ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А теперь – как вы думаете, сколько звезд внутри туманности находится на таком расстоянии от воображаемой сферы? Учитывая, что в Галактике сто миллиардов звезд?

Байрон, вопреки своему желанию, явно заинтересовался.

– Сотни, вероятно.

– Пять! – ответил Автарх. – Всего пять. Пусть число сто миллиардов не вводит вас в заблуждение. Объем Галактики около семи триллионов кубических световых лет. Жаль, что я не знаю, у какой из этих пяти звезд есть обитаемые планеты. Тогда мы бы свели число возможных звезд к одной. К несчастью, исследователи не провели детального изучения. Они отмечали лишь положение звезд, их движение и спектральный тип.

– Значит, около одной из них может оказаться повстанческий мир? – спросил Байрон.

– Из известных мне фактов можно сделать только такое заключение.

– Если принять рассказ Джила за правду.

– Я на этом основывался.

– Все, что я рассказывал, – чистая правда! – вмешался Джилберт. – Клянусь!

– Предлагаю отправиться туда и исследовать эти пять звезд, – сказал Автарх. – Мотивы мои достаточно очевидны. Как Автарх Лингейна, я могу принять равное участие в их борьбе.

– А в сопровождении двух Хинриадов и Вайдемоса вы будете претендовать еще и на равную долю, а также на высокое и прочное положение в новом, свободном мире, – добавил Байрон.

– Ваш цинизм не пугает меня, Фаррил. Конечно же, вы правы! Если предстоит победоносное восстание, надо быть ближе к победившей стороне.

– Иными словами, удачливый мятежный капитан может стать в награду Автархом Лингейна.

– Или Ранчером Вайдемоса. Совершенно верно.

– А если восстание провалится?

– Тогда будет время подумать.

– Я лечу с вами, – медленно сказал Байрон.

– Хорошо! Тогда вам нужно перебраться с этого корабля.

– Зачем?

– Так будет лучше. Этот корабль – опасная игрушка.

– Это тиранитский военный крейсер. Зачем же нам бросать его?

– Именно потому, что это тиранитский крейсер, он будет выглядеть крайне подозрительно.

– Только не в туманности. Извините меня, Джонти. Я присоединюсь к вашей экспедиции, но тоже хочу быть откровенным: я буду искать планету повстанцев, но на дружбу со мной не рассчитывайте. Я останусь на своем корабле.

– Байрон, – мягко сказала Артемизия, – но этот корабль слишком мал для нас троих.

– В нынешнем состоянии – да, Арта. Но к нему можно присоединить трейлер. Джонти знает это так же хорошо, как и я, Тогда у нас будет больше места и мы останемся хозяевами положения. К тому же это замаскирует принадлежность корабля.

– Если между нами нет ни дружбы, ни доверия, Фаррил, я должен обезопасить себя, – сказал Автарх. – Вы можете оставить себе корабль и получить трейлер. Но у меня должна быть гарантия, что вы не поведете себя неразумно. Леди Артемизия полетит со мной.

– Нет! – сказал Байрон.

– Нет? Пусть скажет леди. – Автарх повернулся к Артемизии, слегка раздувая ноздри. – Осмелюсь доложить, миледи, что ваше положение там будет гораздо комфортабельнее.

– Зато оно станет гораздо менее комфортабельным для вас, милорд, – заявила Артемизия. – Я избавлю вас от неудобств и останусь здесь.

– Я надеюсь, вы передумаете… – начал Автарх, и две морщинки у переносицы нарушили обычную невозмутимость гладкого лица.

– А я надеюсь, что нет, – прервал его Байрон. – Леди Артемизия сделала свой выбор.

– И вы одобряете ее выбор, Фаррил? – насмешливо спросил Автарх.

– Полностью. Мы втроем останемся на «Беспощадном». И довольно об этом.

– Вы странно подбираете себе спутников.

– Вот как?

– Да, мне так кажется. – Автарх лениво рассматривал кончики своих ногтей. – Вы сердитесь на меня, потому что я вас обманул и подверг вашу жизнь опасности. Странно в таком случае, что вы в дружеских отношениях с дочерью Хинрика. По лживости мне далеко до ее отца.

– Я знаю Хинрика. Ваше мнение о нем ничего не меняет.

– Вы все знаете о Хинрике?

– Достаточно.

– А знаете ли вы, что это он убил вашего отца? – Автарх ткнул пальцем в сторону Артемизии. – И что эта девушка, о которой вы столь нежно заботитесь и которую берете под свою защиту, – дочь убийцы вашего отца?

Глава четырнадцатая

Автарх уходит

Немая сцена затянулась. Автарх зажег еще одну сигарету. Он расслабился, лицо его приняло безмятежное выражение. Джилберт скорчился в пилотском кресле и, похоже, готов был разрыдаться. По обеим сторонам от него свешивались расстегнутые ремни пилотского крепления, усиливая скорбный эффект.

Байрон, бледный как бумага, сжав кулаки, смотрел на Автарха. Артемизия не сводила взгляда с Байрона. Тонкие ноздри ее раздувались от гнева.

Негромкая трель радиосигнала разорвала тишину, словно выстрел.

Джилберт вздрогнул и повернулся в кресле.

Автарх лениво заметил:

– Боюсь, мы оказались разговорчивее, чем я предполагал. Я приказал Риззету двигаться за мной, если я не вернусь через час.

На ожившем экране появилась седая голова Риззета.

Джилберт сказал Автарху:

– Он хочет поговорить с вами. Автарх подошел к экрану.

– Я в безопасности, Риззет, – сказал он.

– Кто в экипаже корабля, сэр? – послышался вопрос.

Неожиданно рядом с Автархом оказался Байрон.

– Я, Ранчер Вайдемоса, – гордо сказал он. Риззет широко улыбнулся, Рука на экране отдала честь:

– Я возвращаюсь вместе с леди, – прервал его Автарх. – Подготовьте воздушный туннель.

Он отключил визуальную связь и обратился к Байрону:

– Я уверял их, что вы на этом корабле. Иначе они возражали против моего прихода сюда. Но ваш отец был очень популярен среди моих людей.

– И поэтому вы хотите использовать мое имя.

Автарх пожал плечами.

– Но больше вы ничем не воспользуетесь, – сказал Байрон, – Вы отдали не совсем верные распоряжения своему офицеру.

– А именно?

– Артемизия останется со мной.

– Даже после того, что вы узнали?

– Я ничего не узнал, – резко сказал Байрон. – Это голое утверждение, а вашим словам без серьезных доказательств я не верю ни на грош. Звучит не слишком вежливо, зато правда. Надеюсь, вы меня поняли?

– Вы так хорошо знаете Хинрика, что мое утверждение кажется вам неправдоподобным?

Байрон замешкался. Замечание явно попало в цель. Он не ответил.

Ответила Артемизия:

– А я говорю, что это не так! У вас есть доказательства?

– Прямых, конечно, нет. Я не присутствовал при встрече вашего отца с тиранитами, Но я могу сопоставить известные факты, а выводы делайте сами. Начнем с того, что прежний Ранчер Вайдемоса навестил Хинрика полгода назад. Я уже говорил об этом. Могу добавить, что он был настроен слишком оптимистично, а может быть, просто переоценил Хинрика. Во всяком случае, он сказал ему больше, чем должен был сказать. Лорд Джилберт может подтвердить мои слова.

Джилберт грустно кивнул и сказал Артемизии, которая смотрела на него влажными от гнева глазами:

– Прости, Арта, но это правда, От Вайдемоса я и узнал об Автархе.

Автарх продолжал:

– К счастью для меня, лорд Джилберт соорудил длинные механические уши, чтобы удовлетворять свое любопытство относительно государственных дел Правителя. Джилберт, сам того не зная, предупредил меня об опасности. Я улетел как можно быстрее, но вред уже был причинен. Насколько нам известно, это был единственный промах Вайдемоса, а Хинрик, несомненно, не пользуется репутацией независимого и храброго человека. Ваш отец, Фаррил, был арестовал через полгода. И если его выдал не Хинрик, отец этой девушки, то кто же?

– Вы даже не предупредили его? – спросил Байрон.

– Это было большим риском, Фаррил, но его предупредили. После этого он не имел контактов, даже косвенных, ни с кем из нас и уничтожил все доказательства связи с нами. Некоторые из нас считали, что он должен покинуть сектор или хотя бы уйти в подполье. Он отказался.

Я думаю, вы понимаете почему. Изменить свой образ жизни значило бы дать в руки тиранитов еще одно доказательство и поставить под угрозу все движение. Он решил рисковать только своей жизнью и жил открыто. Почти полгода тираниты ждали, чтобы он выдал себя и других. Они терпеливы, эти тираниты. Но через полгода в их сетях был по-прежнему один Вайдемос.

29
{"b":"2312","o":1}