ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жена поневоле
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Свой, чужой, родной
Нёкк
Тенистый лес. Сбежавший тролль (сборник)
Время не знает жалости
Финская система обучения: Как устроены лучшие школы в мире
Ремейк кошмара
Путешествие в полночь

Она отобрала у Блисс украшение и снова воткнула ей в волосы.

– Прелестно. У вас отменный вкус, – обворожительно улыбнулась она Шейну.

– Я знаю, – тоже улыбнулся он, не сводя, однако, глаз с другой женщины.

На миг в воздухе повисла тишина, плотная и тяжелая.

– Чудесно смотрится, – заключила Лайла и, взяв с витрины кружевной веер, принялась картинно обмахиваться. – Ужасно жарко, вам не кажется?

– Да-да. – Блисс очнулась от оцепенения и поспешно выхватила из-под прилавка сумочку. – Вы говорили что-то насчет обеда?

– Совершенно верно. Могли бы вы на сегодня сами закрыть магазин? – обратился он к Лайле.

– Ну, разумеется.

– Вот и отлично! – Последовала очередная его обаятельная улыбка, из тех, которые разят женские сердца наповал и которые Блисс уже начинала ненавидеть. – Не знаю, как вы, а я голодный как волк. – И, взяв Блисс под руку, он мягко, но решительно увлек ее к двери.

– В нашем квартале много чудных мест, где можно прекрасно перекусить. Новый Орлеан вообще славится своей кухней. Вот, например…

– Блисс… – Он успокаивающим жестом приложил палец к ее губам. – Вы опять начинаете нервничать, дорогая. Точь-в-точь как тогда в Париже.

– Что я слышу! Вы вместе были в Париже? – воскликнула изумленная Лайла.

– Да, мы познакомились там на вечеринке. Разве Блисс вам не рассказывала?

– Нет!

– В самом деле? Я просто поражен, морально уничтожен, – произнес Шейн, сокрушенно качая головой и в упор взирая на Блисс с комической укоризной.

– Что-то не верится, – только и смогла пробормотать она, чувствуя, что ей еще предстоит держать ответ перед задушевной подругой. Когда дело касалось выпытывания сердечных тайн, эта кошечка умела быть прямо-таки беспощадной.

– То был, без сомнения, один из самых романтичных вечеров в моей жизни, – поведал Шейн Лайле, глаза которой при этой сенсационной новости сделались круглыми, как блюдца. – Ночная прогулка по набережной, маленькое, уединенное бистро, чарующие звуки скрипки… – Он снова перевел взгляд на Блисс. – У меня до сих пор хранится тот ваш портрет, исполненный уличным художником. Я гляжу на него по нескольку раз в день и думаю о вас. Вот почему я понял, что мне нет другого пути, как только приехать сюда вслед за вами.

– Великий Боже, дай мне сил! – прижимая руки к груди, издала исполненный драматизма вздох Лайла. – Ну уж если после подобных признаний ты отвергнешь этого парня, Блисс, тебе остается только пристрелить всех нас, простых смертных. – Она метнула на мужчину томный взгляд и взмахнула ресницами – в неподражаемой манере образцовой красавицы южных штатов. – Скажите, а как вы относитесь к блондинкам?

– Мой любимый тип, но только после рыжеволосых.

– Этот фарс делается нелепее с каждой минутой! – досадливо бросила Блисс. – Хорошо, я пойду обедать, куда скажете. Лайла, будь добра, запри магазин и покорми Геркулеса. Если до твоего ухода появится Майкл, скажи, что я вернусь к вечеру поработать над бухгалтерскими книгами. В противном случае пускай высылает за мной спасателей с собаками.

– Как скажете, босс, – пожала плечами Лайла. – Хотя сидеть в такой вечер над цифрами, по-моему, просто преступление. Я бы на вашем месте…

– Довольно! – неожиданно вспылила Блисс.

– Не обращайте внимания, – успокаивающе кивнул ей Шейн. – Это все от голода и недостатка сахара в крови. Пойдемте же, Блисс, дорогая, вам нужно срочно что-нибудь съесть, дабы не случился обморок.

– У меня их не бывает, – презрительно бросила она.

– Похвально, но ведь все когда-нибудь начинается. До свидания, мисс… Э, простите, я, кажется, не расслышал, как вас зовут.

Конечно же, он прекрасно знал ее имя. Проклятие! Что это с ним? Едва не совершил глупейшую, непростительную оплошность, назвав ее по имени.

– Лайла, – томно представилась кокетка. – Лайла Миддлтон.

– Приятно было познакомиться с вами, Лайла, – поклонился Шейн с изысканной вежливостью, старательно воспитанной в нем матерью-южанкой. – А меня зовут Шейн Бруссар.

– Мне тоже очень приятно. – На щеках Лайлы заиграли обольстительные ямочки, а длинные ресницы вновь томно взметнулись. – И помните, если Блисс вас отвергнет, мои координаты в телефонной книге.

Шейн так давно не бывал в родных местах, что почти забыл, как скоры и прямолинейны в выражении чувств уроженки южных штатов. Местные женщины издавна прекрасно владели искусством маскировать свой горячий темперамент изысканной учтивостью. Даже несмотря на некоторую приторность, их манеры нравились Шейну гораздо больше, чем агрессивная напористость северянок.

– Непременно, – пообещал он. Помощница Блисс и впрямь была девушка первый сорт. К тому же давала понять, что особых усилий от него не потребуется.

– Желаю вам хорошо провести время, детки! – помахала она розовыми пальчиками.

– Знаете ли, вы просто невыносимы, – проговорила Блисс, шествуя рядом с ним к месту парковки машины.

– Да, вы не первая, кто это заметил, – небрежно отозвался Шейн.

– И, как видно, не последняя.

– Вполне вероятно.

– Совершенно не обязательно признавать это с такой легкостью! – Ей хотелось бы возненавидеть его, но с каждой минутой это оказывалось все труднее. – Тем более я знаю, какой вы бессовестный обманщик.

– В самом деле? – Он остановился и поглядел на нее сверху вниз. Лицо его при этом сохраняло невозмутимую бесстрастность, напоминая безупречно отполированное стекло.

Почуяв в его тоне что-то необычное, Блисс подняла на него удивленный взгляд. И ей показалось, что она уловила мимолетную вспышку холодного блеска в его глазах, точно в них блеснули синие льдинки.

– Богатым людям слишком легко жить, – задумчиво проговорила она. – Ведь они привыкли получать все, что захотят.

– Вы и впрямь так думаете? Что я получаю все, что захочу?

– Разве нет?

Он рассмеялся, но смех прозвучал невесело.

– Явное преувеличение.

Этот Шейн Бруссар раздражал Блисс. Злил, даже обижал чем-то, но при этом, Бог знает почему, возбуждал в ней неотступный интерес.

– И чего же вы не можете добиться?

Он снова зашагал вперед.

– Вот вас, например, – проговорил он, помолчав.

Уже второй раз за эти несколько минут он позволил упасть той маске, что носил последние десять лет, и на мгновение перед Блисс обнажилось его истинное лицо, скрытое от всех за приятной, благополучной, обходительной наружностью. Лишь несколько секунд назад, подумала она, в нем приоткрылось нечто темное, ледяное, пугающее. А вот теперь как будто угадывалась неподдельная грусть.

Но Блисс поспешила стряхнуть это странное ощущение, твердо сказав себе, что от бессонной ночи и напряженного дня у нее просто разыгралось воображение.

– Прекрасная машина, – похвалила она, когда они приблизились к роскошному, отливающему на солнце «ягуару» с откидным верхом. Но при этом губы ее невольно скривились в презрительной улыбке.

В ответ он с церемонным изяществом распахнул перед дамой дверцу, еще раз подтвердив тем самым репутацию истинного уроженца аристократического американского Юга.

– Если прикажете, могу отвести ее обратно в пункт проката и попросить какой-нибудь старенький «кадиллак».

Блисс сдержанно улыбнулась и скользнула внутрь, блаженно погрузившись в мягкое, легкое и обволакивающее, словно облако, сиденье, приятно пахнущее нагретой на солнце кожей.

– Только попробуйте. – Они выехали со стоянки, и Блисс вздохнула. – Во всяком случае, меня нельзя упрекнуть в повышенной импульсивности.

Притормаживая у светофора, Шейн бросил на нее быстрый непонимающий взгляд.

– Простите, не совсем уловил.

– Все очень просто. Боюсь, если учинить мне допрос с пристрастием, я не скрою, что за последние пару лет в своей машине натерла себе мозоли на плечах.

При этих словах Шейн громко, от души расхохотался, разрядив сгустившуюся было атмосферу, и Блисс словно охватило волной тепла.

– Я всегда чувствовал, что вы не случайно мне понравились. И что дело не только в ваших обворожительных, до неприличия длинных и сексапильных ногах и не в умопомрачительно красивом лице.

12
{"b":"231","o":1}