ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Английский пациент
Тихий уголок
Квантовый воин: сознание будущего
Алхимия иллюзий
Корректировщик. Блицкрига не будет!
Вся правда о гормонах и не только
4321
Аромат желания
Театр Молоха
A
A

– Через несколько минут мы покинем состав, – сказал он. – Вас мы возьмем с собой и проследим за тем, чтобы вам была оказана медицинская помощь.

Никита понятия не имел, о чем говорит американец, да ему это было все равно. Эти люди враги, и он любым способом должен помешать им осуществить задуманное.

Руки у него были связаны за спиной. Ногтем большого пальца Никита подцепил искусственный камень на перстне, какие носили все офицеры его полка. Перстень был сделан так, что камень легко вывалился из оправы. При этом из-под него вылезло острое лезвие длиной полдюйма. И этим лезвием Никита принялся незаметно перепиливать кожаный ремень.

Глава 65

Вторник, 16.27, Санкт-Петербург

Пробравшись сквозь толпу митингующих, Пегги и Джордж вошли в Эрмитаж и первым делом направились в туалеты, где переоделись в захваченную с собой одежду: джинсы западного образца, рубашки на пуговицах и американские кроссовки, излюбленную обувь русской молодежи. Убрав морскую форму в рюкзаки, они взялись за руки и по величественной парадной лестнице поднялись на первый этаж Малого Эрмитажа, где находится собрание произведений западноевропейского искусства.

Одна из жемчужин коллекции, полотно "Мадонна Конестабиле" кисти Рафаэля, написанное в 1502 году, получило название по городу в центральной Италии, который на протяжении нескольких столетий был ему домом[24]. Круглый холст, имеющий размеры семь на семь дюймов и заключенный в изящную позолоченную раму, изображает мадонну в голубом платье, сидящую с младенцем Иисусом на руках, на фоне зеленых холмов.

Пегги и Джордж подошли к месту встречи незадолго до назначенного срока. Пегги, делая вид, что изучает висящие на стенах картины, незаметно поглядывала на творение Рафаэля. Джордж, который не видел русского агента даже на фотографии, держал ее за руку, переводя взгляд с картины на картину. Ему было стыдно за то, что ощущение теплых пальцев Пегги в своей ладони доставляло ему такое удовольствие, так как это была не рука его жены. При мысли о том, какой смертельно опасной может быть эта рука, он словно почувствовал электрический импульс.

Ровно в 16.29 рука Пегги напряглась, хотя в ее походке внешне ничего не изменилось. Джордж перевел взгляд на "Мадонну" Рафаэля. Вдоль противоположной стены к полотну медленно приближался мужчина шести футов двух дюймов роста. Он был в свободных белых брюках, коричневых ботинках и голубой ветровке, под которой проступало разрастающееся брюшко. По мере того как русский подходил к картине, Пегги все сильнее сжимала Джорджу руку. Но в самый последний момент русский пересек зал и подошел к Рафаэлю справа, а не слева.

Пегги мягко потянула Джорджа за собой, увлекая его к двери. Теперь она держала его уже обеими руками, опираясь на него. При этом ее взгляд непрерывно скользил по залу, но медленно, а не мечась из стороны в сторону, что привлекло бы внимание. Все посетители находились в движении или стояли, разглядывая картины, за исключением невысокого мужчины в наглаженных коричневых брюках. Его угрюмое круглое лицо казалось здесь совсем не к месту – черная туча среди множества солнечных восторженных выражений...

Пегги остановилась перед "Святым семейством" Рафаэля и указала рукой на безбородого Иосифа и Деву Марию, словно обсуждая картину.

– Вон тот мужчина в коричневых брюках, похоже, следит за Волковым, – прошептала она.

– А я заметил только женщину, – шепотом ответил Джордж.

– Где?

– Она стоит в соседнем зале, – сказал он. – В том, где представлен Микеланджело. Читает путеводитель, лицом к этому залу.

Пегги, сделав вид, будто чихает, отвернулась от полотна. Она увидела женщину, которая стояла, устремив взгляд в брошюру, однако голова ее неподвижно застыла в неестественной позе. Судя по всему, женщина наблюдала за Волковым боковым зрением.

– Отличный улов, – похвалила Джорджа Пегги. – Вдвоем они прикрывают оба выхода. Но из этого еще не следует, что они вычислили нас.

– Быть может, именно поэтому они привели сюда Волкова, – предположил Джордж. – Его используют в качестве приманки. А он предупредил нас об этом.

Прошла минута, и Волков, взглянув на часы, направился прочь от картины. Круглолицый мужчина в коричневых брюках повернулся следом за ним, но женщина осталась стоять на месте. Ей по-прежнему был виден весь зал. Заметив ее действия, круглолицый мужчина тоже остановился.

– Что она высматривает? – высказала свое недоумение вслух Пегги, когда они с Джорджем перешли к следующему полотну.

– Быть может, наш приятель Ронаш сообщил наши приметы.

– Вполне возможно, – согласилась Пегги. – Давай разделимся и посмотрим, что будет.

– Это же безумие! Кто будет нас прикрывать?..

– Нам самим придется себя прикрывать, – остановила его Пегги. – Ты ступай следом за Волковым, а я пройду мимо женщины. Встречаемся на первом этаже у главного входа. Если один из нас попадет в беду, второй уходит один. Договорились?

– Об этом не может быть и речи, – упрямо произнес Джордж.

Пегги наугад раскрыла путеводитель.

– Слушай, – тихим, но решительным тоном промолвила она, – кто-то должен выбраться отсюда и рассказать о случившемся. Описать этих людей, раскрыть их. Неужели ты не понимаешь?

Джордж задумался. Вот в чем главная разница между "бомбардиром" и оперативным агентом. Первый из них – игрок единой команды, второй – одинокий волк. Однако в данном случае волк-одиночка был прав.

– Ну хорошо, – сказал Джордж. – Согласен.

Оторвавшись от путеводителя, Пегги указала на зал с Микеланджело. Кивнув, Джордж взглянул на часы и чмокнул ее в щеку.

– Удачи тебе, – сказал он, направляясь следом за Волковым.

Проходя мимо круглолицего мужчины, Джордж ощутил, как их словно притягивает друг к другу какая-то неведомая сила. Старательно избегая встречи взглядами, он искал в толпе Волкова. Джордж вошел в Лоджии Рафаэля, галерею, устроенную по подобию одноименной в Ватикане. Проходя мимо впечатляющих полотен Унтербергера, он не видел ни круглолицего, ни Волкова.

– Adnu minutu, pazhahlusta, – послышался голос у него за спиной. – Одну минуту, пожалуйста.

Джордж обернулся, напряженно вглядываясь в круглое лицо приближающегося мужчины в коричневых брюках. Он понял слово "пожалуйста" и по поднятому указательному пальцу догадался, что мужчина просит его остановиться. Однако у него не было понятия, как будет проходить разговор дальше.

Джордж мило улыбался. Внезапно из-за спины круглолицего выскочил Волков. Он успел снять ветровку – вот почему американский разведчик потерял его из виду – и теперь держал ее натянутой между двумя руками. Молниеносным движением Волков обмотал ветровкой шею круглолицему, глядя при этом на Джорджа.

– Будь ты проклят, Погодин! – с раскрасневшимся лицом в ярости выкрикнул он.

К нему тотчас же устремились из соседнего зала двое охранников. Прижимая ко рту рации, они вызвали подкрепление.

– Беги! – бросил Волков Джорджу.

"Бомбардир" попятился обратно ко входу в галерею западноевропейского искусства. Оглянувшись через плечо в поисках Пегги, он увидел, что его напарница и женщина из контрразведки успели скрыться из виду. Когда Джордж перевел взгляд на Волкова, Погодин уже выхватил из внутреннего кармана пиджака маленький пистолет "ПСМ". Не успел Джордж двинуться с места, как Погодин завел руку за спину и выстрелил в своего противника.

Он сделал всего один выстрел. Волков осел на колени, затем повалился на спину. Из раны в боку хлынула струя крови. Подавив желание последовать за Пегги и убедиться в том, что с ней все в порядке, Джордж быстро развернулся и поспешил к величественной лестнице Эрмитажного театра, ведущей вниз.

Уходя, он не видел, что сзади, со стороны арки в южной оконечности галереи, за ним наблюдает еще одна пара глаз, прошедших подготовку спецназа, острых и хищных, словно глаза ястреба.

вернуться

24

На самом деле картина получила название по фамилии семейства, которому принадлежала в течение нескольких веков.

81
{"b":"2309","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Омоложение мозга за две недели. Как вспомнить то, что вы забыли
Алхимик
Монах, который продал свой «феррари»
Идеальная няня
Августовские танки
Hygge. Секрет датского счастья