ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Семья в огне
Мститель Донбасса
Дурдом с мезонином
Зона навсегда. В эпицентре войны
Сладкое зло
Око Золтара
Образ новой Индии: Эволюция преобразующих идей
Золотая Орда
Мир-ловушка

Он спрыгнул в расщелину и скатился вниз на спине, приговаривая:

— Боже, прошу тебя, только без сердечного приступа... Только не теперь...

Свалившись за валунами, Дарвин вскочил на ноги, кинулся вперед и едва снова не упал, зацепившись о спрятавшуюся за огромным камнем Мэри. Рядом с ней сидел молодой человек, имени которого Хьюз не смог сразу припомнить, а фамилию знал — Дзикович.

— Вы? — воскликнула Мэри, не веря своим глазам.

Дарвин устало прислонился к камню, еле переводя дыхание.

— Оружие заказывали? — хрипло бросил он, тяжело дыша — Служба по доставке “Хьюз энд компании к вашим услугам. Оплата за срочность по двойному тарифу. Парень, как тебя зовут?

— Тед, — протянул Дзикович, таращась на него.

— Отличное имя. Так вот, Тед, держи все это добро и быстро передавай остальным. Огонь пока не открывать. Мэри, помоги ему.

Он сбросил с плеч в руки подскочивших к нему ребят винтовки и стал быстро доставать гранаты и остальное оружие.

Глава 36

Хьюз с удовлетворением посмотрел по сторонам — вооруженными оказались восемь из двенадцати добровольцев.

Цепочка террористов подошла вплотную к засевшим за валунами беглецам. Еще несколько секунд — и они покажутся из-за камней.

— Стрелять по моей команде, — шепотом приказал Дарвин. — Все вместе, залпом, и поливайте их до тех пор, пока или не останется патронов, или прикончите всех до одного. Поняли? Приготовьтесь...

В расщелину он видел врагов, приблизившихся на расстояние буквально в несколько метров. Он сумел даже рассмотреть их лица, на которых не отражалось ни единое человеческое чувство, только звериная злоба и нетерпение поскорее расправиться с беззащитными жертвами.

Хьюз оглянулся на своих, которые должны были представлять из себя заложников в Сан-Мартине. На их лицах, наоборот, читался вполне объяснимый страх, нерешительность и нежелание убивать. Но не только эти чувства, а и смелость, которую часто проявляют обыкновенные люди, попавшие волею судьбы в экстремальную ситуацию.

Он повернул голову и заметил в цепи нападающих явного командира, который немного отстал, укрывшись за спинами своих головорезов, и, размахивая пистолетом, торопил их побыстрее кончать с беглецами.

Приложив приклад автомата к плечу, Дарвин поднялся во весь рост и крикнул:

— Огонь!

Его первая очередь ударила в грудь главаря террористов. Того отбросило назад, и он покатился вниз по крутому склону, обливаясь кровью. По обе стороны от Хьюза затрещали выстрелы. Добровольцы яростно поливали свинцовым дождем совершенно не ожидавших вооруженного отпора бандитов, которые валились под ураганным огнем, как снопы. Уцелевшие террористы стали отстреливаться, и по валунам, за которыми укрылись беглецы, застучали пули, высекая искры и откалывая острые каменные осколки. Дарвин почувствовал резкий удар в плечо, но у него не было времени, чтобы посмотреть, камешек ли это или пуля.

Он продолжал строчить, словно заведенный.

Рядом с ним вскрикнул доброволец и упал на землю, выронив из рук винтовку.

Когда магазин автомата опустел, Хьюз вырвал из кобуры “Глок-17” и стал стрелять более методично, выбирая жертвы из числа немногих оставшихся в живых бандитов, которые стали откатываться вниз.

Еще минута — и стрельба затихла.

Дарвин окинул взглядом усеянный телами склон горы. В живых не осталось никого.

Он обернулся и посмотрел на лица добровольцев. Радости на них не было, лишь на некоторых читалось облегчение, остальные выражали лишь чувство отвращения от бойни, в которой, впрочем, была не их вина.

— Там, наверху, — махнул Хьюз рукой, — человек, мой товарищ. Ему нужна наша помощь. Пусть со мной пойдут несколько человек, которые чувствуют себя лучше остальных. И захватите с собой что-нибудь из трофейного оружия.

Он спрыгнул вниз, подобрал валяющуюся у камней автоматическую винтовку, проверил магазин — полный — и стал взбираться к тропинке, по которой пришел сюда.

Оглянувшись, Дарвин увидел, что к нему спешат присоединиться несколько человек из числа спасенных им добровольцев.

Он удовлетворенно улыбнулся и заторопился вперед, туда, где без его помощи мог погибнуть Люис Бэбкок.

Глава 37

Долина выглядела словно сошедшей с рождественской открытки. Мохнатые ветки елей грузно прогнулись под весом лежащего на них толстым слоем снега, их зеленые иголки удачно скрашивали свежим цветом серый фон мрачного неба и чистую белизну снежного покрывала.

Добравшись со всеми мерами предосторожностями до долины и остановившись на ее краю, Эйб достал бинокль, приложил его к глазам и заметил недалеко от кромки леса прикрытый огромным куском какой-то ткани прямоугольный силуэт грязного цвета, похожий на гигантский гроб под саваном. Снег успел укрыть его и с большой высоты он мог показаться просто выступом скалы.

Но с того места, откуда наблюдал Кросс, в этом силуэте можно было легко угадать очертания школьного автобуса.

Детей нигде не было видно, не появилась пока и Джилл. Рядом с прикрытым брезентом автобусом стоял грузовик, по свежим следам колес которого Эйб шел целую милю перед долиной. Вокруг него бродило с десяток вооруженных, одетых в белые маскхалаты людей.

Где же дети?

Он повел биноклем из стороны в сторону, окидывая взглядом всю долину. Стоп!

Какое-то движение....

Точка, которая вскоре превратилась в приближающуюся человеческую фигурку на лыжах. Еще несколько секунд — и он узнал в ней Джилл Бейтс.

Она бежала параллельно краю долины вдоль кромки леса, выйдя из него ближе к автобусу, чем Кросс, по крайней мере на четверть мили. За спиной у Джилл было заметно какое-то оружие, наверное, автомат.

Что же делать? Крикнуть ей?

Но тогда его услышит не только Бейтс, но и террористы у грузовика, которые сразу заметят ее и тут же расстреляют издали.

Дети...

А что, если их просто нет? Что, если их перевезли в другое место или уже избавились от них, как от нежелательных свидетелей и автобус пустой? Что, если этот самый Ларрейби, о котором говорил Люис Бэбкок, дезинформировал Джилл Бейтс или она сама что-то напутала? А вдруг Люис просто бредил?

Кросс опустил бинокль.

Нет, если бы детей не было в закрытом брезентом автобусе, с какой стати здесь появился бы грузовик с бандитами?

Эйб закрыл глаза и закусил нижнюю губу. Ему хотелось курить. Ему хотелось многого — например, сидеть в кресле и читать о терроризме и убийствах в газете, чтобы иметь возможность забыть о них после переворачивания страниц.

Кросс спрятал бинокль, и побежал от дерева к дереву, устало переставляя лыжи в глубоком пушистом снегу. Он хотел зайти с обратной стороны автобуса и напасть на террористов сразу, как только они заметят Джилл. Раньше нельзя, иначе они легко расправятся с ним одним и могут с испугу перестрелять всех детей.

Эйб стоял перед последними деревьями, отделяющими его от автобуса, сжимая в одной руке автомат, и боевой нож — в другой. Лыжи, палки, толстую куртку он сбросил на снег и остался в черном свитере и камуфлированных брюках, полностью готовый к схватке.

Несколько бандитов подошли к автобусу, откинули угол брезента, открыли пассажирскую дверь и один из них что-то крикнул внутрь.

Кросс почувствовал, как его сердце замерло, когда он увидел выходящую из автобуса девушку с мальчиком лет восьми на руках, закутанным в женское пальто.

Один террорист вырвал ребенка из ее рук, скрылся в автобусе и тут же появился снова, но уже без мальчика.

Девушка схватилась за самого высокого из бандитов и опустилась перед ним на колени. Наверное, это был Ран, так как был вооружен не автоматом или винтовкой, а только пистолетом, как символом власти.

Из автобуса тем временем вытащили женщину постарше, пухленькую, в платке. Она ударила или попыталась ударить того, с пистолетом, — с такого расстояния Эйб не мог разглядеть точно. Главарь толкнул ее в снег, вырвал пистолет из кобуры и выстрелил два раза в упор.

26
{"b":"2314","o":1}