ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Технологии Четвертой промышленной революции
Корпоративное племя. Чему антрополог может научить топ-менеджера
Несбывшийся ребенок
Время – убийца
Ветер над сопками
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Женщина справа
Время желаний. Как начать жить для себя
Безумнее всяких фанфиков

Аргус взял рацию из рук сержанта.

— Говорит генерал Аргус. По возможности определите направление, в котором движутся эти автомобили. — Мгновение слышались только атмосферные помехи. Аргус повернулся к Боуди: — Вы уверены, что эта частота не прослушивается?

— Да, сэр.

— Надеюсь, что вы не ошибаетесь, майор.

Из рации вновь послышался голос наблюдателя.

— Сэр, скорее всего они направятся на северо-восток по четырехполосному шоссе. Здесь насыпало столько снега, что ни в какую другую сторону гражданские автомобили не пройдут.

— Выдвигайтесь к шоссе, но оставайтесь в укрытии, пока не услышите выстрелы. После этого немедленно перекрывайте пути к отступлению по шоссе. Мы атакуем с... — Аргус замолчал. Слишком многое перевернулось за последние часы. Что, если, несмотря на заверения майора, персонал станции заставили настроиться на эту частоту? — Говорит Аргус. Мы атакуем с высоты. — Он поспешно оглянулся на карту в надежде, что поблизости и в самом деле имеется какая-нибудь высота. Ему повезло. Сразу за мостом. Судя по карте, перед мостом имелась вполне подходящая для них двухполосная дорога. Во всяком случае Аргус надеялся, что она им подойдет. — Конец связи.

Он выключил рацию и посмотрел на Боуди.

— Сэр, не кажется ли вам, что у них будет...

— Слишком много времени. Именно на это я и рассчитываю. Мы поступим следующим образом. Отправьте на наблюдательный пост связного. Пусть доставит откорректированный план. Я исхожу из предположения, что наши переговоры прослушиваются.

— Это невозможно, сэр!

— Чушь. Захват станции наблюдения тоже казался невозможным. Как и уничтожение выпускников антитеррористических курсов. Как только они двинутся, ваши люди должны занять позицию на дальней стороне моста, но настолько открыто, чтобы этого нельзя было не заметить. Люди с поста наблюдения расположатся прямо за ними. Полагаю, они догадались — я подозреваю, что наши переговоры прослушиваются. Поэтому ожидают западню на другой стороне моста и на дороге, которая сворачивает перед мостом. Думаю, они намерены воспользоваться этой дорогой. Если они перехватили наши переговоры, у них не осталось выбора. Им придется переправиться через мост. Именно это мне и нужно. Как только они окажутся за мостом, вашим людям за ними не угнаться. Если они не пересекут мост, вы обрушитесь на них на двухполосном шоссе, — Аргус показал на карте: — Здесь. Мне нужна дюжина по-настоящему опытных бойцов с пистолетами, автоматами и ножами. Таких, которые не падают в обморок при виде крови.

— При виде крови, сэр?

— Мы не намерены брать в плен этих людей. Мы постараемся уничтожить их, прежде чем они перестреляют заложников. В живых мы оставим только одного.

— Но как вы заставите его говорить, сэр?

Аргусу подумалось, что Боуди утратил связь с реальностью.

— Что-нибудь придумаю. Подберите мне двенадцать человек и найдите хороший нож. Лучше всего, одолжите его у кого-нибудь из рядовых.

Боуди еще мгновение смотрел на него, потом принялся отдавать приказы.

Впереди снег задерживался скалами, и следы стали глубже. Судя по меньшим отпечаткам, идти ее заставляли насильно — ноги скользили и волочились. Ларрейби... бриллианты Гитлера... Женщина, которая сначала утверждала, что муж ее был полицейским, потом сделавшая его агентом немецкой разведки.

Бэбкок продолжал идти, крепко сжимая в руке пистолет.

Глава 27

Нож выглядел слишком дорогим для рядового, но, как он и ожидал, оказался превосходным оружием: сбалансированным, удобным, практичным.

Роберт Аргус ударил лезвием по балке, отбивая кусок льда, чтобы поудобнее ухватиться рукой. Спрятал нож в ножны и продолжил свой путь вдоль опор моста. Мост протянулся над ущельем около четверти мили шириной и глубиной сотни в три футов. Белый поток внизу протекал слишком быстро, чтобы замерзнуть. Аргус с удовлетворением отметил, что хоть что-то не замерзло. “Слишком долго ты просидел за столом”, — сказал он себе. Удовлетворение от возможности принять участие в живом деле смешивалось у него с чувством вины. Он играл человеческими жизнями, то есть по сути занимался тем, что не дозволено делать никому.

В поле его зрения находились пятеро из двенадцати людей, отобранных для него Боуди. Все опытные, бывалые солдаты. В глазах и на лице каждого — история множества сражений.

Ближайшим к нему был старший сержант лет сорока, и Аргус окликнул его:

— Сержант Тайлер, правильно?

— Да, сэр.

— Каковы по-вашему наши шансы, сержант? — Аргус продолжал пробираться к намеченной позиции, примерно в пятнадцати футах под поверхностью моста.

— Честно, сэр?

— Разумеется. — Тайлера, привязывающего себя тросом к балке моста, отделяло от него всего несколько футов. — Но не забывайте, что прямой штурм неизбежно приведет к смерти заложников, а нам необходимо как можно быстрее разобраться в происходящем.

— В Сан-Мартине, сэр?

— Вы хорошо проинформированы, сержант. — Аргус начал закрепляться на балке.

— Полагаю, что при сложившихся обстоятельствах, это наиболее разумное решение, сэр. Но я чувствовал бы себя намного лучше, если бы мы дюжину раз предварительно все прорепетировали.

— Полностью с вами согласен, сержант.

Аргус замолчал, в последний раз проверяя оружие — “беретту”, автомат, запасные обоймы и магазины — хотя у них вряд ли будет время перезаряжать оружие. Он приказал перевести автоматы на одиночные выстрелы — все, за исключением своего и сержанта Тайлера. Он опасался, что в противном случае его люди в пилу боя могут перестрелять заложников.

Аргус посмотрел на часы, точно такие же, как у его парней. Где они сейчас?

По рации передали сообщение — ничего, что могло бы поставить под угрозу выполнение плана: всего лишь информацию о том, что террористы покинули станцию наблюдения и выворачивают на шоссе.

Аргус еще раз посмотрел на часы. Им предстояло выбраться на мост ко времени появления противника. Если колонна пойдет на нормальной для нынешних дорожных условий скорости, в их распоряжении около пяти минут.

Дождавшись окончания сообщения, Аргус повернулся к Тайлеру.

— Отдайте команду, сержант. У нас пять минут.

— Да, сэр! — Он услышал, как Тайлер окликает ближайшего из своих людей, сообщая о начале операции.

Глава 28

Пошевелившись, Кросс почувствовал тяжесть. Он открыл глаза и увидел лишь неясные расплывчатые очертания, но сообразил, что причиной тому мокрый снег. Но почему вокруг царит такая темнота?

— Эй, парень? — голос доносился к нему как через пустую трубу.

Кросс понял, что слух еще не восстановился после взрывов и грохота лавины.

Он закрыл глаза и пришел к выводу, что Хьюз где-то рядом. Наверное, они оба мертвы и все происходящее — лишь посмертные ощущения.

— Что ты сотворил с этой взрывчаткой? — Удивительно, что он не ощущает в теле полного комфорта. Хотя ощущает ли он вообще свое тело?

— Я слегка схитрил и протянул около сотни футов детонационного шнура. Вообще шнур положено использовать кусками не более нескольких футов, но подчиненные генерала Аргуса не потрудились нарезать его. Помнишь, я кричал, чтобы ты побыстрее убегал. В основном поработали “Стингеры”, но и замкнутый на себя шнур внес свою долю.

Кросс вновь попытался пошевелиться, но тело онемело.

— Мы что, умерли? — пробормотал он.

— Многие философы вообще считают физическое существование не более, чем иллюзией. Поэтому скажу лишь, что мы пребываем в той же плоскости существования, что и прежде.

Кросс задумался было над словами Хьюза, но почувствовал только раздражение. Он мысленно махнул рукой и спросил:

— Почему я не могу пошевелиться?

— Из-за снега и камней. Нас погребло под лавиной, так что предлагаю не растрачивать остатки энергии на болтовню, а помочь мне копать. Я уже проделал небольшую дыру, через которую поступает воздух, но твоя помощь не помешает.

19
{"b":"2314","o":1}