ЛитМир - Электронная Библиотека

Женщина задергалась и через несколько секунд безжизненно замерла.

Девушка подскочила к ней и упала рядом в снег, обливаясь слезами.

Кросс находился на расстоянии футов в пятьдесят от ближайшего террориста. Всего он насчитал их тринадцать человек, включая того, который только что так хладнокровно убил невинную женщину.

Он перебросил автомат на плечо, и стал выбираться из-за деревьев, стараясь думать об оставшихся в автобусе детях.

Краем глаза Эйб заметил, как девушку оттаскивают от мертвого тела и силой ставят на ноги.

До бандита осталось десять футов.

Вдруг до него донесся звук пистолетного выстрела и женский крик сразу после него.

Стараясь не смотреть в ту сторону, откуда донесся крик, Кросс прыгнул на врага, стоящего к нему спиной, левой захватил голову, плотно прикрыв рот, а правой вогнал под ключицу длинное лезвие. Одежду бандита обагрил фонтан крови, тело мгновенно обмякло и сползло на снег.

В стоящем рядом автобусе Эйб расслышал всхлипывания и плач детей.

Если кто-то из бандитов повернется, его сразу заметят. Но ему уже было наплевать на это.

Девушка лежала в снегу, раскинув руки и ноги. Мертвая, в этом не приходилось сомневаться.

Кросс выдернул нож из тела поверженного врага, пригнулся и беззвучно метнулся влево, к автобусу.

Внезапно он услышал громкий женский крик:

— Оставьте детей в покос! Негодяи! Будьте вы прокляты!

В автобус запрыгнул человек с автоматом. Эйб на мгновение замер, но тут же кинулся за ним. Бандиты отвернулись от автобуса, вскидывая оружие, но тут оттуда, откуда донесся крик, ударила автоматная очередь, и один из них упал замертво.

Между Кроссом и дверью автобуса остался один человек, который пока не догадывался о присутствии совсем рядом еще одного противника. Он на бегу всадил нож ему в горло и, не оборачиваясь, устремился внутрь. Ступеньки...

— Эйб! — закричала в эту секунду Джилл, узнав его.

Кросс в последний момент повернулся и успел увидеть ее лицо и развевающийся шарф, делающий ее похожей на Айседору Дункан. И в эту секунду залпом ударили автоматные очереди...

В автобусе было темно. Пронзительно кричали дети. Бандит поднимал автомат, готовясь стрелять.

Эйб кинулся на него, тот резко развернулся навстречу и нажал на спусковой крючок. Кросс почувствовал обжигающую боль в животе, но рука с зажатым в ней боевым ножом автоматически ударила снизу вверх, попав противнику между ног. Тот взвыл, выронил автомат, схватился обеими руками за пах, из которого хлестала кровь, и медленно опустился на пол.

Эйб не стал выдергивать нож, а прижал руки к животу и ощутил что-то скользкое и липкое.

Вокруг пронзительно кричали дети.

Он повернулся к выходу из автобуса и только теперь вспомнил, что у него на плече висит автомат. Но когда он потянулся, чтобы сдернуть его, то почувствовал, что то скользкое и липкое, что он придерживает одной рукой выскальзывает из живота.

Ступеньки...

На первой же из них он споткнулся и скатился на снег, который покрылся вокруг него брызгами крови.

В двух десятках шагов от него лежала мертвая Джилл Бейтс.

Недалеко от нее валялись трупы еще трех террористов.

— Молодец, Джилл, — прошептал Кросс.

Он перекатился и открыл огонь из автомата, методично расстреливая разбегающихся бандитов. Эйб перестал стрелять и вдруг услышал в наступившей тишине:

— Ты кто?

Он поднял голову. Рядом с ним стоял человек с пистолетом.

— Эйб. А ты?

— Гюнтер Ран. Ты только что оказал мне неоценимую услугу. А я ломал себе голову, как от них от всех избавиться. А ты и эта сука решили все проблемы без меня.

— Но это не все, — с трудом улыбнулся Кросс. — Я знаю то, чего не знаешь ты.

Ран опустил пистолет и засмеялся.

— Знаю. Ты хочешь сказать, что твои ребята окружили долину?

— Нет. Говори, ты же вес равно умираешь.

— Да, я умираю...

— И что же это такое, что ты знаешь, а я — нет? — снова засмеялся Гюнтер.

Эйб поднял ствол автомата и нажал на спусковой крючок.

— То, что у меня не кончились патроны, сука, — прохрипел он под грохот выстрелов.

Ран без крика упал навзничь.

Кросс выронил автомат.

“Все-таки не надо было так ругаться в присутствии детей”, — подумал он, закрывая глаза.

Глава 38

Левая рука Аргуса была на перевязи, но, за исключением этого, выглядел великолепно.

Дарвин Хьюз откинулся в кресле. В фойе гостиницы было полно людей и ему стоило немалых трудов удерживать от посяганий свободное кресло для Аргуса, который опоздал на десять минут.

— Извини за задержку. А мы не могли встретиться где-то в другом месте?

— Только не у тебя!

— Ты хочешь сказать, что эта гостиница принадлежит тебе? — усмехнулся Аргус.

— Нет, но мне принадлежит пистолет, который лежит у меня в кармане.

И Дарвин поправил полу плаща, под которой находился курносый “Спешл” тридцать восьмого калибра.

— Пистолет.

— Ну да. Это знаешь, такая штука, из которой — бах, бах — и нет человека.

— Но ведь эта штука наделает очень много шума.

— Да, но ты его уже не услышишь.

— Ладно, — вздохнул Аргус. — Давай ближе к делу. Ты же знаешь, все было не так просто. Меня ранили, — показал он на руку.

— Бедный ребенок!

— Послушай, я ценю то, что сделали эти ребята....

— Кросс и Бэбкок? Как у них дела?

— Живы. С Бэбкоком все в порядке, теперь ему нужен только отдых. Хорошо, что мы сразу напали на ваш след в горах.

— Да, но мы уже и сами выходили оттуда. Как Кросс?

— Его состояние похуже. Кишки ему заправили назад, теперь врачи заняты тем, что пытаются заставить их работать. А ты куда исчез?

— Тот человек в костюме, который появился после того, как я попал в долину, из которой спасли детей, рассуждал о том, что знает, как одним махом решить навсегда все проблемы. Я и подумал, что буду только мешать.

— Послушай, Дарвин...

— Что, Роберт?

— Не слушай ты этих умников, у которых всегда есть один способ для решения всех проблем. Я сказал тому, в костюме, все, что думаю по этому поводу. Ответь лучше, когда ты уже будешь верить мне?

— А ты мне? Жаль, что ты ничего не знал о Ларрейби и Джилл Бейтс.

Аргус прокашлялся.

— Да, сказать правду, не знал. А умник в костюме знал. Они думали, что это выведет их на след бриллиантов, которые разыскиваются правительством еще со времен войны. Чушь собачья. Ил надо было рассказать нам об этом.

— Вот именно.

— Ну ладно, что будем делать дальше? Мы ведь по-прежнему в одной команде? — спросил Аргус.

— Не знаю, — тихо ответил Хьюз.

Необходимо было еще согласие Люиса Бэбкока и Эйба Кросса...

Кросс оказался храбрецом и, что самое главное, сделал все, что от него требовалось, сам едва не погибнув при этом. То же можно сказать и о Люисе Бэбкоке.

— Посмотрим генерал, — добавил Дарвин, посмотрел на Аргуса и улыбнулся.

27
{"b":"2314","o":1}