ЛитМир - Электронная Библиотека

Выходя на улицу, он был так погружен в нахлынувшие на него мысли, что не заметил в окне второго этажа Блисс, которая с мокрым от слез лицом смотрела, как он удаляется прочь.

Вернувшись в отель, Шейн застал там в украшенном мрамором и позолотой вестибюле обоих своих братьев.

– Привет, малыш! – сильным толчком в плечо приветствовал его Рорк, и Шейну пришлось приложить немалые усилия, чтобы удержаться на ногах. – Ну-ка давай выкладывай, сколько времени ты собирался провести в родном городе, прежде чем повидаешься с любимым братцем?

– Видишь ли, дела приняли непредвиденный оборот…

Плечо здорово болело от удара, но Шейн не собирался его растирать и тем самым доставлять Рорку желанное удовлетворение. Быть младшим братом, подумал он, иногда просто отвратительно.

– Да, Майкл уже просветил меня. Как я понял, твои дела с Блисс складываются неважно.

– Все будет в порядке, – заверил братьев Шейн. Те при этой новости обменялись взглядами.

– Хочешь сказать, что говорил с ней? – спросил Майкл.

– Пока нет. Но я имел обстоятельную беседу с Зельдой. И она – на моей стороне.

– Это уже кое-что, – признал Рорк. – Блисс просто боготворит свою бабку.

– И, надо сказать, имеет на это все основания, – добавил Майкл.

– Не стану спорить. Эта старая дама даст сто очков молодым, – с готовностью согласился Шейн.

– Думаю, Блисс со временем станет во многом на нее похожа, – высказал предположение Рорк. – Должен заметить, для мужчины не самый плохой вариант провести лучшие годы жизни рядом с женщиной такого склада.

Шейн почел благоразумным никак не отреагировать на слова брата.

– Кстати, насчет лучших лет: я слышал, ты собираешься остепениться?

– Ты правильно слышал. Я отказался от кочевого существования, повесил походные ботинки на гвоздь и обзавелся домом и хозяйкой, такой, о которой давно мечтал. Кстати, что вы оба делаете в первую субботу сентября?

– Я еще ничего не планировал, – отозвался Майкл. – А что, Дэрия собирается устроить вечеринку в честь Дня труда?

– В некотором роде. – Рорк изобразил ту самую обаятельную и гипнотическую улыбку, что в бытность военным корреспондентом помогала ему пробираться через строго охраняемую линию фронта во время многочисленных военных конфликтов далеко за пределами родины. – Мы сочетаемся законным браком.

– Браком? – воскликнул Шейн, изумленно уставившись на брата. Это превзошло все его опасения. Но, увидев довольное, сияющее лицо Рорка, замолчал.

– Черт побери, я давно ждал этого! – Настал черед Майкла дружески ткнуть кулаком Рорка. – Поздравляю, братишка! Ты превращаешься в достойнейшего члена общества.

– Сам знаю, – подмигнул Рорк, сверкая белозубой улыбкой, которая чудесным образом освещала его темное от загара лицо.

– И смотри у меня, – продолжал Майкл, – если не станешь относиться к Дэрии так, как она того заслуживает, я тобой займусь.

– Ну так что, – вмешался Шейн, – когда же я сподоблюсь узреть этот бриллиант в образе женщины?

– Завтра.

– Почему бы не сегодня вечером?

– Потому что сегодня, – терпеливо начал объяснять Рорк, – мы с вами едем куда-нибудь в город, чтобы выпить за грядущие перемены в моем общественном статусе. И, дабы утопить в вине все скорби и печали по поводу вашего собственного никчемного существования, вам сегодня разрешается надраться до поросячьего визга.

– Как великодушно с твоей стороны, – обронил Шейн.

– Ха! – вскричал Рорк и отвесил ему еще один дружеский удар. – Так для того же и существуют старшие братья!

Они отвергли богато украшенный ресторан отеля и обосновались в уютном Ирландском пабе на Бурбон-стрит. Шейн заказывал вторую кружку пива, когда зазвонил сотовый телефон Майкла.

– Мне нужно срочно бежать обратно в отель, – объявил тот после короткого разговора. – Пришел пакет на мое имя.

– В отель? Почему не к себе в офис?

– Потому что после гибели Форчена я не уверен, что в офисе так же безопасно, как и прежде. А не зная точно, куда мы сегодня отправимся, я избрал простейший способ – велел присылать донесения в отель.

– А в чем дело? – заинтересовался Рорк.

– Это имеет какое-то отношение к Блисс Форчен? – одновременно с ним спросил Шейн.

– В пакете должны быть фотографии от моего друга из одного информационного агентства в Атланте, которое специализируется на подборе газетных вырезок. По всей видимости, Форчен пользовался услугами той же самой службы, чтобы следить, как часто и где именно его имя фигурирует в прессе. Мой знакомый обещал подобрать материал и прислать с курьером.

– Отличная мысль, – одобрил Шейн, стирая с губ остатки пены. – Право же, ты меня удивил.

– А вот это уже странно слышать, – пожал плечами Майкл. – Я как-никак частный детектив.

– Ну об этом-то я помню, – ухмыльнулся младший. – Просто не думал, что такой хороший.

И вовремя увернулся от нацеленного прямо в челюсть увесистого кулака. Продолжая ухмыляться, он отодвинул кружку, и все трое покинули паб.

– Прости, что испортили торжество, – обратился Шейн к Рорку, пока троица двигалась к отелю.

– Ничего, не смертельно. Будут у нас и другие вечера. Я ведь никуда не уезжаю, да, похоже, и ты тоже.

Шейн уловил в тоне брата вопрос.

– Да, хочется немного поболтаться здесь, в городе, – ответил он с нарочитой небрежностью.

– Наш младший братец попался на крючок, – пояснил Рорку Майкл.

– И, судя по всему, крепко, – отозвался тот. Объект их подначек лишь проворчал что-то себе под нос.

Газетные вырезки лишь подтвердили то, что Шейн и так уже знал: Алан был знаком со множеством женщин. На снимках, сделанных в Монако, он был запечатлен вместе с разведенной наследницей нефтяного магната из Оклахомы; несколько статеек отражали его горнолыжные похождения в компании бывшей жены крупного финансиста с Уолл-стрит; на одной из фотографий он был заснят танцующим в манхэттенском клубе с дамой, затянутой в умопомрачительный наряд из черной кожи. Она оказалась восходящей звездой шоу-бизнеса, транжирящей доходы от трастового фонда, оставленного ей родственниками.

– Вот интересное фото, – сказал Рорк, обращая внимание Шейна на вырезку из нью-орлеанской газеты.

– Это снимок со свадьбы Блисс, – бросил Майкл.

Шейн взял в руки фотографию и уткнулся взглядом в изображение молодой женщины, не сводившей глаз со своего новоиспеченного мужа. Она выглядела здесь неправдоподобно, немыслимо юной! Нет, не юной, решил он, а до крайности невинной.

До встречи с Блисс Шейн не знал за собой такого качества, как ревность. Ему просто в голову не приходило, что он способен ревновать. Но, даже несмотря на это непривычное и малоприятное чувство, он ощутил облегчение оттого, что не увидел в ее глазах, обращенных к жениху, того света любви, каким они лучились при свидании с ним.

– И впрямь чертовски хороша, – пробормотал Рорк. – Не будь я уже помолвлен, очень возможно, приударил бы за ней.

– За моей девушкой? Попробовал бы только! – угрожающе парировал Шейн.

– Что значит – за твоей? – возмутился Рорк. – Насколько я понял, у тебя нет на нее никаких особых прав.

– Это еще не значит, что ты можешь…

– Эй, эй, вы! – прикрикнул Майкл. – Прекратите этот детский сад и давайте займемся делом. – Он выложил перед ними еще одну фотографию. – Вот здесь запечатлен Форчен, а с ним – тот антикварный дилер… как бишь его…

– Черчилль, – подсказал Шейн.

– Точно.

Снимок был сделан на борту парохода, на фоне пристани, в которой Шейн без труда узнал порт в Каннах. Оба мужчины сидели на палубе за карточным столом.

– Постойте, – проговорил Шейн, вглядываясь в женщину, стоявшую за спиной Алана. Рука ее, украшенная очень крупным бриллиантом, покоилась на плече Алана. – Я ее знаю.

– Серьезно? – Майкл наклонился над столом. – И кто же она?

– Имени не скажу. Но я видел ее… постой, постой… когда она разговаривала с Форченом в Париже. Ну да, на том самом приеме!

– На котором были украдены драгоценности? На том, где ты познакомился с Блисс?

33
{"b":"231","o":1}