водоросли, струились по ее плечам.

– Камера увеличивает в объемах, и, как сказал на прошлой неделе Брайан Уайлдер, мне платят не за талантливое исполнение шекспировских ролей.

– Уайлдер. – Майкл откусил кусочек и стал задумчиво его жевать. – Сценарист.

– Правильно. Сценарист, который не играет в азартные игры.

– К тому же он не пьет и не употребляет наркотиков, – продолжил за нее Майкл. – Как мне удалось узнать, несмотря на его репутацию жизнелюбивого холостяка, он настолько морально безупречен, что даже улицу переходит всегда только в положенном месте.

Явная неприязнь в его тоне возмутила Лорелей.

– Не все же – нарушители закона.

– Это ты так думаешь. – Майкл обмакнул кусочек картошки в кетчуп и отправил в рот. – Абсолютно законопослушных людей не существует.

– В самом деле? – держа чашку у рта, она холодно улыбнулась. – Ну что ж. К вашему сведению, мистер Закон и Порядок, один такой человек сейчас перед вами.

Майкл ответил не сразу. Вместо этого он взял тяжелую вилку, подцепил капустный салат и, жуя, посмотрел на нее долгим взглядом.

– Предположим, тебе неправильно дали сдачу. Что ты будешь делать?

– Укажу на ошибку, естественно.

– А как насчет налогов? Такая богатая дама, как ты, наверняка кое-что утаивает.

– У меня хороший бухгалтер. – Лорелей выдержала его твердый взгляд. – Ему платят за то, чтобы он находил законные скидки…

– Лазейки!

Она вскинула подбородок.

– По сведениям, ты превышаешь допустимую скорость, сидя за рулем, – продолжал он нападки.

– Разве все эти черно-белые знаки вдоль шоссе не указывают на рекомендуемую скорость, начальник?

– В следующий раз ты будешь направлена на курсы по дорожному движению. Вот так! А еще факты свидетельствуют, что Эрик Тейлор, который обратился в полицию по поводу твоей охраны, находится в положении, когда в его кабинет вот-вот нагрянут с инспекцией те, кто заберет у него бразды правления. Когда происходит нечто, привлекающее широкое внимание публики, – скажем, в жизни начинает повторяться киносюжет, – черт возьми, даже такой неискушенный в кинобизнесе человек, как я, догадается, что это великолепная реклама.

7
{"b":"230","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
Ее заветное желание
Птице Феникс нужна неделя
Умереть, чтобы проснуться
Принц инкогнито
В тихом омуте
Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 1. На краю пропасти
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей