ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Никакого лицемерия тут нет, – объяснял Скуайрс Сондре Де-Вонн, когда "Старлифтер" начал снижаться, заходя на посадку в аэропорт Хельсинки. Все бойцы "Бомбардира", переодевшись в штатское, стали похожи на обычных туристов. – Да, кофе является сильным стимулирующим средством, и если пить его бочками, он будет плохо влиять на желудок. Но вино разрушает печень и головной мозг.

– Нет, если употреблять его в умеренных количествах, – ответила Сондра, снова проверяя свое снаряжение. – И у ценителей вин есть такое же право поднимать шум по поводу выдержки, вкуса и букета, как у тех, кто так же в точности относится к кофе.

– Я не поднимаю шум по поводу кофе, – возразил Скуайрс. – Я не болтаю его в кружке, вдыхая аромат. Я его просто пью, и точка. И я также не притворяюсь, что напиваться, попивая вино маленькими глоточками в элегантной обстановке, это элегантно. – Он рубанул воздух ладонью. – Конец дебатов.

Нахмурившись, Сондра застегнула "молнию" внешне ничем не примечательного рюкзака, в котором лежали компас, охотничий нож с девятидюймовым лезвием, пистолет "М-9" 45-го калибра, одна тысяча долларов наличными и топографические карты окрестностей Санкт-Петербурга, которые Скуайрс во время полета распечатал с компьютера. Командир не имел права так несправедливо использовать свое служебное положение, но молодая женщина напомнила себе, что никто и не говорил, что в армии все справедливо. Высокие звания имеют свои привилегии – этим и другими стереотипами прожужжали ей уши родители, когда она им объявила, что собирается сразу же после окончания Колумбийского университета пойти в армию. – Если ты хочешь поездить по свету, валяй! – сказал Сондре отец. – Отдохни годик, мы можем себе это позволить.

Однако дело было не в этом. Карл Де-Вонн по прозвищу "Заварной крем", начавший с нуля и сделавший состояние на производстве мороженого в Новой Англии, никак не мог взять в толк, почему его единственная дочь, у которой есть все, что только можно пожелать, получив диплом бакалавра в области литературы, пошла в Военно-морской флот. И не просто во флот: продемонстрировав завидное упрямство, Сондра добилась зачисления в "Морские львы". Возможно, это явилось следствием того, что в детстве ей ни в чем не отказывали, и теперь она захотела испытать себя. А может быть, Сондре нужно было сделать что-то такое, чего не сделал ее отец, добившийся в жизни всего. И "Морские львы", а затем и "Бомбардир" определенно явились серьезным испытанием.

Пока Сондра, вспоминая спор со Скуайрсом, гадала, как такой умный человек может быть настолько упрямым, поступил вызов из Опцентра. Скуайрс взял трубку, выслушал то, что ему сказали, – как всегда внимательно, не перебивая, – и вернул трубку Иси Хонде.

– Итак, дамы и господа, прошу всех собраться поближе ко мне! – громко объявил Скуайрс и, втянув голову в плечи, словно полузащитник американского футбола, готовый ринуться на оборону противника, направился к своим бойцам. – Слушайте последние известия. Рядовой Джордж, по прибытии в Хельсинки вы остаетесь там. Даррел Маккаски договорился о том, чтобы с вами связался майор Ахо из Министерства обороны Финляндии. Майор познакомит вас с вашим напарником, оперативным работником Д-16 Пегги Джеймс, и вам с ней придется заниматься Эрмитажем вдвоем, без посторонней помощи. Извините, но остальных ждет важное дело в другом месте. Вам предстоит совершить путешествие на карликовой подводной лодке через акваторию Финского залива в устье Невы. У финнов министр обороны – дерзкий ковбой, который регулярно наведывается с разведывательными экскурсиями в гости в Санкт-Петербург. Русские наблюдают за своей морской границей не слишком пристально, во-первых, потому что у них не хватает людей, и потом Москву сейчас нисколько не беспокоит нападение со стороны Финляндии.

– Непростительная небрежность, – заметила Сондра Де-Вонн.

– Вам с Джеймс придется плыть в Петербург среди бела дня, – продолжал Скуайрс. – Генерал Роджерс предпочел бы, чтобы вы дождались ночи, но именно днем совершают прогулки русские карликовые субмарины, так что вы присоединитесь к ним. К счастью, база карликовых подводных лодок Балтийского флота находится в Копорской губе недалеко от города. По прибытии в Хельсинки вам выдадут форму российского военно-морского флота. Если вас по какой-либо причине остановят, мисс Джеймс свободно владеет русским, и у вас будут все необходимые документы. У финнов в Министерстве безопасности есть специальный отдел, занимающийся подделкой российских документов. Майор Ахо сообщит вам вашу "легенду" и снабдит загранпаспортами с визами, чтобы вы смогли спокойно покинуть территорию России как российские военные, выезжающие в Финляндию на отпуск. Добравшись до Эрмитажа, постарайтесь выяснить все, что возможно, о центре связи, который, судя по всему, находится там. Если можно будет там что-нибудь вывести из строя, никого не устраняя, даю вам полную свободу. Вопросы есть?

– Так точно, сэр. Насколько я понял, пока мы будем в Финляндии, руководство операцией будет осуществлять майор Ахо. А кто будет главным в России?

Скуайрс стиснул зубы.

– Перехожу к этому. Опцентр придумал для вас кое-что интересное. Агент Джеймс должна была подчиняться офицеру, руководящему группой. Поскольку офицера, то есть меня, в группе не будет, она отправится в роли наблюдателя. Другими словами, она не обязана выполнять твои приказы, Дэвид.

– Прошу прощения, сэр?

– Понимаю, рядовой, это очень странно. Могу сказать только вот что: делай свое дело. Если у Джеймс будут какие-либо мысли, выслушай их. Если ей не понравится то, что предлагаешь ты, спорь, отстаивай свою позицию. Она опытный игрок, так что все будет в порядке. Больше вопросов нет?

Джордж козырнул.

– Никак нет, сэр.

Даже если он испытывал беспокойство или возбуждение, на его молодом розовом лице это никак не отразилось.

– Вот и хорошо. – Скуайрс обвел взглядом остальных. – Ну а нам предстоит совершить небольшое путешествие. Мы пересядем на борт российского транспортного самолета, припасенного у наших в загашнике, и вылетим в неизвестном направлении. Остальная часть задания будет доведена до нашего сведения уже в пути.

– Сэр, у вас нет никаких мыслей по поводу того, что это может быть? – спросила Сондра.

Скуайрс устремил на нее взгляд своих серо-стальных глаз.

– Если бы были, – сказал он, – я бы вам сказал. Как только мне что-нибудь становится известно, я сразу же делюсь этим со всеми.

Сондре удалось выдержать взгляд подполковника, однако ее буйная радость растворилась, словно кусок сахара, который она осмеливалась добавлять в свой кофе. Сначала их предыдущий разговор, а теперь эта отповедь открыли молодой женщине ту черту Скуайрса, которую она не замечала в течение предыдущего месяца, проведенного в составе "Бомбардира". Она увидела не горячего, стремительного человека, требующего "собрать силы, шевелить задницей, целиться точнее", а властного командира. Переход от погонщика к вождю был плавным, но очень важным. И Сондра поймала себя на том, что это произвело на нее впечатление.

Когда Скуайрс распустил группу, Сондра вернулась на место и, закрыв глаза, постаралась сделать то, чему ее научили в центре подготовки "Морских львов": она подхлестывала свой энтузиазм, напоминая себе, что здесь она не ради Скуайрса, а ради себя самой и ради своей Родины.

– Рядовая Де-Вонн!

Сондра открыла глаза. Подполковник Скуайрс склонился к ней так, чтобы его было слышно за шумом двигателей. Выражение его лица было уже далеко не таким неприступным, как несколько минут назад.

– Да, сэр?

– Маленький совет, – сказал он. – На базе ты продемонстрировала величайшее рвение. Мне почти не приходилось сталкиваться с таким. Не знаю, на кого ты злишься или на кого тут хочешь произвести впечатление... – Скуайрс постучал себя по виску. – Однако на меня ты точно произвела впечатление. У тебя есть ум, у тебя есть мастерство, иначе тебя не было бы здесь. Но, рядовая Де-Вонн, остальные члены моей группы знают следующее: во время задания главными достоинствами являются осторожность, выдержка, сила и справедливость. Ты меня понимаешь?

45
{"b":"2309","o":1}