ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эту породу летательных аппаратов средства массовой информации и широкая публика окрестили "невидимками", однако сотрудники программы "Москит" с базы ВВС "Райт-Паттерсон" предпочитали именовать свое детище "малозаметным". Суть таких летательных аппаратов заключается не в том, что их вообще невозможно обнаружить. Радиолокационный импульс достаточной мощности, направленный на Ф-117А, Б-2А или "Москит", позволит неприятелю различить их в небе. Однако во всем мире в настоящее время не существовало зенитной системы, способной вести эти летательные аппараты и нацеливать на них средства поражения, в этом и заключалось их главное достоинство.

Ни один из "малозаметных" летательных аппаратов, имеющихся на вооружении, не мог выполнить текущую задачу; вот почему в 1991 году были начаты работы по программе "Москит". Только вертолет способен лететь на небольшой высоте ночью над гористой местностью, чтобы высадить или забрать отряд, затем развернуться и улететь назад, и только "малозаметный" вертолет может проделать все это в тщательно контролируемом небе России.

Летя со скоростью двести миль в час, "Москит" достигнет окрестностей Хабаровска около полуночи по местному времени. Если вертолет потратит больше восьми минут, чтобы забрать всех, кого нужно, у него не хватит топлива на обратный путь до авианесущего крейсера, который будет ждать его в Японском море. Но, просчитав все параметры операции с помощью моделирующей программы на бортовом компьютере, первый пилот Стив Карс и второй пилот Энтони Йовино пришли к заключению, что это возможно, и горели нетерпением испытать свою "птичку" в деле. Если отряд специального назначения выполнит свою задачу, это позволит им самим вернуться на базу "Райт-Паттерсон" героями и, что гораздо важнее, нанести еще один болезненный удар кичливой российской военщине.

Глава 55

Вторник, 15.25, Санкт-Петербург

– Товарищ генерал, – сказал Орлову майор Левский, – у меня для вас весьма неприятное известие.

Лишь голос майора доносился из наушников, подключенных к компьютеру в кабинете Орлова. Военно-морская база на окраине города еще не была оборудована системами передачи видеоизображения; и, учитывая резкое сокращение расходов на оборону, это вряд ли могло произойти в ближайшее время.

– В чем дело, майор? – спросил Орлов. Он очень устал, и это чувствовалось по его голосу.

– Товарищ генерал, генерал-полковник Мавик распорядился отозвать группу "Молот" назад.

– Когда?

– Я только что закончил разговаривать с ним по телефону, – ответил Невский. – Товарищ генерал, я очень сожалею, но я должен выполнять приказ...

– Я все понимаю, – остановил его Орлов. Он отпил глоток черного кофе. – Не забудьте поблагодарить от моего имени лейтенанта Сторика и его людей.

– Будет исполнено, товарищ генерал, – сказал Левский. – Товарищ генерал, знайте: что бы ни случилось, вы не одни. Я с вами. И "Молот" тоже.

Краешки губ Орлова чуть дернулись вверх.

– Спасибо, майор.

– Не буду притворяться, будто понимаю, что происходит, – продолжал Невский. – У нас вовсю ходят слухи о приближающемся государственном перевороте, о том, что за этим стоят организованная преступность и "черный рынок". Я знаю только то, товарищ генерал, что однажды мне пришлось выводить из пике древний "Калинин К-4". Двигатель у него был просто зверь – "БМВ-IV", очень упрямый.

– Я знаком с этим самолетом, – сказал Орлов.

– Помню, как, пробив облачность и посмотрев вниз, я подумал: "Эта антикварная красотка очень дорого стоит, и я не имею права ее бросить, как бы норовисто она себя ни вела". И дело было не только в долге, тут оказалась затронутой моя честь. Вместо того чтобы катапультироваться, я переборол машину и посадил ее на землю. Мне пришлось здорово помучиться, но, как говорится, победа осталась за нами. А потом я сам, своими руками разобрал капризный баварский механизм и исправил неполадку.

– И после этого "Калинин" снова летал?

– Как молодой воробушек, – подтвердил Левский.

Орлов понял, насколько сильно устал, по тому, как его тронул этот рассказ.

– Спасибо, майор. Я дам тебе знать, как только суну руки под капот этого чертова двигателя.

Положив трубку, Орлов залпом допил кофе. Отрадно было сознавать, что у него есть еще один союзник, кроме преданной помощницы Нины, которая должна была вернуться в четыре часа дня. И еще не надо забывать про жену. Разумеется, Маша всегда с ним, однако, подобно рыцарю, готовому сразиться с драконом под знаменем дамы сердца, он по-прежнему идет в бой один. Чувство полной оторванности в этот момент было сильнее, чем все, что когда-либо испытывал Орлов, даже в безжизненном мраке космического пространства.

С помощью клавиатуры он переключился на канал, который использовала милиция для связи со своими оперативными сотрудниками.

– ...хочу, чтобы нас оставили в покое, – на безукоризненном русском языке произнес женский голос.

– Позволить разгуливать по российской земле группе спецназа? – рассмеялся полковник Росский. Судя по всему, он разговаривал по сотовому телефону, сигнал от которого был переправлен или через Операционный центр, или через местное отделение милиции.

– Мы не группа спецназа, – возразила женщина.

– Вас видели входящими во дворец президента Финляндии вместе с майором Пентти Ахо.

– Он организовал нашу переправку сюда. Мы здесь, чтобы выяснить, кто повинен в смерти одного британского бизнесмена...

– Официальный отчет о случившемся и останки покойного переданы посольству Великобритании, – остановил ее Росский.

– Кремированные останки, – уточнила женщина. – Англичане не верят в то, что бизнесмен скончался от сердечного приступа.

– Ну а мы не верим в то, что он был бизнесменом! – воскликнул Росский. – У вас остается еще девять минут на то, чтобы сдаться. В противном случае вы присоединитесь к своему мертвому дружку. Все очень просто.

– Вовсе ничего не просто, – вмешался в разговор Орлов.

Очень долго тишина в трубке нарушалась лишь треском статического электричества.

– С кем я говорю? – наконец спросила женщина.

– С самым высокопоставленным представителем армии в Петербурге, – ответил Орлов, обращаясь в первую очередь не к женщине, а к полковнику Росскому. – А вы кто такая? Только, пожалуйста, не надо излагать мне вашу "легенду".

– Справедливое желание, – согласилась женщина. – Мы офицеры разведки, работаем у министра обороны Финляндии Нисканена.

– Ложь! – взорвался Росский. – Нисканен ни за что не станет рисковать ради какого-то трупа!

– В Д-16 так и не смогли определиться по поводу стратегии действий, – объяснила женщина. – Поэтому они связались с ЦРУ, а оттуда их уже направили к министру Нисканену. В конечном счете было решено, что мне и моему товарищу нужно отправиться на место и установить причину гибели англичанина, – а затем попытаться наладить диалог, чтобы избежать ответных ударов.

– Вот как? – презрительно усмехнулся Росский. – Вы могли бы прилететь в Санкт-Петербург прямым рейсом со своими топорно подделанными паспортами и сразу же изложить свое дело. Однако же вы предпочли скрытно приплыть на борту карликовой подводной лодки, потому что не хотели, чтобы вас видели в аэропорту. Вы лжете!

– Какая магистраль пересекает Ботнический залив? – спросил Орлов.

– Магистраль номер два, – не задумываясь, ответила женщина.

– Сколько в Финляндии провинций?

– Двенадцать[18].

– Это ничего не доказывает! – вмешался Росский. – Она все это заучила!

– Совершенно верно, – подтвердила женщина. – В школе в Турку, где я родилась и выросла.

– Все это бессмысленно! – продолжал Росский. – Эта женщина нелегально проникла в нашу страну, и через четыре минуты мои люди ее задержат.

вернуться

18

Административное деление Финляндии – шесть губерний. (Прим. пер.)

72
{"b":"2309","o":1}