ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Да, он мог теперь тренироваться только так – самостоятельно, скрытно, – потому что путь в официальные клубы и секции был ему закрыт. Более того, он не мог теперь носить и зеленый пояс, потому что дисциплинарная тренерская комиссия дисквалифицировала его и лишила всех степеней. Правда, свой зеленый пояс он так и не отдал, но надевал его теперь скрытно, тайком.

Как сейчас, например.

Во время кратковременного отдыха Тим вынул бинокль, чтобы понаблюдать за тем, как проходит тренировка на сборах.

Он навел бинокль на стадион лагеря, настроил резкость – и почувствовал резкий укол в сердце: по беговой дорожке вместе с остальными семенили Бивень и близнецы. Они плелись последними, и тренер ругал их – но они были в команде!

Открытие было настолько неприятным, что Тим снова упал духом.

И тут же роем налетели вопросы. Значит, они не у археологов, а на сборах с его клубом? Как, как они туда попали? И почему разгуливали за территорией лагеря? Режим строгий, без тренера никого не выпускают. И еще, раз они не с археологами, зачем им металлоискатель?

Это были новые вопросы, которые добавились к прежним, ответ на которые Тим так и не нашел за прошедшие месяцы. Как же все это произошло? Почему он оказался отлученным от любимого вида спорта? Как получилось, что он нарушил данное тренеру слово, а заодно и так хорошо выученные заповеди? И почему эта троица сейчас в полном шоколаде, а он – совсем наоборот?

Ответа не было и сейчас. Оставалось снова прибегнуть к испытанному приему, помогавшему заглушить обиду и злость, – к нагрузке. Загонять себя, довести до изнеможения – так, чтобы на посторонние мысли и вопросы просто не осталось сил.

И Тим снова принялся за работу. Теперь он отрабатывал шисэй (стойки) и шинсай (передвижения). Он вспомнил, как не нравились ему эти упражнения, когда он только начал заниматься. Это казалось ерундой, каким-то детским садом! Вместо настоящих приемов учиться тому, как правильно стоять и перебирать ногами, перемещаясь по площадке, – малолеткам это еще могло быть интересно, но ему, «взрослому», каким он считал себя тогда, человеку казалось просто смешным!

А тренер, как назло, гонял его больше всех, не давал спуска и не допускал к изучению настоящих приемов, пока он не выучил и не отработал все эти стойки и шаги, так похожие на танцевальные.

Теперь же Тиму было четырнадцать, и он с удовольствием отработал аюми-аши (перемещение обычными шагами) и цуги-аши (перемещение приставными шагами – теми самыми, что похожи на танцевальные), а затем провел целую серию поворотов – тай-сабаки.

Потом он перешел к страховкам. Серия падений и кувырков – уширо-укэми (падение на спину), еко-укэми (падение на бок) маэ-укэми (падение на живот). Он повторял элементы раз за разом, пока не почувствовал, что физическая усталость, как всегда, заглушила переживания.

Глава 6. Сон с четверга на пятницу

Все последующие дни Тим проводил на Острове – благо погода стояла ясная и теплая. Он отправлялся туда засветло – так, чтобы приплыть на Остров с рассветом, – и возвращался домой с закатом. Прабабушка поначалу недовольно ворчала, но потом привыкла и даже, наоборот, одобрила его занятия – после того как ей в руки случайно попал дневник тренировок, который Тимур исправно заполнял по вечерам. Пакет с бутербродами и пирожками с каждым разом становился все увесистее, а спортивная форма словно сама собой каждое утро оказывалась чистой и отглаженной.

Лодку Тим оставлял на берегу Беличьей бухты, в яме у корней упавшей сосны, так что увесистый сверток не надо было больше таскать на себе. Грести же за эти дни он выучился так, что мог бы участвовать в гонках.

График его самостоятельных тренировок полностью совпадал с тем, который был у команды на сборах, – благо занимались спортсмены на открытом стадионе, и Тиму в бинокль с «его» стадиона было отлично видно, что они делают. Он повторял за ними все в точности – и даже больше, потому что прихватывал время завтрака, обеда, ужина и отдыха. Себе он позволял лишь утреннее и вечернее подкрепление пирожками и бутербродами, запивая еду ледяной водой из горного ручья.

Единственное, чего ему не хватало, – отработки приемов и схваток в паре, ката и рандори. И это было существенно плохо – что это за тренировки в борьбе без борьбы! Он даже начал присматриваться к парням в деревне – но все они были либо малолетками, либо переростками и в партнеры явно не годились.

А потом из Интернета Тим узнал, что на Остров приезжает Денис Маклаков. Тот самый мастер спорта международного класса, чемпион мира и Олимпийских игр, знаменитый спортсмен, чей постер Тим привез с собой сюда! На сайте спортшколы сообщалось, что знаменитость проведет в спортлагере серию мастер-классов, а затем войдет в Судейскую коллегию Летних Игр – ежегодного спортивного фестиваля, который каждое лето проводился на Острове, собирая юниоров из разных клубов.

Как же Тимур обрадовался этой новости! Встретиться с Сенсеем было самой заветной мечтой с тех пор, как он начал заниматься дзюдо. Неужели произойдет чудо, и знаменитый боец прибудет сюда, на Остров? И Тим сможет увидеть его – пусть даже и только в бинокль! – и даже посмотреть на мастер-классы! Эх, жалко, нет хорошей видеокамеры, с сильным объективом, чтобы все заснять! Айпад так далеко не возьмет…

Ночью того дня, когда стала известна сногсшибательная новость, Тимур долго не мог заснуть. А когда уснул, то увидел сон, в котором снова очутился на татами рядом со своими ребятами и друзьями – и с разными другими людьми, среди которых были даже и девчонки. Это был мастер-класс Сенсея. Тот показывал приемы, и Тим отрабатывал их. Вот только партнером в ката и рандори у него почему-то был не парень, а девчонка. Худенькая, светловолосая, с насмешливыми серо-голубыми глазами. И почему-то во всех тренировочных боях она выигрывала и кидала его на татами так, что он приземлялся на обе лопатки, и голос Серого, исполняющего роль судьи, выкрикивал: «Иппон!» – что означало «Чистая, полная победа». В конце концов Тим так разозлился на девчонку, что запустил в нее прабабушкиным пирожком, который превратился в цветок. Девчонка обиделась и ушла, но вместо нее появилась другая – высокая шатенка с длинными густыми волосами и большими золотисто-карими глазами в окружении темной щетки ресниц. Эту девушку Тимур знал – одна старая знакомая, в которую он был когда-то влюблен. Или и сейчас еще тоже? Пока он разбирался в своих чувствах, девушка начала атаковать его, пытаясь схватить за отвороты кимоно. А он пятился, не зная, как быть, и не решаясь вступить с ней в схватку. И тогда она вдруг засмеялась, оскалив красивые белые зубы, и окликнула другого парня, в темно-синем дзюдоги. Тот обернулся – и Тимур узнал Бивня. А потом произошло странное – противник взял девушку за руку, и они вместе ушли с площадки, весело смеясь над оторопевшим Тимом…

Это была ночь с четверга на пятницу.

Глава 7. Перед грозой

В день приезда Сенсея Тим отплыл из Беличьей бухты засветло – решил встретить знаменитость уже на месте, чтобы не пропустить ни минуты из драгоценного времени его пребывания на Острове.

Однако, добравшись до стадиона, он решил немного отдохнуть и не заметил, как заснул.

Проснулся Тим от громкого заливистого гудка. Спросонья испуганно нашарил под боком бинокль, поднес к глазам – катер уже отчаливал, и последние пассажиры махали ему вслед.

Тимур с досадой ругнулся, взгляд его заметался по пирсу, выискивая Сенсея, но в пестрой толпе пассажиров того не было. Неужели упустил? Эх, растяпа!

Он сердито перевел бинокль на прибывших пассажиров и вскоре с удивлением убедился, что все они почти поголовно – девчонки. Разноцветная толпа весело галдела и смеялась. Откуда взялись эти райские птички? Потом он вспомнил, что в эту смену в лагере тренируются еще и «художницы» – девчонки из команды художественной гимнастики.

5
{"b":"230037","o":1}