ЛитМир - Электронная Библиотека

— Связи в посольстве?

— Чиновник, занимавшийся сбором информации. Позже я поняла, что он был связан с ЦРУ. Отец и Ли научили меня стрелять. А от мужа я узнала кое-что о шпионских играх.

В конце концов Ларрейби удалось проведать о намеченных здесь учениях и даже принять участие в их подготовке. Именно тогда он и припрятал здесь снаряжение. Но смерть мужа научила меня не доверять никому. Поэтому я так и не рассказала Ларрейби, где предположительно спрятаны бриллианты. Правда, я и сама не испытывала полной уверенности, что они действительно там. Но ему я ни о чем не говорила. Мне нужна была его помощь, чтобы вывезти камни из Германии.

К тому же бриллиантов там должно было быть предостаточно. В некоторых источниках отец встретил упоминание о десяти килограммах спрятанных драгоценностей.

— И вы с Ларрейби записались в добровольцы, — сжав зубы, пробормотал Бэбкок.

— Но я не знала того, — продолжала она, — что Ларрейби торгует не только вещами, но и информацией. Только после стычки с тобой он рассказал мне, почему воспользовался именно этим случаем, чтобы отправиться за бриллиантами. Он продавал сведения человеку по имени Фазиль. И воспользовался помощью Фазиля, который якобы работал на иранцев, чтобы нанять немецкого террориста, некогда числившегося в банде Баадера-Майнхофа. Фазиль использовал иранцев исключительно в качестве источника денег. Раньше он проделывал тот же трюк с восточными немцами, но те раскусили его, и он едва унес ноги.

Они приближались к тропе. Бэбкок неосторожно двинул ногой и нахлынувшая боль заставила его содрогнуться. Впервые в жизни он почувствовал, что теряет сознание. Он попытался сказать об этом Джилл Бейтс, но все начало очень быстро ускользать от него...

Бэбкок открыл глаза. Голова его лежала на коленях Джилл. Похоже, он скоро начнет привыкать приходить в себя на коленях у женщины.

— Люис, ты меня слышишь?

— Нет, не слышу, — отозвался он, заставляя себя улыбнуться. — Похоже, я потерял много крови. Я отключился, да?

— Да.

— Одевай лыжи и спускайся вниз. Возьми один из автоматов. Постарайся держаться как можно дальше к востоку. Приведи кого-нибудь на помощь. Тебе не довести меня к остальным. И ты была права. Вне зависимости от моего желания, тебе придется рискнуть. Скажи мне, куда отвели этих детей на случай, если ты...

— На случай, если я не дойду.

— Да. На этот случай.

— Я не хочу тебя оставлять.

— Эйб Кросс и Дарвин Хьюз отыщут меня. Ты все равно не сможешь мне помочь.

— Нет!

Бэбкок почувствовал ужасную усталость.

— Да. Где дети?

— По-видимому, километрах в тридцати от подножия горы по дороге на юг. Они ехали в школьном автобусе. Наверное напуганы до полусмерти. Ларрейби говорил, что собирался использовать Фазиля, чтобы продать бриллианты. Фазиль организовал всю эту месть вам троим, чтобы мы под шумок смогли незаметно забрать бриллианты. Он знал, что иранцы клюнут на эту приманку. Похоже, вы, ребята, им здорово насолили.

— Мы старались, — улыбнулся Бэбкок.

Джилл Бейтс прочистила горло и стряхнула с бровей снежинки.

— Он собирался убить меня. Мистер Хьюз предложил добровольцам уходить вокруг горы. Нам с Ларрейби это было на руку. Я понятия не имела об этих террористах. Ларрейби рассказал мне только об учениях.

— Полагаю, Ларрейби с Фазилем выжали из иранцев все на случай, если отыскать бриллианты все-таки не удастся.

— Ларрейби рассчитывал, что ты не станешь преследовать нас с ним и даже не оглядывался. Проклятие! Фазиль приказал Рану убить детей. Ларрейби рассказал мне об этом. Чтобы история выглядела более правдоподобно. Он и представить не мог, что вы станете рисковать своей жизнью, чтобы спасти других. Мой отец, брат и Ли были такими, как вы.

Бэбкок посмотрел на нее и улыбнулся.

— Джилл, если ты как можно быстрее не поставишь меня на ноги, я опять отключусь. И тогда уж точно не доберусь до тропы.

Я вижу тебя и в самом деле беспокоит судьба этих детей. Поэтому отправляйся за помощью. У нас с тобой слишком мало времени. Если хочешь помочь мне выйти на тропу, поспеши.

— Что будет с остальными добровольцами?

— Полагаю, особого выбора у нас нет. Да и они, случись им выбирать между своей жизнью и жизнью детей, наверное, решили бы точно так же. Отправляйся за помощью. Но помни — это опасно. Ты можешь погибнуть.

Девушка кивнула. Бэбкоку показалось, что она плачет.

— Это я во всем виновата.

— Ты в этом не виновата, — солгал ей Люис Бэбкок. — Это просто чудовищное переплетение обстоятельств.

Она попыталась помочь ему встать на ноги, и он почувствовал, что снова теряет сознание.

Но Джилл все-таки дотащила Бэбкока до дороги, устроила его там поудобнее, а затем пристегнула лыжи, забросила за спину автомат и растыкала по карманам запасные магазины. Люис держался изо всех сил, стараясь больше не задерживать Бейтс, и вырубился только тогда, когда она скрылась за сугробами.

Глава 34

Льюис Бэбкок лежал без движения, его тело было наполовину занесено снегом. Обычно темно-коричневая кожа приобрела зловещий серый оттенок.

— Живой, — бросил Хьюз, наклонившись над ним, и добавил, — ранен в ногу. Навылет. Видимо, потерял много крови. Кто же в него стрелял? Рана одиночная и небольшая, похоже, что попали не из винтовки или автомата, а из пистолета.

Хьюз поднялся.

— Его нужно укутать в теплую одежду. И достань из аптечки шприц с адреналином, нам необходимо во что бы то ни стало привести его в чувство, чтобы он мог говорить.

Он скользнул по лыжне в сторону, а Кросс сбросил со спины рюкзак, достал аптечку и извлек из нее шприц. Не убьет ли адреналин Люиса в таком его состоянии? Кросс выругался под нос, снял свою теплую куртку — в ту же секунду его затрясло от холода — приподнял Бэбкока и набросил “аляску” на него. Покопавшись в рюкзаке, он нашел в нем одеяло и укутал им Люиса сверху. Рядом с Бэбкоком лежали лыжи и лыжные палки. Под ними обнаружился засыпанный снегом автомат.

Кросс услышал шелест лыж, и, подняв голову, увидел вернувшегося Хьюза.

— Люис спускался с горы. Я нашел вверху следы, которые еще не успел замести ветер. Он недолго лежит здесь. А следы не только его, но и чьи-то еще, меньшие. Наверняка женские.

— Джилл... — непроизвольно произнес Кросс.

— Ладно, дай шприц, — сказал Хьюз, — и молись.

Он взял шприц с адреналином и стал расстегивать одежду Бэбкока.

— Это или спасет его, или прикончит, — мрачно заметил Кросс, наблюдая за тем, как Дарвин делает инъекцию.

Люис после сделанной ему инъекции ненадолго пришел в себя и успел сообщить об автобусе с детьми, которых захватил и удерживает в качестве заложников главарь террористов по имени Гюнтер Ран и о том, что Джилл Бейтс ушла вниз, чтобы организовать помощь детям.

— Что бы ты сделал на ее месте, — спросил Кросс у Хьюза, — если бы думал, что во всем виноват ты один?

— Ты хорошо катаешься на лыжах? — ответил тот вопросом на вопрос. — Я в твоем возрасте делал это совсем неплохо. Да и сейчас еще ничего... Думаю, ты понимаешь, что сейчас самое важное — как можно быстрее добраться к долине.

— Хорошо, хорошо, — поспешил заверить его Эйб. — Я, конечно, не слаломщик, конечно, но с лыжами знаком давно.

— Вот и отлично. Только помоги мне сначала сделать из лыж что-то типа санок и устроить на них Люиса. Кровотечение уже прекратилось, но все равно с ним нужно обращаться поосторожнее, иначе рана снова откроется, и он просто умрет из-за потери крови. Свяжем вместе лыжи, закрепим на них одеяло, рюкзак, положим его сверху и я потихоньку потащу его. Жалко, что горячей воды так мало...

Хьюз кивнул в сторону маленькой переносной плитки, на которой они приготовили немного бульона для Бэбкока, чтобы хоть капельку подкрепить его угасшие силы горячим и питательным питьем.

— А ты дотащишь его? — спросил Кросс. — Он ведь не из легких.

— Я — тоже, — усмехнулся Хьюз. — Единственное, что мне может понадобиться после всего — это хороший массаж, но я недавно повстречал здесь одну молоденькую женщину, которую надеюсь уговорить на этот самый массаж. Только не надо забывать, что она тоже участвует во всем этом деле и, насколько бы безобидными ни были ее намерения, кажется мне, что она раскрыла еще далеко не все свои карты...

24
{"b":"2314","o":1}