ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аратап быстро отвернулся. Джилберт мог разреветься, а это неприятное зрелище.

– Полковник Риззет, вы будете избавлены от трибунала позора и наказания. Вы, Байрон Фаррил, станете Ранчером Вайдемоса. Мы могли бы даже реабилитировать вашего отца.

– И вернуть его к жизни?

– И восстановить его честь.

– Его честь – это его поступки, которые и повлекли за собой осуждение и смерть. Не в нашей власти что-нибудь добавить к ней или убавить.

– Кто-нибудь из вас расскажет мне, где находится эта планета, – заявил Аратап. – Кто-то один окажется самым благоразумным. И кто бы это ни был, он получит обещанную награду. А остальные могут выходить замуж, садиться в тюрьму, идти на казнь – каждый получит то, что заслужил. Предупреждаю, я могу быть садистом, если понадобится. – Он немного помолчал. – Так кто же? Решайтесь! Если никто не заговорит, я все равно получу нужные мне сведения, а вы потеряете все.

– Напрасно стараетесь, – сказал Байрон. – Вы все подготовили тщательно, но вам это не поможет. Планеты повстанцев нет.

– Автарх говорит, что есть.

– Тогда и спрашивайте Автарха.

Аратап нахмурился. Молодой человек становится слишком дерзким. Он повторил:

– Я намерен иметь дело с одним из вас.

– В прошлом вы имели дело с Автархом. Ну и обращайтесь к нему. Ваш товар нас не устраивает. – Он обвел взглядом всех остальных. – Верно я говорю?

Артемизия прильнула к нему и взяла его под руку. Риззет коротко кивнул. Джилберт почти неслышно выдохнул:

– Верно.

– Вы сами так решили, – пожал плечами Аратап и нажал на кнопку.

Правая рука Автарха была стянута легкой металлической тканью, магнитное поле которой прижимало ее к груди. Левая сторона лица посинела и распухла, на ней выделялся красный рваный рубец. Автарх выдернул здоровую руку из руки вооруженного стражника и неподвижно застыл.

– Чего вы хотите от меня?

– Сейчас скажу, – ответил Аратап. – Прежде всего я хочу, чтобы вы внимательно посмотрели на присутствующих. Вот, например, молодой человек, которого вы собирались убить, но который сумел покалечить вас и расстроить ваши планы, хотя вы Автарх, а он изгнанник.

Лицо Автарха не дрогнуло.

Аратап спокойно, почти равнодушно продолжал:

– Вот Джилберт Хинриад, который спас молодому человеку жизнь и привел его к вам. А это леди Артемизия, за которой вы ухаживали, как мне говорили, самым галантным образом, но которая тем не менее предала вас ради любви к юноше. Вот полковник Риззет, ваша правая рука, который кончил тем, что тоже предал вас. Как вы считаете, есть у вас обязательства перед этими людьми?

– Чего вы хотите? – повторил Автарх.

– Мне нужна информация. Сообщите ее мне и снова будете Автархом. Хан учтет ваши прежние заслуги. Иначе…

– Иначе?

– Иначе я получу эту информацию от них. Они будут освобождены, а вас казнят. Поэтому я спрашиваю: есть ли у вас обязательства перед этими людьми, должны ли вы из-за своего упрямства дать им возможность спастись?

Лицо Автарха исказилось болезненной гримасой.

– Они не спасутся за мой счет. Они не знают, где находится планета. Я знаю.

– Я еще не сказал, какая информация мне нужна, Автарх.

– Вы можете хотеть только одного. – Его голос звучал хрипло, почти неузнаваемо; – Но если я решусь заговорить, Автархия по-прежнему останется за мной.

– Разумеется. Только под более тщательным контролем, – вежливо сказал Аратап.

– Поверьте ему, Автарх, – выкрикнул Риззет, – и вы добавите к прежним еще одно предательство. А в конце концов они все равно убьют вас!

Стражники сделали шаг вперед, но Байрон опередил их. Бросившись к Риззету, он схватил его и усадил на место.

– Не глупите, – пробормотал он. – Вы все равно ничего не сможете изменить.

– Я забочусь не об Автархии и не о себе, Риззет, – сказал Автарх и повернулся к Аратапу.

– Они будут убиты? Вы должны мне обещать! – Обезображенное лицо исказила свирепая гримаса. – И прежде всего этот! – указал он на Байрона.

– Если такова ваша цена, она принята.

– Если бы я лично мог расстрелять их из бластера, я не просил бы другой награды. Но раз это невозможно, я по крайней мере скажу вам то, что они так жаждут сохранить от вас в тайне. Вот «ро», «тэта» и «фи» в парсеках и радианах: 7352, 43; 1, 7869; 5, 2141. Эти числа определяют положение планеты в Галактике. Теперь они у вас есть.

– Теперь они у меня есть, – повторил Аратап, записывая числа в блокнот.

Риззет вырвался вперед с криком:

– Предатель! Предатель!

Байрон, потеряв равновесие, выпустил из рук лингейнца и упал на колено.

– Риззет! – тщетно взывал он.

Риззет с искаженным лицом боролся со стражником. Когда подоспели другие солдаты, Риззет уже успел отобрать бластер. Он яростно отбивался от солдат руками и ногами. Байрон бросился в гущу сплетенных тел и обхватил Риззета за шею, оттаскивая его назад.

– Предатель! – хрипел Риззет, прицеливаясь в Автарха, который отчаянно пытался увернуться.

Риззет выстрелил. Его тут же обезоружили и повалили.

Но правое плечо и половина груди Автарха исчезли. Только обрубок руки в повязке гротескно болтался в воздухе, удерживаемый магнитным полем. Пальцы, запястье, локоть – и больше ничего. Какое-то время казалось, что Автарх грозно сверкает глазами, пока его тело раскачивалось, сохраняя шаткое равновесие; потом глаза закатились, и обугленные останки рухнули на пол.

Артемизия задохнулась и спрятала лицо на груди у Байрона. Байрон заставил себя посмотреть на тело убийцы своего отца и отвернулся. Хинрик в дальнем углу что-то бормотал и хихикал.

Только Аратап оставался спокоен.

– Уберите тело, – приказал он.

Стражники вынесли труп и очистили пол от крови мягкими горячими лучами. Осталось лишь несколько маленьких пятен.

Риззету помогли встать. Он отряхнулся от пыли и яростно крикнул Байрону:

– Зачем вы помешали мне? Я чуть не промахнулся!

– Вы попали в ловушку Аратапа, Риззет, – устало ответил Байрон.

– В ловушку? Я убил мерзавца!

– Это и была ловушка. Вы сделали наместнику одолжение.

Риззет замолчал. Аратап не вмешивался в их разговор, но слушал Байрона с явным удовольствием. Варит у юноши котелок, ничего не скажешь!

– Если Аратап подслушал наш разговор, – продолжал Байрон, – значит, он был в курсе, что только Джонти обладает нужной ему информацией. Я ведь спрашивал тогда у Джонти про планету. И следовательно, наместник учинил нам допрос только для того, чтобы вывести из равновесия, чтобы спровоцировать нас на безрассудные поступки. Я был готов к этому и подавлял импульсивное желание. Вы не смогли.

– Я думал, – негромко прервал его Аратап, – что именно вы сделаете это, а не Риззет.

– Я выстрелил бы в вас, – ответил Байрон и снова повернулся к Риззету: – Разве вы не поняли? Он не хотел, чтобы Автарх остался в живых. Тираниты скользкие и хитрые, как змеи. Ему нужна информация, но платить за нее он не хотел, а убивать Автарха не рискует. Вот он и подстроил вам ловушку.

– Правильно, – сказал Аратап. – И получил свою информацию.

– Пусть так. Но если я сделал ему одолжение, я сделал его и себе, – не сдавался Риззет.

– Не совсем, – возразил наместник. – Наш юный друг не довел свой анализ до конца. Видите ли, совершено еще одно преступление. Если бы вас обвинили только в измене Тирану, ваше дело было бы политическим и весьма деликатным. Теперь же, после убийства Автарха Лингейна вас будут судить как уголовника, приговорят и казнят по лингейнским законам, а тираниты останутся в стороне. Это весьма удобно…

Неожиданно послышался звон колоколов. Аратап нахмурился и замолчал. Потом подошел к двери и открыл ее.

– Что случилось?

– Пока неизвестно, сэр! – отсалютовал солдат.

Великая Галактика! – подумал про себя Аратап и вернулся обратно в каюту.

– Где Джилберт?

Только теперь все заметили отсутствие брата Правителя.

41
{"b":"2312","o":1}