ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Простите, но вы тоже, Джил.

Хлыст ударил в третий раз. Отсутствующее выражение так и застыло на лице у Джилберта.

Силовое поле было по-прежнему открыто, и Байрон вышел в пустынный коридор. На корабле стояла ночь, бодрствовали только дежурные.

Искать Аратапа не было времени. Нужно идти прямо в машинное отделение. Оно скорее всего на корме.

Мимо него торопливо прошел человек в форме техника.

– Когда прыжок? – спросил Байрон.

– Примерно через полчаса, – бросил тот через плечо.

– Машинное отделение прямо?

– И вверх по лестнице. – Неожиданно техник обернулся: – Кто вы такой?

Байрон не ответил. Хлыст ударил в четвертый раз. Байрон переступил через лежащего и поспешил вперед. Значит, через полчаса.

Поднимаясь по лестнице, он услышал шум. Из помещения, перед которым он очутился, лился яркий свет. Байрон, немного поколебавшись, сунул хлыст в карман. Они заняты, и у них не будет причины подозревать его.

Он вошел и оказался в просторном зале. Люди, суетившиеся около огромных преобразователей материи в энергию, выглядели пигмеями на фоне громоздких машин. В помещении мерцало множество циферблатов, предлагавших свою информацию любому, кто захочет взглянуть. Да, этот корабль, приближавшийся к классу пассажирского лайнера, сильно отличался от маленького тиранитского крейсера, к которому Байрон уже успел привыкнуть. Там почти все было автоматизировано. Здесь же, где энергии хватило бы на целый город, приборы контролировались еще и людьми.

Байрон находился на балконе с перилами, окружавшем машинное отделение. В одном углу он увидел маленькую комнатку, в которой два человека колдовали У компьютера.

Байрон устремился туда. Инженеры сновали мимо, не обращая на него внимания. Он шагнул в комнату. Двое, сидевшие за компьютером, уставились на него.

– Что вы здесь делаете? – спросил один из них, с лейтенантскими лычками. – Вернитесь на свой пост.

– Выслушайте меня, – сказал Байрон. – Гиператомные двигатели замкнуты. Их нужно отремонтировать.

– Держите его! – воскликнул второй. – Я его видел! Это один из пленников. Держи его, Лэнси!

Он метнулся ко второму выходу. Байрон перемахнул через стол с компьютером, ухватил беглеца за пояс и втянул обратно.

– Верно, – согласился он, – Я один из пленников. Меня зовут Байрон Вайдемос. Но я говорю правду. Осмотрите двигатели, если не верите мне.

Лейтенант, не сводивший глаз с нейронного хлыста, осторожно заметил:

– Этого нельзя сделать, сэр, без приказа дежурного офицера или наместника. Осмотр означал бы изменение расчетов прыжка и задержку на многие часы.

– Тогда свяжитесь с наместником!

– Я могу воспользоваться коммутатором?

– Поторопитесь!

Рука лейтенанта потянулась к микрофону: но на полпути повернула и нажала кнопку на столе. По всему кораблю зазвенели колокола тревоги.

Дубинка Байрона опоздала. Она яростно обрушилась на запястье лейтенанта, тот со стоном отдернул руку, но тревожный сигнал продолжал звучать.

В машинный зал через все входы врывались стражники.

Байрон быстро осмотрелся и перепрыгнул через ограждение балкона. Приземлился на четвереньки и, не вставая, покатился в сторону, стараясь двигаться как можно быстрее, чтобы не дать возможности прицелиться в себя. Прямо над ухом он услышал шипение луча, выпущенного из лучевого ружья, а через мгновение оказался в укрытии за одним из двигателей.

Съежившись, он прижимался к выступу машины. Правая нога сильно болела: здесь, вблизи от корпуса, гравитация была весьма ощутимой, а прыгать ему пришлось с большой высоты. Он здорово растянул связки. Значит, дальнейший побег исключается. Если он хочет выиграть время и остаться в живых, надо что-то делать прямо сейчас.

– Не стреляйте! – крикнул он, – Я безоружен.

Сначала дубинка, а затем и хлыст, отнятый у стражника, полетели и шлепнулись на виду у всех в центре машинного отделения.

– Я пришел, чтобы предупредить вас, – выкрикнул Байрон. – Гиператомные двигатели замкнуты. Прыжок означает смерть для всех. Я прошу только, чтобы вы проверили двигатели. Если я ошибаюсь, вы потеряете несколько часов, но, если я прав, спасете свои жизни.

– Взять его! – послышалась чья-то команда.

– Вы погибнете, если не послушаетесь меня! – завопил Байрон.

Он услышал осторожные шаги многих ног и попятился назад. Звук послышался и сверху. По корпусу машины к нему скользил солдат, прижимаясь к нагретой поверхности, словно к любимой невесте. Байрон ждал. По крайней мере, руки у него еще в порядке.

Неожиданно с потолка раздался неестественно громкий голос, проникший во все закоулки зала:

– Все по местам! Прекратить подготовку к прыжку! Проверить гиператомные двигатели!

Это был голос Аратапа, усиленный громкоговорителями. Тут же последовал новый приказ:

– Приведите молодого человека ко мне.

Байрон и не думал сопротивляться. Однако по два солдата с каждой стороны крепко держали его, Он старался идти твердым шагом, но отчаянно хромал на ушибленную ногу.

Аратап был полуодет. Глаза его казались выцветшими и какими-то рассеянными. Байрон понял, что наместник вынул контактные линзы.

– Вы вызвали большую суматоху, Фаррил, – сказал Аратап.

– Необходимо было спасти корабль. Отошлите стражников. Пока машины не осмотрят, я ничего не собираюсь предпринимать против вас.

– Пусть пока побудут здесь. Вначале я выслушаю доклад инженера.

Они молча ждали. Минуты тянулись бесконечно медленно. Наконец на пульте под надписью «Машинное отделение» вспыхнула красная лампочка.

Аратап включил связь:

– Докладывайте.

В динамике послышался хриплый голос:

– Гипердвигатели в отсеке «В» полностью замкнуты. Производится ремонт.

– Рассчитайте прыжок через шесть часов.

Аратап повернулся к Байрону и холодно сказал:

– Вы оказались правы.

Он махнул стражникам рукой, солдаты отдали честь, повернулись на каблуках и вышли один за другим строевым шагом.

– Я жду от вас подробностей, – сказал Аратап.

– Джилберт Хинриад проник в машинное отделение и замкнул двигатели. Он не способен отвечать за свои действия и не должен быть наказан.

– Да, он уже много лет ловко пользуется репутацией человека, не способного отвечать за свои поступки, – кивнул Аратап. – Пусть это останется между нами, Однако мне интересно – почему вы помешали уничтожить корабль? Вы ведь не боитесь умереть за свои убеждения?

– Убеждения тут ни при чем, – ответил Байрон. – Планеты повстанцев не существует. Я уже говорил это и повторяю еще раз. Центр заговора – Лингейн, и это легко проверить. Я был заинтересован лишь в расследовании обстоятельств смерти отца; леди Артемизия хотела избежать нежелательного брака; что же касается Джилберта, то он безумен.

– Но Автарх верил в существование этой загадочной планеты. Ведь он сообщил мне координаты.

– Его вера основывалась на грезах безумца. Джилберт выдумал свое приключение двадцать лет назад. Автарх поверил ему и рассчитал положение вероятных планетных систем, где может находиться этот вымышленный мир. Все это ерунда.

– И все же что-то мешает мне поверить вам, – возразил наместник.

– Что именно?

– Вы слишком стараетесь убедить меня… Разумеется совершив прыжок, я все увижу сам. А может быть, один из вас задумал уничтожить корабль, а другой – спасти его, чтобы убедить меня не искать планету повстанцев? По идее, я должен сказать себе: «Если бы такой мир существовал, молодой человек не помешал бы кораблю взорваться, чтобы спасти этот мир. Юноша молод и романтичен, и для него это была бы героическая смерть. Но поскольку он, рискуя жизнью, предотвратил взрыв, значит, Джилберт безумен, никакой планеты повстанцев нет и можно возвращаться, прервав поиски». Я не слишком сложно излагаю?

– Нет. Я понял вас.

– А поскольку вы спасли нам жизни, то должны получить соответствующее вознаграждение при дворе Хана. Таким образом, вы остаетесь в живых и одновременно сохраняете тайну повстанческого мира. Нет, молодой человек, очевидное не всегда убеждает меня. Прыжок к пятой звезде будет совершен.

43
{"b":"2312","o":1}