ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Первый вариант развития событий, – начал рассуждать вслух Роджерс, – Жанин одерживает верх над Догиным, но при этом вся верхушка власти подвергается такой основательной встряске, что это отпугивает напрочь иностранных инвесторов, которые нужны Жанину для возрождения российской экономики. Результат: Россия оказывается в еще более худшем состоянии, чем была до этого.

Второй вариант, – продолжал Роджерс, – Жанин вынуждает своих противников выступить до того, как те будут полностью готовы, что приводит к длительной и кровопролитной гражданской войне, и одному богу известно, в чьих руках будет находиться все это время ядерное оружие. Для нас главное, чтобы Россия оставалась тем, чем были Панама при президенте Норьеге и Иран при шахе. В первую очередь нам важна стабильность правящего режима, а не его легитимность.

– Резонный довод, – согласился Герберт. – Итак, как, по-твоему, поступит президент Лоуренс?

– Так же в точности, как он поступил вчера вечером, – ответил Роджерс. – Никак. Он не может предупредить Жанина, опасаясь возможных утечек. И не может предложить военную помощь. Этот вариант мы начисто отмели. Так или иначе, любой предупредительный удар таит в себе опасность. Ни в коем случае нельзя загонять Догина и его дружков в подполье, где они по-прежнему будут представлять огромную угрозу.

– А как наш президент объяснит свое бездействие членам НАТО? – спросил Герберт. – Там полно заячьих душонок, которые тем не менее любят размахивать саблями.

– Возможно, Лоуренс к ним присоединится, – ответил Роджерс, – но скорее, насколько я его знаю, он укутается в неоизоляционизм и предложит НАТО решать свои проблемы самим. Такая позиция будет как нельзя лучше соответствовать настроениям американского общества. Особенно в свете недавнего взрыва в нью-йоркском тоннеле.

Герберт погрузился в задумчивое молчание, постукивая ладонью по кожаному подлокотнику кресла-каталки. Вдруг снова запищал телефон на столе. Герберт проверил номер звонящего по базе данных. Звонили из ОНР. Герберт переключил телефон на громкоговорящую связь, чтобы было слышно и Роджерсу.

– Боб, – сразу перешел к делу Стивен Вьенс, – подключить УЭЭПА мы еще не успели, но нам удалось проследить за первым грузовиком, покинувшим аэропорт. Он направился прямиком на железнодорожный вокзал.

– Какая сейчас в тех краях погода? – спросил Герберт.

– Ужасная, – ответил Вьенс, – чем, скорее всего, все это и объясняется. На Владивосток обрушился мощный снегопад. На самом деле во власти циклона оказался весь регион, и, по прогнозам синоптиков, непогода продержится минимум сорок восемь часов.

– Значит, Догин или Косыгин решили перегрузить груз из вынужденного приземлиться самолета в железнодорожный состав, – сказал Герберт. – На вокзале ничего странного не происходит?

– Ничего, – ответил Вьенс. – Состав стоит у крытой платформы. Однако у нас есть расписание движения всех поездов, и мы проследим за тем составом, который тронется вне графика.

– Спасибо, – поблагодарил Герберт. – Держи меня в курсе.

После того как Вьенс окончил разговор, начальник разведывательного отдела задумался над тем, что означает перегрузка секретного груза на железнодорожный состав – где его будет легко идентифицировать и проследить, и где он будет уязвимым.

– Значит, речь идет о чем-то очень важном, – пробормотал он.

– Это ты о чем? – спросил Роджерс.

– Я говорю, несомненно, груз представляет собой что-то очень важное, – сказал Герберт. – В противном случае русские бы просто переждали ураган.

– Согласен, – сказал Роджерс. – И мало того, что груз жизненно важен, сейчас он на какое-то время оказался беззащитным.

Герберт не сразу сообразил, что имел в виду Роджерс.

– Нет, Майк, груз не беззащитен, – нахмурившись, заметил он. – Состав направляется в глубь российской территории, он в тысячах миль от ближайшей границы дружественного нам государства. "Бомбардир" находится в Финляндии; одним прыжком оттуда до Приморья никак не добраться.

– Тут ты совершенно прав, – согласился Роджерс. – С другой стороны, это самый простой способ обуздать Догина. Не будет денег, не будет и игры.

– Господи, Майк, – воскликнул Герберт, – ты только подумай, что говоришь! Поль является убежденным сторонником дипломатии и выступает против применения силы. Он ни за что не даст свое согласие на...

– Подожди, – остановил его Роджерс.

Подойдя к столу Герберта, генерал позвонил помощнику директора.

– Стив, – спросил генерал, – Поль еще не возвращался с совещания в отделе тактического и стратегического планирования?

– По-моему, нет, – ответил Стивен Беннет.

– Спроси у него, сможет ли он зайти в кабинет к Бобу Герберту. Есть одно неотложное дело.

– Хорошо, – сказал Беннет.

Положив трубку, Роджерс заявил:

– А вот мы сейчас и выясним, даст ли он свое согласие.

– Даже если тебе удастся убедить Поля, – не сдавался Герберт, – комиссия Конгресса ни за что на свете не санкционирует подобную операцию.

– Комиссия уже одобрила один визит "Бомбардира" в Россию, – возразил Роджерс. – Даррел с Мартой уговорят ее одобрить и второй.

– А если им все же не удастся?

– Боб, – спросил Роджерс, – а ты бы сам как поступил?

Герберт ответил не сразу.

– Господи, Майк, – наконец произнес он, – ты прекрасно знаешь, как бы я поступил.

– Ты послал бы "Бомбардира" на Дальний Восток, потому что это дело нужно сделать, и ребята Скуайрса подходят для этого задания лучше всех. Послушай, – продолжал Роджерс, – после Северной Кореи мы оба бросали комки земли на гроб Бейса Мора, – кстати, я лично принимал участие в той операции. Мне приходилось участвовать и в других операциях, в ходе которых гибли наши люди. Однако это нас не остановит. Именно ради этого и был создан "Бомбардир".

Раздался звонок, и Герберт открыл дверь, впуская Худа.

Как только директор Опцентра посмотрел на Герберта, его взгляд наполнился беспокойством.

– Боб, вижу, ты чем-то очень встревожен. Что случилось?

Роджерс ввел Худа в курс последних событий. Присев на край стола, тот молча выслушал рассказ генерала о ситуации в России и его идею насчет "Бомбардира".

Когда Роджерс закончил, Худ спросил:

– Как, по-твоему, к этому отнесутся террористы? Не будет ли это нарушением нашей сделки?

– Нет, – уверенно произнес Роджерс. – Они совершенно определенно порекомендовали нам воздержаться от каких-либо действий в Восточной Европе. О Сибири речь не шла. В любом случае они не успеют опомниться, как мы уже нанесем удар и возвратимся назад.

– Справедливо, – согласился Худ. – В таком случае, вернемся к главному вопросу. Ты знаешь, что я всегда выступаю за переговоры, а не за силовое решение проблемы.

– Как и я, – сказал Роджерс. – Пусть лучше говорят рты, чем пушки. Однако не в наших силах уговорить этот поезд вернуться во Владивосток.

– Вероятно, в этом ты прав, – согласился Худ, – и тут возникает совершенно новый вопрос. Предположим, мы получаем "добро" на отправку "Бомбардира" и выясняем, какой груз находится в составе. Скажем, это крупная партия героина. И что дальше? Захватить и уничтожить груз или предупредить Жанина, чтобы он послал российских солдат сражаться с российскими солдатами?

– Когда лисица в прицеле, незачем звать гончих, – сказал Роджерс. – Именно это привело к тому, что Гитлер захватил Польшу, Кастро пришел к власти на Кубе, а коммунисты заполучили Вьетнам.

Худ покачал головой.

– Ты предлагаешь нанести удар по России.

– Да, предлагаю, – решительно подтвердил Роджерс. – А разве Россия только что не нанесла по нам удар первой?

– Это совершенно другое дело.

– Объясни это родственникам погибших, – сказал Роджерс.

Он шагнул к Худу.

– Поль, мы не одно из государственных ведомств, которые только и умеют что трепать языком и требовать новые деньги. В уставе Опцентра прописано делать то, что не по силам ЦРУ, Государственному департаменту и военным. И сейчас у нас есть возможность это сделать. Чарли Скуайрс создавал своего "Бомбардира", прекрасно сознавая, что ему предстоит играть с огнем. То же самое можно сказать про все элитные воинские подразделения в мире, начиная от российского спецназа и до оманской королевской гвардии или до гражданской гвардии Экваториальной Гвинеи. И нам нужно стремиться к тому – верить в то, что, если все мы сделаем свое дело и не потеряем рассудок, эта проблема будет решена. Худ посмотрел на Герберта:

42
{"b":"2309","o":1}