ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Финансовая система

«Деньги – это новая форма рабства, которая отличается от прежней лишь своей обезличенностью, поскольку между хозяином и рабом отсутствуют человеческие отношения».

Лев Толстой

«… ибо корень всех зол есть сребролюбие».

Тим: 6,10

«… не бери от него роста и прибыли, и бойся Бога твоего; чтоб жил брат твой с тобою в мире. Серебра твоего не отдавай ему в рост, и хлеба твоего не отдавай ему для прибыли».

Лев: 25:36,37

Мораль, о которой написано в этой книге, – это мораль самой Природы, и, вероятно, в мире экономики нет ничего более противоестественного, чем финансовая система.

Основная функция денег – быть средством распределения. Поэтому то, что деньги производят деньги, не только неестественно, но и абсурдно.

Воспроизведение богатства должно совершаться Природой, лоно которой, оплодотворенное усилиями человека, производит все блага.

Логично, что поля рождают злаки, а фабрики выпускают различную продукцию, но то, что банк из ничего создает деньги и к тому же берет за это процент, выходит за рамки логики. Так же противоестественно и то, что банки, создаваемые с небольшим начальным капиталом и не имеющие никакого обеспечения, становятся в конце концов хозяевами всего.

Два века назад барон Ротшильд, финансировавший военные кампании Наполеона, сказал, что если ему позволят контролировать деньги, то ему будет все равно, кто управляет миром. То есть деньги перестали быть средством, они превратились в основной источник богатства и власти благодаря их способности к самовоспроизводству, обнаруженной банкирами.

Нас приучили считать нормальным и правильным то, что реальное богатство находится в банках, которые являются лучшим местом для хранения денег и могут даже взимать за это проценты. Нам кажется, что экономическая система не смогла бы функционировать без банков и что ее стабильность и рост зависят от них, а не от богатств, реально создаваемых людским трудом. Банки, первоначальная функция которых состояла в хранении чужих денег, далеко распростерли свои щупальца, захватывая в собственность все, к чему прикасаются. Имущество, промышленность, земли и даже целые страны попадают в их руки, причем почти никого не тревожит этот факт.

То, как функционируют банки, на первый взгляд понять легко, но если разобраться, тут все очень запутано, и кажется, что без дьявольской магии не обошлось. Такое простое достижение богатства, господства и власти должно шокировать тех, кто зарабатывает на жизнь только своим трудом.

Недоверие к деньгам, которыми оперируют банки, так же старо, как и сами деньги. Софокл утверждал, что деньги – худшее из земных зол: они портят и соблазняют даже умного от природы человека, делая его нечестным.

Аристотель определил ростовщичество как нарушение «крематистики» (политэкономии), отметив чудовищность того, что деньги (предмет, ценность которого принята условно) могут порождать деньги, имитируя производительную работу Природы и незаконно исключая человеческий труд.

Это чудовищно также потому, что средство превращается в цель, приводя к обладанию собственностью, не имеющей границ.

Великий греческий философ уже тогда догадывался о главном несчастье будущего: о порабощении человека ростовщическим капиталом, другими словами – о нищете под маской изобилия.

Искусственное воспроизводство денег известно с давних пор, когда с людей, берущих взаймы, взимались проценты. Теперь это делается через кредит, основной механизм которого вкратце рассмотрим ниже.

Когда банк открывает кредит, то одним лишь фактом соответствующей записи в своей бухгалтерской книге он уже создает деньги[12]. Кредит рассчитывается из суммы капитала и резервов банка. Эта сумма, умноженная на X, и составляет объем кредитов, которые банк может дать взаймы, то есть банк дает в долг то, чего не имеет.

Платежное обязательство может переводиться, и это делает деньги абстрактными, существующими только в виде записи, фальшивыми, хотя при этом они и остаются законными. Когда клиент возвращает кредит, то есть когда он выплачивает все деньги, которые занимал, вместе с соответствующими процентами, банк списывает эти деньги.

Фредерик Содди, лауреат Нобелевской премии по химии 1921 года, говорил, что «самой порочной и антисоциальной чертой денег, существующих в виде записи, является то, что они реально не существуют. Банки должны людям некую сумму денег, которых нет. При сделках купли-продажи с оплатой чеком происходит лишь изменение лица, которому банк должен деньги. Когда счет одного клиента дебетуется, счет другого – кредитуется, и такая задолженность банка может продолжаться бесконечно долго»[13].

В древности ювелиры, принимая на хранение золото, выдавали платежное обязательство на сумму его стоимости. Вскоре они поняли, что вкладчики в среднем забирают лишь около десяти процентов золота, поэтому стали пускать в оборот дополнительные платежные обязательства на оставшиеся 90 % золота, начисляя на них процент. Другими словами, они одалживали не принадлежавшие им деньги, баснословно обогащаясь при этом. Начиная с этого момента, ювелир превратился в банкира, а товарные деньги – в бумажные.

Распространение подобной системы, при которой деньги создаются и уничтожаются единственно с целью наживы, приводит к постоянному искажению реальной картины экономики. Неважно, сколько в мире сырья, квалифицированной рабочей силы, технологий, хорошего транспорта и т. д., но если у людей не будет денег, чтобы купить все это, то вскоре появятся бедность и нужда. Если же в обращении находится слишком много денег, то они обесцениваются, и цены на товары резко подскакивают, из-за чего становятся недоступными большинству граждан. Считается, что причина инфляции – превышение количества денег в обращении над массой товаров, а дефляции – товаров над деньгами.

Все имеющиеся на рынке деньги, или всё денежное предложение (Ml), состоят из совокупности наличности на руках у населения и тех средств, которые люди держат на счетах в банках (текущие счета, финансовые и т. д.). Но находящиеся в обращении наличные деньги – лишь малая часть денежного предложения, а количество денег, полученных благодаря банковским кредитам частными лицами, возрастает и возрастает благодаря сложнейшим кредитным инструментам, например таким, как пластиковые карты.

Денежное предложение увеличивается или уменьшается в зависимости от объема предоставляемых банками кредитов, однако кредиты не являются реальными деньгами. Когда мы берем кредит, то думаем, что банк предоставляет нам деньги других вкладчиков, и поэтому логично платить процент за них. Нет ничего более далекого от реальности. То, что банк дает нам в долг, не является даже банкнотами, которые, хотя и не могут быть конвертируемы в золото, имеют хоть какую-то поддержку банкаэмитента. На самом деле банк дает нам в долг лишь банковское обязательство, увеличивающее сальдо нашего счета, которое уменьшается, если мы выписываем чек в пользу других лиц, которые, в свою очередь, увеличат сальдо своего счета благодаря нашим платежным обязательствам, когда сумма чека будет зачислена на их счет.

Таким образом, эти абстрактные деньги увеличиваются просто как цифры бухгалтерской записи и имеют призрачное существование, перемещаясь между графами «дебет» и «кредит» книг банковской бухгалтерии. Заемщик гарантирует возврат кредита своим реальным имуществом, которое может быть описано в случае, если он не выполнит обязательство вернуть всю сумму и проценты. Банк же ничем не гарантирует свое платежное обязательство, поскольку вклады его клиентов не могут служить такой гарантией. Если банк разорится, то сохранить вклады ему может помочь только центральный банк или государство. А это значит, что в конечном счете именно граждане, платящие налоги, позволят банку избежать банкротства.

вернуться

12

Bradley R. Schiller, Principios esenciales de economía, Editorial McGraw Hill, 1994, p. 282.

вернуться

13

Citado por J. Bochaca en La finanza y el poder, Ediciones Bausp, Barcelona, sin fecha, pp. 9 y ss.

35
{"b":"230190","o":1}