ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Скуайрс полз быстро. Он оказался под сцепкой тендера и первого вагона как раз в тот момент, когда российские солдаты добрались до поваленного дерева. И это несмотря на то, что он нагребал плечами горы снега, через которые ему приходилось потом перебираться. Открыв рюкзак, подполковник достал заряд "Си-4" и ловко прижал его к металлу, с которого бурыми снежными хлопьями посыпалась ржавчина. Когда вся взрывчатка была уложена на место, Скуайрс достал часовой механизм диаметром три дюйма и запихнул в кусок пластида положительный и отрицательный контакты. Над цифровой клавиатурой имелись две кнопки, и он нажал левую. Таймер включился, и Скуайрс ввел с клавиатуры интервал времени. Когда крохотный дисплей показал 60:00:00, он нажал правую кнопку, фиксируя показания. Затем одновременно нажал левую и правую кнопки, запуская обратный отсчет.

Отталкиваясь ногами от рыжевато-бурого снега, Скуайрс, извиваясь, прополз к середине первого вагона. Справа над головой он слышал глухие удары. Судя по всему, при резком торможении груз сместился, и сейчас его укладывали на место. Усиленно работая ногами, Скуайрс прополз еще несколько шагов и, остановившись прямо под источником шума, заложил там взрывчатку. Вставив таймер, он повторил процесс установки времени взрыва второго, более мощного заряда пластида. Перебравшись под следующий вагон, Скуайрс третьим зарядом "Си-4" подготовил и его к тому, чтобы вагон взлетел на воздух.

Закончив, он позволил себе сделать выдох. Бросив взгляд в сторону головы состава, Скуайрс определил, что солдаты уже почти полностью убрали дерево с железнодорожного полотна. Времени у него осталось в обрез.

Выскользнув из лямок рюкзака, Скуайрс осторожно опустил его на землю справа от себя, а сам чуть сместился влево. Выбравшись из-под вагона, он перевернулся на живот и некоторое время неподвижно лежал в длинной тени состава, освещенного розоватым заревом световых шашек. Взглянув на фосфоресцирующий циферблат часов, Скуайрс с удовлетворением отметил, как быстро все прошло. Он знал, что если бы попробовал заранее отработать эти действия на базе в Квонтико, то сейчас, в боевой обстановке, на них потребовалось бы минимум на десять, а то и на двадцать процентов больше времени. Скуайрс понятия не имел, почему так происходит. Однако все обстояло именно так.

Повернувшись в сторону головы состава, Скуайрс, подтягиваясь на локтях, прополз к сугробу рядом с тендером. Он стал разгребать снег: это явилось для Ньюмайера сигналом начинать выбираться из ямы. Рядовой дрожал от холода; он прикусил край защитной маски на лице, чтобы у него не клацали зубы. Скуайрс похлопал Ньюмайера по плечу, подбадривая его, и тот перекатился на живот. Когда Грей его закапывал, Ньюмайер держал на груди 9-мм "беретту". Сейчас он убрал пистолет в кобуру.

Ньюмайер знал, что делать дальше, поэтому Скуайрс пополз обратно ко второму вагону.

Следующие действия ему хотелось бы отработать заранее. Но хотя солдат российского спецназа может обходиться без сна в течение семидесяти двух часов, израильские десантники из разведывательного батальона "Сайерет цан-ханим" могут приземляться с парашютом на спину бегущего верблюда, а офицер Оманской королевской гвардии однажды убил у него на глазах человека, вонзив ему в горло заколку для шляпы, Скуайрс знал, что ни один солдат на свете мастерством импровизации не может сравниться с "бомбардиром". Именно в этом заключалась основная "прелесть" группы, благодаря которой она становилась в руках Опцентра идеальным оружием для решительного пресечения в зародыше кризисных ситуаций.

Закрепив детонатор на поясе, Скуайрс надел компактный противогаз и достал из кармана на левом бедре шоковую гранату. Большим пальцем правой руки он выдернул чеку, продолжая сжимать предохранительную скобу. Затем Скуайрс достал из подсумка баллон со слезоточивым газом "М-54" и зажал его в левой руке, просунув большой палец в кольцо чеки. Ньюмайер проделал то же самое, и они, поднявшись на ноги, приблизились к окнам первого и второго вагонов.

Глава 60

Вторник, 07.53, Вашингтон

– Ну, где же он?

Худ собирался задать этот же самый вопрос, но Боб Герберт его опередил.

Вот уже несколько минут в кабинете царила полная тишина, и Худ мысленно прокручивал в голове свой разговор с Орловым, пытаясь убедить себя в том, что не дал русскому генералу в руки ничего такого, что можно было бы использовать против "Бомбардира". Орлову уже было известно про обе группы, известно про то, где они находятся. Худ по-прежнему был уверен, что их разговор был направлен на быстрейшее разрешение кризиса. Если бы Орлов думал только о том, как придать себе дополнительный вес, он бы уже давно использовал для этой цели свое высокое положение в России. Директору Опцентра хотелось верить, что герой-космонавт не только является патриотом своей Родины, но и беспокоится о судьбах всего мира.

Однако командует составом его сын, напомнил себе Худ, а это может перевесить самые святые устремления.

Вдруг запищал телефон, и все вздрогнули. Нажав кнопку, Худ ответил на вызов.

– Сообщение от "бомбардира" Хонды, – доложил Жучок Беннет.

– Давай его сюда, – сказал Худ, – и выведи на компьютер карту тех мест. Если генерал Орлов снова выйдет на связь, немедленно соединяй его с нами.

Директор Опцентра пододвинул телефон на край стола, к Майку Роджерсу. Генерал, похоже, оценил этот жест.

Послышался голос Иси Хонды, прошедший по защищенной линии связи, ясный и на удивление отчетливый.

– Как было приказано, докладывает рядовой Хонда.

– На связи генерал Роджерс. Говорите, рядовой.

– Сэр, мост находится в зоне видимости, и снегопад утихает. Трое "бомбардиров" находятся в точке с координатами 9518-828 и обеспечивают путь к отступлению, трое "бомбардиров" вышли к составу, точка 6987-572. Подполковник Скуайрс собирается заминировать состав пластидом, временно вывести из строя всех пассажиров шоковыми гранатами и слезоточивым газом, захватить состав, очистить его от людей и, отогнав подальше, взорвать. Он опасается, что осколки парового котла могут разлететься далеко и кого-нибудь задеть. Подполковник Скуайрс присоединится к нам в месте эвакуации после того, как цель будет нейтрализована.

Худ посмотрел на топографическую карту, покрытую координатной сеткой. Расстояния были критическими, но все же план был осуществимым.

– Рядовой, – сказал Роджерс, – есть ли признаки того, что русские не собираются оказывать сопротивление?

– Сэр, со своего места мы их не видим. Подполковник Скуайрс перегородил железнодорожный путь, повалив на него дерево. Это мы слышали. Затем мы услышали шум приближающегося состава, визг тормозов, услышали, как состав остановился. Но увидеть его мы не можем.

– Выстрелы были?

– Нет, сэр, – ответил Хонда.

– Если возникнет необходимость передать приказ группе "Бета", это осуществимо? – спросил Роджерс.

– Только в том случае, если один из нас вернется назад, – сказал Хонда. – На вызов по радио они не ответят. Сэр, я должен догонять остальных, но я постараюсь докладывать вам о развитии событий.

Роджерс поблагодарил его и пожелал удачи, а тем временем Худ вызвал на вторую линию Беннета и попросил вывести на печать самые последние фотографии места события, полученные ОНР. Роджерс и Герберт поспешили к принтеру, горя нетерпением увидеть распечатки.

В этот момент на экране снова появилось лицо Орлова. Российский генерал был заметно встревожен, и Худ украдкой дал Лиз Гордон знак подойти ближе. Психолог остановилась рядом с ним, вне зоны действия видеокамеры на мониторе, но так, что ей было видно изображение.

– Прошу прощения за задержку, – сказал Орлов. – Я передал радисту группы приказ остановить поезд и позвать к рации моего сына, но затем связь оборвалась. Честное слово, я не знаю, что там произошло.

77
{"b":"2309","o":1}