ЛитМир - Электронная Библиотека

Негодование брата и неподдельное огорчение против ожидания задели Шейна. Что-то такое шевельнулось в глубине его существа – совершенно чуждое и несвойственное его не склонному к сентиментальности характеру. И он попытался заглушить это раздражением:

– Значит, вот что тебя заботит! Как бы самому не впутаться!

– Я уже говорил тебе, – мрачно отозвался Майкл, – Блисс – человек особенный, и я не позволю ее обижать. Сама мысль, что я могу, пусть даже косвенно, причинить ей неприятность, буквально разрывает меня на части.

Проклятие! Шейн вдруг с удивлением испытал довольно сильное и совершенно неожиданное чувство ревности. Явно никчемное и попросту смехотворное в данных обстоятельствах. Да нет, пожалуй, он завидовал тому чувству дружбы и взаимопонимания, что связывали его брата и Блисс.

– И как же далеко зашли ваши отношения? – язвительно спросил он.

– Мы – друзья, – ответил тот, повторяя слова Блисс. – Но знай: есть люди, которые подлинную дружбу ценят не меньше любовных отношений.

– Ну, а есть и другие. И заруби себе на носу: это касается только нас двоих.

– Я не хочу, чтобы она вновь испытала душевную боль.

– Эта женщина – международная воровка!

– Черта с два! – вскипел Майкл и с такой силой ударил по столу пивной кружкой, что пена выплеснулась через край. – С тех пор как появился в городе, ты каждую ночь болтаешься вокруг «Обретенного клада». И каждую ночь – да-да, я проследил! – парировал он удивленный взгляд Шейна, – обшариваешь этот магазин. Так ответь же мне, мастер грязных дел, нашел ли ты хоть крупицу того, в чем так жаждешь ее уличить?

– Пока нет, но…

– Потому что там нет и быть не может ничего подобного! Ты не раздобыл улик, потому что их просто не существует! Поверь моему опыту сыщика! Неужто полагаешь, я бы не заметил, что хозяйка, у которой я снимаю офис, замешана в таких серьезных преступлениях, как кража, контрабанда и укрывательство драгоценностей?

– Ты мог бы заметить, не будь настроен в ее пользу. Мисс Форчен не настолько глупа, чтобы держать похищенное в магазине, а раз там нет серьезного сейфа, она, несомненно, припрятала их где-то в собственном доме. И вот тут-то на сцену должен выйти ты. Я слышал, что вы с ее бабкой – большие приятели…

– И думать забудь об этом! – Майкл угрожающе выдвинул вперед тяжелую челюсть, и это слишком живо напомнило Шейну былые дни. – В том, что касается беспардонного вмешательства в частную жизнь, я тебе не помощник. Я и так уже поступил скверно, не сказав ей, кто ты такой и что тебе нужно.

– Если ты действительно считаешь, что она невиновна, ты можешь помочь мне доказать это.

– Уж не думаешь ли ты, что я сделаюсь подсадной уткой в твоих дьявольских играх? – Невыразимо презрительная усмешка искривила губы Майкла.

– Я прошу вовсе не об одолжении. Отдел расследований согласен нанять тебя в качестве консультанта. И поверь, Майкл, мы готовы пойти на большие расходы, лишь бы ликвидировать эту банду.

– Блисс Форчен не имеет к твоей банде никакого отношения!

– Так помоги мне доказать это.

Суровое лицо Майкла по-прежнему казалось высеченным из гранита, но Шейн уже почувствовал какое-то неуловимое изменение в его настроении, ту самую братскую поддержку, которую Майкл привык оказывать ему в трудные минуты. Шейн понял: как бы дорого это ни обходилось убеждениям Майкла, брат в конечном счете будет на его стороне.

– Ладно, будь по-твоему. – Голос старшего О'Малли звучал ровно, но безжизненно, без энтузиазма. – Говори, что за план созрел у тебя на этот раз?

Получив заказ, бросавший вызов всем ее профессиональным способностям, Блисс с энтузиазмом взялась за работу над дизайнерским проектом. Она старалась изо всех сил, отдавая делу все свободное время. Что касается Зельды, та была ничуть не удивлена подобным рвением своей увлекающейся внучки и только следила за тем, чтобы Блисс не забывала поесть да вовремя ложилась спать. Эти приятные хлопоты омрачала лишь непонятная история с появлением Алана, его россказнями о похищении драгоценностей и каком-то поддельном бриллиантовом колье, исчезнувшем с парижского приема.

– Не воспринимай серьезно, какая-нибудь очередная жульническая байка с целью выманить деньги, – уверяла бабушку Блисс.

– Ах, голубка моя, видела бы ты его в тот момент! – сокрушенно качала головой старая женщина. Темные тени под глазами свидетельствовали о том, что Зельда и сама толком не спала с тех пор, как бывший муж ее внучки поведал ей запутанную историю. – Кто-то так разукрасил его лицо, ты себе не представляешь!

– Давно пора, – заключила Блисс, допивая утренний кофе. Сегодня ей предстояло забежать в свой магазин, а затем спешить на антикварный аукцион, который должен был состояться в большой плантаторской усадьбе в Новой Иберии. Туда они и отправлялись сегодня вместе с Шейном. – Вероятно, какой-нибудь обманутый муж наконец воздал ему по заслугам!

– Но он сказал, что беспокоится о тебе.

– Что-то не верится!

Блисс не испытывала ни малейшего желания думать о своем экс-супруге. Даже если бы это помогло ей отвлечься от мыслей о Шейне. Впрочем, и необходимости отвлекаться не возникало. С того памятного обеда в его потрясающем доме новый знакомый вел себя вполне корректно, как и подобает джентльмену. И ничуть не пытался вернуться к прежней скользкой теме.

Может, просто изменил ко мне отношение? – подумала Блисс, составляя посуду в раковину. Что ж, это вполне соответствовало ее представлениям о богатых мужчинах: если он не может получить желаемое немедленно, то имеет обыкновение переключаться на другой объект.

– Мне пора бежать. – Блисс чмокнула старушку в напудренную щеку. – Не жди меня, сегодня я могу задержаться допоздна.

– Быть может, сегодня ты приведешь к нам своего нового кавалера? – предложила Зельда. – Я горю нетерпением с ним познакомиться.

– Он вовсе не кавалер. Он всего лишь мой клиент.

– Да-да, я понимаю! – Многоопытный бабушкин глаз со знанием дела оценил внешний вид внучки. – Знаешь, по-моему, затаскивать в дом предметы антиквариата – довольно пыльная работа. Чего же ради ты так нарядилась?

Блисс оправила на себе коротенькую юбочку, бирюзовый оттенок которой порадовал бы глаз любого художника-импрессиониста. К ней же была тщательно подобрана легкая блуза-безрукавка с V-образным вырезом.

– Вполне подходящий наряд для жары.

– Шелковый?

– Ну да. Шелк ведь дышит. К тому же хорошо отстирывается.

– А! – улыбнулась бабушка. – Ну тогда другое дело.

Однако, засомневалась Блисс, если бабушка так быстро разобралась в истинных мотивах ее поведения, что же может подумать Шейн?

А с какой стати твоя голова вообще забита подобной чепухой? – обругала она себя, устав бороться с непрошеными чувствами, которые приобретали характер навязчивой идеи. В самом деле, с мыслью о Шейне Бруссаре она просыпалась. О нем думала все знойные дни напролет. Его лицо демона-искусителя и неправдоподобно синие глаза, бередя душу, возникали перед ней, когда Блисс отходила ко сну. Да и сон, полный жарких и мучительных грез о Шейне, не приносил ей настоящего отдохновения.

Вот и теперь, захваченная вихрем эмоций, она даже не расслышала серебристый перезвон колокольчика, возвещавший о посетителе. Блисс обернулась. Но странно, впервые за последние месяцы появление этого субъекта не вызвало в ней привычной тошноты и дрожи в коленях. Однако Геркулес, ее верный страж, оказался более злопамятным. Выскочив из плетеной корзинки, он подбежал и, выгнув спину, яростно зашипел на посетителя.

– Здравствуй, Алан. – Новое открытие. Оказывается, теперь она могла произносить его имя без обычной тревоги и внутреннего напряжения. Она вдруг перестала ожидать новых неприятностей.

– Привет, Блисс. – Бросив выразительный взгляд на кота, гость оглядел помещение. – Ничего не скажешь, местечко эксцентричное. Всегда напоминало мне склад реквизита на киностудии. – Взяв со столика затейливый калейдоскоп, он направил его на входную дверь. – Никогда не мог постичь назначения таких вещей.

18
{"b":"231","o":1}