ЛитМир - Электронная Библиотека

Ближе двадцати пяти ярдов Бэбкоку подойти не удалось. Ларрейби двигался вверх посредине высокогорной долины. С двадцати пяти ярдов он мог попробовать выстрелить.

Бэбкок стащил зубами правую перчатку и рука его немедленно окуталась паром. Подставил левую ладонь и большим пальцем нажал кнопку извлечения обоймы. Осмотрел обойму, после чего придавил большим пальцем верхний патрон, проверяя упругость пружины.

Удовлетворенный, он вернул обойму на место. Шесть патронов плюс один в патроннике. Правда, если он промахнется, то больше одного раза ему все равно не выстрелить. Ларрейби немедленно откроет огонь из автоматов. Если он не сразит его первой очередью, придется поспешно прятаться за скалы, вновь идти за ними следом и придумывать новую ловушку.

Люис снял пистолет с предохранителя и приготовился, поддерживая оружие левой рукой и опираясь на выступ скалы.

Взвел ударник. Пользоваться механизмом автоматического взвода не имела смысла. Взведенное оружие бьет значительно точнее.

Бэбкок выжидал, наблюдая за Ларрейби и Бейтс через красные точки переднего и заднего прицелов.

Джилл Бейтс остановилась, пытаясь сопротивляться, и Ларрейби грубо швырнул ее на землю.

Сейчас или никогда.

Правда, девушка находилась достаточно близко, но лучшей возможности ему не представится.

Бэбкок нажал на спуск. Ларрейби споткнулся, хватаясь рукой за левый бок. Слишком низко. Бэбкок выстрелил еще раз. В нескольких дюймах от головы Ларрейби взметнулось облачко снега, и тот упал. Но, падая, он потянул за собой Бейтс, одновременно отрывая левую руку от раны и направляя один из автоматов в сторону Бэбкока.

Тот выстрелил в третий раз — удачно. Пуля ударила Ларрейби в левую половину груди, и автомат разрядился вверх. Джилл отчаянно пыталась вырваться.

Бэбкок вскочил на ноги, рывком ставя пистолет на предохранитель и прыгая со скалы в снег.

Джилл сорвала с головы длинный вязаный шарф и одним движением набросил его на шею Ларрейби, затягивая. Ларрейби схватил девушку за правую щиколотку и опрокинул на спину. Когда она поднялась на колени, Ларрейби ударил ее в челюсть.

Бэбкок бежал со всех ног. У него не было ни времени, ни возможности прицелиться. Он бросил пистолет в правый карман куртки и обрушился на противника. Казалось, тело его налетело на гранитную скалу. Ларрейби откинулся на снег, и Бэбкок оказался лежащим поверх него. Он успел нанести два удара в лицо, когда почувствовал, что взлетает в воздух. Ларрейби перебросил его через голову. Бэбкок больно ударился спиной и перекатился на живот, видя, как противник поднимается на ноги. Когда-то принадлежавший Бэбкоку нож вонзился в снег там, где мгновение назад находилась его грудь.

Люис оказался на ногах почти одновременно с Ларрейби.

— Никак морской пехотинец? Кое-кто из моих знакомых мочился на таких, как ты, — произнес Бэбкок, бросая слова как вызов и протягивая руку к карману. Только морских пехотинцев учили метать ножи. Да и то довольно давно. Хотя по возрасту Ларрейби как раз подходил.

— Заткнись и умри, Самбо.

Бэбкок уже опустил руку в карман.

Ларрейби потянулся к кобуре на поясе, в ярости забывая об автоматах, свисающих за спиной. Хотя, не исключено, что он не дослал патроны заранее.

Люис понял, что ему не успеть выстрелить первым. Ларрейби уже достал оружие из кобуры. Бэбкок только нащупал рукоять “Вальтера”, когда ствол пистолета противника начал подниматься.

Бэбкок почувствовал боль в костяшках руки, которой он ударил Ларрейби в челюсть.

Тот направил на него оружие.

Только один выстрел, понял Бэбкок.

Да и то, если он успеет.

Он щелкнул предохранителем и нажал на спуск, наполовину вытащив пистолет из кармана, понимая, что попавшая под курок материя не позволит сделать второй выстрел.

Выстрел прозвучал непривычно приглушенно.

Ларрейби выстрелил из своего пистолета.

На мгновение левая нога Бэбкока онемела, затем ее обдало жаром.

Бэбкок покачнулся, но не упал.

Ларрейби выронил из рук оружие. В глазах у него застыло изумление.

— Некоторые из Самбо неплохо стреляют, — сказал ему Бэбкок.

Колени у Ларрейби подогнулись, и он с широко открытыми глазами рухнул на снег.

— Теперь нам не узнать, где дети, — услышал Люис голос Джилл.

Бэбкок непонимающе уставился на нее. Боль в ноге была такой сильной, что мог только сидеть на снегу, пытаясь оторвать зацепившуюся за пистолет подкладку куртки. Наверное, она объяснит, что имела в виду.

Глава 31

Первый двадцатизарядный магазин автоматической винтовки опустел. Кросс сменил его, передернул затвор и еще три раза нажал на спуск.

Откуда-то сверху из-за края впадины до него долетел голос Хьюза:

— Давай!

Эйб поднялся и побежал в его сторону, еще шесть раз стреляя в сторону противника и с разгона поднимаясь по склону. Противник усилил огонь, пули взрывали землю по обе стороны от него. Хьюз встал в полный рост и поднес к плечу ракету.

— Пригнись! — Хьюз выстрелил ракету, и Кросс бросился в снег. В ушах все еще стоял свист ракеты, когда он оглянулся назад вдоль ее сероватого инверсионного следа. Взрыв прозвучал почти там, откуда велся огонь. Кросс мимоходом подумал, что если ракета и не перебила тех, кто в них стрелял, то во всяком случае напугала до смерти.

Он вновь поднялся и побежал, падая на колени в снег рядом с Дарвином. Хьюз прижимал к плечу винтовку и вел огонь одиночными выстрелами. Оглянувшись на Кросса, он с улыбкой произнес:

— Беда современных вояк в том, что они стараются выпустить как можно больше пуль. Тогда как зачастую это вовсе ни к чему.

Кросс молча кивнул. В такие моменты он чувствовал себя учеником, внимающим советам учителя.

— Пора уходить. Их там достаточно, так что одной ракетой с ними не управишься. Пошли. — Хьюз поднялся на ноги и добавил: — Вот во время движения автоматический огонь действительно вне конкуренции. — Кросс машинально остановил взгляд на руке Хьюза, остановившейся на переводчике огня автомата.

Они побежали по проходу, образовавшемуся там, где длинный узкий выступ скалы задержал большую часть снега и не пропустил ни одной вырванной с корнем сосны. Передвигаться стало намного легче.

Кросс оглянулся назад. Сверху в их сторону двигалось не меньше двенадцати человек. Он хотел было сообщить об этом Дарвину, но тот опередил его.

— Знаю. Беги быстрее.

И Кросс побежал быстрее. Тропу, по которой ушел Бэбкок, он пока не замечал. Однако Хьюз выдерживал направление достаточно уверено.

Позади послышались выстрелы, но достаточно беспорядочные.

Иногда пули попадали в снег, скалы и деревья достаточно близко от них, но Кросс относил это на счет чистой случайности, а не снайперского мастерства противника. Хотя пуля, попавшая в тебя по чистой случайности, не менее смертельна, чем любая другая.

Хьюз свернул налево, к востоку, с ловкостью горного козла выбираясь из прохода. Кросс последовал за ним. Под высоко выступающей серой скалой лежало с полдюжины вырванных с корнями деревьев.

— Тут не пройти, — бросил Хьюз, сворачивая назад. Вслед за ним Эйб принялся пробираться сквозь глубокий снег. Снег доходил им почти до пояса.

Чтобы передвигаться приходилось высоко поднимать колени, шаря руками в снегу в поисках какой-либо опоры. В любом месте под снегом могла оказаться запорошенная впадина, и потому каждый шаг рисковал обернуться сломанной ногой или еще более тяжелым увечьем. Они продолжали идти.

Слегка запыхавшись, но далеко не так, как Кросс, Хьюз произнес:

— Мы вот-вот выйдем на тропу. Там будет полегче. Как только окажемся на тропе, займемся поисками подходящего места, чтобы передохнуть и дождаться наших друзей. И избавиться от них.

Руки Густафсен до белизны в костяшках сжимали руль грузовика. Аргус прикладывал себе на плечо временную повязку, чтобы остановить кровотечение. Кто-то еще заплатит за то, что все случившееся стало возможным. Не известно, кто, когда и где, но заплатит...

21
{"b":"2314","o":1}