ЛитМир - Электронная Библиотека

И все же стройка разрасталась. К весне тут трудилось уже более трех десятков бригад. А люди все прибывали. Каждый приходивший пароход высаживал в бухте новых землекопов, каменщиков, разнорабочих. Увеличивался и поток грузов. Нередко это делалось по прямому указанию Анастаса Ивановича Микояна, который пристально следил за строительством Петропавловской судоверфи. Возглавляемый им наркомат помогал всем, чем в то время можно было помочь: и кадрами, и особенно материалами, механизмами. А строители в свою очередь на такую заботу отвечали ударной работой.

«Мы бьемся за 400 процентов!» Эти слова произнес на одном рабочем собрании бригадир землекопов Алексей Фахрутдинов. Четыре нормы вместо одной! Его обещание оказалось крепким. Семь землекопов из каменного карьера дали сначала 210, потом — 290 и, наконец, 400 процентов. Такой трудовой энтузиазм особенно ярко проявлялся на стройке в дни так называемых стахановских пятидневок и декад. Эта форма соревнования была в то время наиболее распространенной и действенной. В газете «Камчатская правда» за 12 февраля 1936 года мы нашли заметку под заголовком: «Растут ряды стахановцев на стройке судоремонтного». В ней приведено немало фактов, свидетельствующих о героических буднях строителей: «Бригада плотников, возглавляемая Колычевым, дает по три с половиной нормы. Шесть бригад с гидроучастка в среднем план выполняют на 200 процентов. Образцово трудятся комсомольцы-трактористы М. Шульгин, С. Плотников и другие».

В апреле в основном была закончена кладка фундаментов, а 1 июня здесь появились монтажники Краматорского завода Шаройко, Рогов, монтеры Ткачев, Пащенко и восемь клепальщиков. Перед приездом на Камчатку бригадир монтажников Фаим Ткачев был на приеме у Микояна. На его вопрос, смогли бы краматорцы в 100 дней провести все монтажные работы завода, он твердо сказал: «Сможем, Анастас Иванович. Даже раньше». И действительно, 1350 тонн металлоконструкций они сумели смонтировать за 83 дня. 20 июля были установлены колонны механического цеха, 9 августа сдан кузнечный, на очереди был литейный. Всеми монтажными работами руководил на стройке опытный прораб Ф. И. Рогов. Он был уже не молод. Даже сама внешность его напоминала, что строитель он бывалый: обветренное морщинистое лицо, огрубевшие ладони рук, на плотных широких плечах стеганая телогрейка. Возраст, однако, не был ему помехой. На объектах пропадал он денно и нощно.

В документах тех лет есть и другие имена людей, непосредственно связанных с организацией строительства завода. Вот тот же Виктор Иванович Рябов. Питерский рабочий с прославленного Кировского завода. С первых дней он возглавил стройку № 3 и оставался на ней до пуска предприятия. Уважали его прежде всего за компетентность и оперативность в делах, и с рабочими он всегда находил общий язык. Первым его заместителем и помощником был Георгий Лаврентьевич Короткевич, молодой инженер из Астрахани. На его плечах лежала вся «строительная инженерия». Слыл он опытным и смелым специалистом, но специфика Камчатки порой опрокидывала многие проекты и расчеты. Частенько приходилось переделывать, перестраивать, чаще всего на ходу, торопясь. И все же в содружестве с другими специалистами главный инженер умел выкарабкиваться из, казалось бы, безвыходных положений и ситуаций.

Заметными и колоритными фигурами были на промплощадке и прорабы. Правда, менялись они тут частенько — не каждый к условиям привыкал, иной перед трудностями пасовал. Однако большинство было таких, чьи имена рабочие произносили с особым почтением и уважением. Это Горбей, Бушев, Крутиков, Мазуров, Никитин и другие. Добросовестно несли они прорабскую службу. Так что во всех звеньях руководства стройкой оказались в основном опытные и преданные делу люди. Работали они как и все — без всяких скидок и поблажек. Им наравне со всеми пришлось в полной мере испытать тяготы и невзгоды тех лет.

А они, эти тяготы и невзгоды, сопровождали строителей с первого до последнего дня. Ветеранам, к примеру, помнится один августовский день тридцать шестого, когда на промплощадке собралось более тысячи человек. Здесь проходило собрание рабочих и служащих, на котором были обсуждены мероприятия по своевременному пуску цехов первой очереди. Дело в том, что к концу лета на стройке недоставало гравия и пемзы-песка, кровельного железа, плохо работала лесопилка. Изъяны были и в организации труда, быта. Словом, возникла реальная угроза срыва графика сдаточных работ. На этом многолюдном собрании звучала не только резкая критика, но вносилась и масса ценных предложений. Рабочие понимали, что нужно выложиться до конца, но завод пустить в срок. Эту же задачу поставил перед ними и восьмой пленум горкома партии, который состоялся в Петропавловске 11 октября 1936 года. Он обсудил вопрос: «О ходе строительства судоверфи и подготовке к к пуску первой ее очереди». Расширенную информацию сделали на пленуме Рябов и Певзнер.

Выступил и Вереникин, только что утвержденный первый директор. Общая картина вырисовывалась так: своды цехов доросли в основном до нужной отметки, завезена часть оборудования, быстрыми темпами осуществляется его монтаж. Все говорит за то, что день рождения завода не за горами. Тем не менее пленум горкома счел необходимым предпринять ряд конкретных мер, направленных на повышение темпов сдаточных работ. В принятом постановлении говорилось: «…считать основной задачей городской партийной организации и досрочную сдачу в эксплуатацию Петропавловской судоверфи». Как и прежде, инициативны камчатские журналисты. В предпусковой период со страниц областной газеты не сходит рубрика «Накануне пуска цехов первой очереди», под которой публикуются самые различные материалы. Обширно освещает развернувшееся соревнование и многотиражная газета «Стройка», призвавшая коллектив славно потрудиться на завершающем этапе. Вот его хроника в газете «Камчатская правда» за 1936 г.

«…10 октября. Начат монтаж подстанции. В литейном цехе установлена первая вагранка. Готовится вторая.

16—18 октября. Произведено опробование фрезерных и токарных станков. Бригада Морозова подготавливает оборудование для цехов первой очереди. Решила работать вечером.

24 октября. В 9 часов утра на строительстве судоремонтного завода пущена первая на Камчатке высоковольтная подстанция переменного тока в 6 тысяч вольт.

Стахановские бригады Харитонова, Фахрутдинова и Круподеровой обратились с воззванием к рабочим включиться в соревнование за право первой подписи письма товарищу И. В. Сталину. Состоялся многолюдный митинг, на котором все бригады взяли повышенные обязательства.

1 ноября. В литейном цехе проводилось пробное литье. Для производства литья из Петропавловска на завод прибыл мастер механических мастерских АКО Кириллов, вагранщик Передерий и формовщик Соколовский. Залито было 10 грузил и 15 болванок. Всего вылито металла 800 кг.

2 ноября. Тральщик «Восток» доставил на площадку 250 служащих городских учреждений, которые по своей инициативе решили помочь строителям.

5 ноября. В 3 часа дня строители судоверфи кончили работу. Механический цех, куда они направились на митинг, украшен флажками и зеленью. Под аплодисменты присутствующих секретарь парторганизации т. Певзнер зачитал текст письма в адрес ЦК ВКПб). Строители, в частности, писали: «Среди глубоких снегов, под суровыми северными ветрами, шаг за шагом отвоевывалась у холодных вод Авачинского залива территория будущего завода. По пояс в воде закладывались первые кубометры бетона для фундаментов первенца тяжелой индустрии на Крайнем Северо-Востоке страны…» Под бурные аплодисменты первую подпись под письмом, не торопясь, ставит лучший на стройке стахановец Пушкарев.

6 ноября. С двух часов дня из города на катерах стали съезжаться участники торжественного заседания Петропавловского горсовета, посвященного празднованию 19-й годовщины Великого Октября и дню вступления в строй действующих предприятий страны Петропавловской судоверфи. Новые цеха встречали гостей шумом работающих моторов и токарных станков. Весь завод находился в каком-то необычном движении. В литейном цехе шло литье, в вагранке клокотал расплавленный чугун. И вот вагранщик Передерий командует:

3
{"b":"231397","o":1}