ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я обязана тебе жизнью, – сказала Блисс Майклу. Кашель уже утих, и, хотя легкие по-прежнему горели, она чувствовала себя гораздо лучше.

– Ты сама обезвредила Каннингема, – напомнил тот.

– Но могу поклясться, что именно ты вызвал полицию, и это помешало ему прикончить меня на месте.

– Да, я попросил Зельду им позвонить, – признал Майкл, – но, если бы Шейн не втянул меня в расследование, не посвятил во все детали этого грязного дела, поодиночке нам бы ни за что не выйти на Каннингема.

Майклу позвонил друг из полиции и сообщил, что секретный правительственный агент Каннингем, будучи поставлен перед перспективой ареста, как и предполагала Блисс, свел счеты с жизнью, бесславно закончив свою секретную карьеру.

– А если бы Шейн не втянул в это грязное дело меня, – с обидой проговорила Блисс, – ничего подобного вообще бы не случилось. И Алан с Каннингемом остались бы живы.

– Что касается Каннингема – возможно, – согласился Майкл. – Но Алан вел себя слишком беспечно и безрассудно, чтобы рассчитывать на долгую жизнь. Международное воровство драгоценностей в последние месяцы приобрело угрожающие масштабы, и Черчилль с Каннингемом как раз искали подходящего козла отпущения.

– Они и нашли – меня.

– Да, твоя последняя поездка в Париж удачно совпала с их поисками подходящего человека для прикрытия, не говоря уже о том, что ты стала просто бельмом на глазу Черчилля, отказавшись уступить ему свой магазин. Вполне логично, что выбор пал на тебя. Таким образом они, что называется, убивали сразу двух зайцев.

– Но ведь и в самом деле два человека погибли, – с горечью проговорила Блисс. Плечи ее поникли, она вдруг почувствовала себя ужасно усталой. – Можно мне теперь поехать домой?

– Конечно. Пойду только разыщу доктора и потороплю с оформлением бумажек. – Он помолчал. – Шейн там, за стеной, сходит с ума. Нельзя ли ему…

– Нет! – Она тряхнула головой. – Я не желаю его видеть.

Майкл хотел было что-то возразить, но лишь пожал плечами и вышел, оставив ее размышлять на тему: ну почему она не могла влюбиться именно в этого из братьев О'Мэлли – порядочного, сильного и надежного?

Следующий месяц показался Шейну самым длинным в его жизни. Блисс проявляла именно такое упорство, какое предрекала Зельда. Она не отвечала на звонки и оставляла письма без ответа. Она также отвергала, отсылая обратно, любые его подарки: коробки конфет, цветы, забавного плюшевого крокодила, антикварный флакон для духов, вроде бы принадлежавший некогда самой Марии-Антуанетте. Но даже глупая многозначительная ухмылка мальчишки-посыльного, каждый день приносившего ему назад эти дары, не могла остановить Шейна.

Трижды ему пришлось съездить в Вашингтон, чтобы дать показания относительно своего непосредственного начальника. И чем больше он рассказывал об их совместной работе, тем больше осознавал, что доверие к людям есть игра куда более честная и достойная и что, однажды взяв на вооружение принцип «Цель оправдывает средства», он тем самым словно бы запрятал, задвинул, затолкал в самый долгий ящик свою честность, порядочность, а вслед за ними и душевную ясность.

Именно эти новые для него соображения Шейн и постарался изложить начальству, подавая рапорт об отставке.

– Вы уверены, что хорошо все обдумали, О'Мэлли? – задал встречный вопрос руководитель департамента.

– Безусловно, сэр, – ответил Шейн, снимая свой значок и кладя его на отполированную поверхность старинного стола красного дерева, который помнил многих выдающихся деятелей международного сыска.

– Нам нужен человек, способный занять должность Каннингема. Я рекомендовал вас.

Рекомендация такой персоны дорогого стоила, это был поистине царский подарок. В былые времена Шейн, наверно, подпрыгнул бы от распиравших его радости и гордости. Что и говорить, в этом случае он получал возможность сам определять политику в данной области. Ведь Каннингем находился весьма близко к вершине единственной в своем роде служебной лестницы. Эта должность давала право быть почти независимым от вашингтонского руководства, что, собственно, и позволило его бывшему шефу превратиться в мошенника. И хотя Шейн был уверен, что сам он никогда не сделается ни вором, ни убийцей, но даже его поведение в отношении Блисс, то самое поведение, которое он каким-то образом ухитрялся оправдывать перед собственной совестью, подтвердило, что он давно уже стоял на скользкой дорожке. Как ни крути, а верно говорят: бесконтрольная власть портит людей.

– Поверьте, сэр, я весьма польщен. Но, боюсь, на этой работе от меня будет не много толку.

– Но почему? Блестящая операция, которую вы провели, разоблачив Каннингема и раскрыв международную шайку воров, стоившую нам стольких сил и нервов, убедительно доказывает, что вы сейчас находитесь на вершине своих возможностей.

Шейн не стал объяснять высокому чиновнику, что на сей раз занимался не поимкой мошенников и аферистов, а, скорее, поисками себя самого.

– Вы же знаете поговорку, сэр: чем ближе к вершине, тем больнее падать. – Улыбнувшись своей широкой, профессиональной, годами отработанной улыбкой и обменявшись рукопожатием с седовласым человеком по ту сторону стола, Шейн вышел из кабинета.

Все следующее утро Шейн провел в том помещении, которое его брат громко называл своим офисом. Он занимался просматриванием бумаг, которые лишь очень наивный человек мог именовать бухгалтерскими книгами.

– Каким образом, черт побери, ты ухитряешься определять, в выигрыше ты остаешься или в убытке? – обратился он к Майклу, отчаявшись уловить хоть какую-то систему в колонках цифр.

– Очень просто. Если в конце месяца банк не возвращает мне мои чеки неоплаченными за отсутствием денег на счету, значит, я что-то заработал. А если приходится залезать в резервный фонд, что, поверь, случается не так уж часто, значит, я в пролете.

– Тебе, похоже, требуются менеджер и бухгалтер.

– Их услуги недешевы.

– Верно. Но если хорошо попросишь, я, может, охотно поработаю по специальному, родственному тарифу. Уж так и быть, сделаю для тебя скидку.

– Есть другое предложение, – сказал Майкл.

– Какое?

– Думаю, у нас лучше получится, если мы с тобой станем партнерами.

– Хорошо, тогда я внесу свой пай.

– Прекрасно. Значит, договорились. – Майкл протянул ему руку. Пожимая ее, Шейн не без внутренней робости подумал, как будет странно и непривычно работать вместе с братом. – Давай-ка вот что – позовем Рорка и продолжим наше празднование с того самого места, где нас прервали, – предложил Майкл.

– Одну минутку. – Шейн вытащил из кармана лист бумаги. – Мне нужна твоя подпись, подтверждающая, что я имею законную работу, приносящую доход.

Тот взглянул на документ.

– Ты что же, дом покупаешь?

– Ну, предположим, – с вызовом бросил Шейн, и Майкл почел за лучшее воздержаться от дальнейших вопросов.

Черт, черт, черт! Блисс ожесточенно крутила ключ, но мотор напрочь отказывался повиноваться. Проклиная все на свете и кусая губы от нетерпения, женщина откинула капот.

За этим занятием ее и застал Майкл, решивший заглянуть в свой офис после очередной оперативной вылазки.

– Тебе помочь?

– Ничего не поделаешь, – вздохнула она, – придется вызывать такси. Я обещала быть дома к обеду.

Она не стала добавлять то, что Майклу было и без того известно: каждый день она задерживается на работе, лишь бы отвлечься от мыслей о Шейне. А это было не так-то просто, учитывая, что тот теперь работал вместе с Майклом. Сперва она даже испытывала сильное искушение отказать детективному агентству от арендуемой площади, но потом решила: нет, ни за что не даст она Шейну повода думать, что ее душевная рана не зажила. Он же, в свою очередь, дабы не попадаться ей на глаза, пользовался черным ходом, а если их пути невзначай пересекались, оба хранили молчание. Что же до нескончаемого потока получаемых от него подарков, то Блисс их упорно возвращала. За исключением разве что последнего, вчерашнего… Но уж слишком велико оказалось искушение…

36
{"b":"231","o":1}